Список жертв, стр. 74

— Риган, вы не понимаете! Он был здесь!

— Я поняла. Он был здесь и теперь прислал нам письмо.

Она подошла к Алеку и, прислонившись к его плечу, взглянула на письмо. Алек положил его на стол и прижал сверху серебряным ножом для разрезания бумаги, чтобы лист не сворачивался.

Это был очередной список жертв. Только теперь он был озаглавлен по-другому. «Список тех, кого мы хотим убить», — значилось наверху. Слово «мы» было подчеркнуто несколько раз. Остальное написано от руки печатными буквами. Убийца перечислил все фамилии из предыдущих списков, только строчки с фамилиями мисс Пэтси и детектива Суини были перечеркнуты. Напротив фамилий доктора Шилдса и его телохранителей стояли вопросительные знаки. А ниже появилось еще одно имя. Хейли Кросс. Под этим именем была приписка: «Эта услуга увеличивает твой долг».

Алек уже набрал номер полицейского управления и ждал, пока Уинкотт возьмет трубку. Он быстро спросил Риган:

— Ты знала эту женщину?

— Нет, — прошептала Риган. Она была так перепугана и расстроена, что не обратила внимания на прошедшее время, в котором был задан вопрос. — Алек, мы должны предупредить ее. Боже, хоть бы полиция нашла ее до того, до того как он…

Генри ткнул пальцем в лист и дрогнувшим голосом сказал:

— Риган, ее имя зачеркнуто. Думаю, это значит, что она уже… что он убил ее.

— Нет-нет, Генри, мы не станем так думать только потому, что ее имя зачеркнуто. Вдруг она жива. — Риган трясло. Ее охватила паника. — Полиция успеет спасти ее!

Алек осторожно оторвал от себя руки Риган и вышел в холл, чтобы объяснить Уинкотту, что за письмо они получили.

Девушка почувствовала, что к горлу подступает тошнота. Она схватилась за край стола и уставилась в стену.

— Я не понимаю, — жалобно прошептала она. — Почему он посылает мне эти списки. И что — во имя Господа — должны значить слова «мы хотим убить»?

— Мне кажется, я слышал это имя, но не помню где, — пробормотал Генри, хмурясь. — Хейли Кросс, что-то очень знакомое.

На пороге появился Алек и сказал, что Уинкотт и Брэдшоу уже едут.

— Но ведь сегодня воскресенье, — выпалил Генри и тут же осознал, что слова его звучат по-детски.

Алек пожал плечами:

— Джон работал, а Брэдшоу был дома.

— Они найдут ее, Алек? Полиция постарается предупредить ее? — Риган смотрела на него беспомощными глазами.

Он обнял ее за плечи и негромко сказал:

— Слишком поздно.

Она отшатнулась. Вырвалась из его рук и принялась мерить кабинет шагами. Как он может вот так сразу поверить в то, что девушка мертва?

— Ты не можешь знать! Если они сразу же начнут разыскивать ее, то…

— Они ее нашли. — Алек взъерошил волосы, внимательно наблюдая за Риган, которая металась по кабинету.

— Где?

— В морге.

— Боже мой!

Она налетела на Алека, уткнулась носом ему в грудь и закрыла глаза. Он обнял ее и прижал к себе. Генри рухнул в кресло, словно у него не осталось сил-.

— Как… как он убил ее? — спросил юноша.

Алек смотрел на фотографию на стене. Все вдруг встало на место.

— Она бегала в парке, — сказал он, думая вслух.

— Конрад-парк! — воскликнул Генри. — Так вот откуда мне знакомо имя! Риган, вы не помните? Мне кажется, я упоминал… Я прочел про нее в газете.

Алек всматривался в статью на стене.

— Здесь написано, что ты три раза в неделю бегаешь в этом парке, — сказал он.

— Я бегала там раньше, — прошептала Риган.

— А потом в отеле установили ту новую дорожку, и стало удобнее заниматься здесь, — закончил за нее Генри.

Алек вытащил телефон и набрал номер Уинкотта.

— Вы где?

— У входа в отель.

— Ты помнишь описание внешности Хейли Кросс?

— У меня с собой документы из ее дела и фотографии. Мы поднимаемся, Алек.

Алек не мог просто стоять и ждать. Он вышел в коридор и мерил его нетерпеливыми шагами. Как только из-за поворота показался Уинкотт, Бьюкенен бросился к нему:

— Скажи, Хейли можно перепутать с Риган?

— Не думаю. Риган Мэдисон вообще невозможно ни с кем спутать. — Джон остановился и вынул из папки фото. — Впрочем, рост и вес приблизительно те же. Волосы длинные. Сзади вполне похожа.

— Кто похож? — Риган стояла на пороге кабинета, глядя на мужчин лихорадочно блестящими глазами.

Она посторонилась, пропуская детективов.

— Можно перепутать одного человека с другим, — мягко сказал Уинкотт. — Покажите мне письмо.

Он прочел его вслух, потом покачал головой:

— Похоже, этот парень пытается переложить на Риган часть ответственности. Это напрашивается из слов «мы хотим»… Да и все остальное, м-да, не нравится мне то, к чему это нас ведет.

— И какой же из этого вывод, Джон?

— Сам знаешь, — буркнул Уинкотт. — Он считает, что там, в парке, на месте Хейли должна была оказаться Риган.

— Думаешь, он ждал ее?

— Да. Он прочел статью в газете, а там черным по белому написано, что она бегает в этом парке три раза в неделю.

— То есть он убил ту девушку по ошибке? — спросила Риган.

— Да. Он шел туда для того, чтобы убить тебя.

Глава 39

Многие подробности убийства Хейли Кросс остались неизвестными широкой публике. Полиция сочла, что так будет лучше. Бьюкенен и Уинкотт также предпочли бы не посвящать Риган в страшные детали, тем более что отчет о вскрытии несчастной девушки мог заставить самого бывалого копа почувствовать дурноту. Но — всегда есть «но». Существовал небольшой шанс, что какая-то деталь, ничего не говорящая специалистам, поможет Риган вспомнить нечто существенное и прольет свет на личность убийцы.

Уинкотт прислонился к подоконнику, в одной руке он держал бутылку с водой, в другой — папку с отчетом о вскрытии. Алек сидел рядом с Риган на диване и внимательно наблюдал за ней. Детективы по очереди сообщали ей ужасающие подробности, и она никак не могла взять в толк, почему они так спокойны. Неужели им не становится плохо, страшно, неужели они не жалеют погибшую девушку? Когда Уинкотт прочел, что убийца сделал с ногами Хейли, Риган почувствовала приступ дурноты. Алек заметил, что ей нехорошо: руки Риган сжались, и она резко побледнела. Он был удивлен, чтоона до сих пор держится. Мужественная девочка. Если бы они были одни, он обнял бы ее и сказал ей это. Сказал бы, что гордится ею.

— Ты как, Риган? — спросил Уинкотт. — Может, перерыв сделаем?

— Нет-нет, я в порядке.

Уинкотт швырнул папку на стол. Алек встал и вынул из него фотографию Хейли Кросс. Протянул ее Риган. Она взяла снимок с опаской, но была удивлена тем, как мирно выглядит убитая женщина.

— Ты ее знаешь?

— Нет. Она училась в университете?

— Уже закончила, — ответил Алек.

— Просто жила рядом с кампусом, — добавил Уинкотт. — Друзья сказали, что она регулярно совершала пробежки в парке.

— Она жила одна?

— У нее был приятель. В ту ночь, когда ее убили, его не было в городе — уезжал по делам. Она говорила, что собирается навестить родителей, пока он будет в командировке, поэтому после возвращения в Чикаго он не удивился, не застав подружку дома. Прошло несколько дней, прежде чем ее хватились.

Риган помолчала, потом, собравшись с силами, спросила:

— Я не понимаю, почему он это сделал? Я имею в виду ее ноги…

Уинкотт поспешно сказал:

— Коронер говорит, что она умерла от удара по голове. Это было до того, как псих взялся за ее ноги.

— Она сопротивлялась, — сказал Алек. — Под ногтями нашли кожу, так что его ДНК у нас есть.

Он забрал у Риган фотографию и убрал ее обратно в папку. Она видела, что Алек волнуется за нее, поэтому коротко улыбнулась ему, показывая, что все в порядке, встала и подошла к столу, где стояли бутылки с водой.

— Будешь? — Она взяла стакан.

— Давай.

Риган хотела было вернуться на диван, но вдруг обнаружила, что ноги плохо слушаются. Она торопливо села к столу. Может, надо было уехать в Мельбурн со Спенсером? Там было бы безопаснее и не так… ужасно ждать. Она покачала головой. Это минутная слабость, никуда она не поедет. Не станет убегать от этого больного на голову придурка.