Список жертв, стр. 7

— Вы же знаете — есть мнение, что ваш брат никогда не спит.

Ничего подобного, подумала Риган. Спать-то он, конечно, спит, а вот личной жизни у него нет, это точно. Но вслух этого говорить не стоило, и она поинтересовалась:

— А о чем доклад?

— Планы экспансии, — сказал Пол. Его забавлял испуганный вид Риган. Словно она ждала, что из листов бумаги появится жаба или еще что-нибудь несимпатичное. — Прежде чем приступить к осуществлению задуманного, Эйден желает узнать ваше мнение. Уокер и Спенсер уже все одобрили.

— Уверена, они не читали такой толстенный доклад!

— Вы правы — от них этого и не требовалось.

Риган все же пришлось взять в руки объемистую папку, и она с трудом пристроила сверху свой ноутбук.

— Я не понимаю, — жалобно протянула она. — Когда мы виделись в Риме, Эйден ни словом не обмолвился ни о каком докладе. Расстались мы вчера, а сегодня к утру я должна быть в курсе еще не прочитанных бумаг?

Гринфилд взирал на нее с сочувствием и охотно пояснил:

— Видите ли, тут произошла путаница. Я уже печатал для вас этот доклад, но первая копия просто-таки испарилась. Я лично передал ее Эмили. Она утверждает, что отдала ее Генри, вашему помощнику. А Генри должен был передать доклад лично вам.

Эмили занимала должность личного помощника Эйдена и не входила в число людей, с которыми Риган хотелось бы дружить. Чаще всего ей хотелось убить несносную женщину.

— Если бы она отдала бумаги Генри, он передал бы их мне. Пол не зря столько лет проработал в отеле. Он улыбнулся и дипломатично ответил:

— Боюсь, случившееся так и останется тайной. Не думаю, что стоит тратить время и силы на разгадку.

— Нет здесь ничего таинственного! — запальчиво возразила Риган. — А то вы не знаете, что Эмили…

— Не стоит делать поспешных выводов, — быстро прервал ее Гринфилд. — К тому же у вас не так много времени. Эйден ждет от вас ответ к полудню.

— К полудню?!

— Именно. И он просил передать, чтобы вы не беспокоились о разнице во времени.

Риган сжала зубы.

— Что ж, прекрасно. Я прочту это к полудню. Пол улыбнулся ей одобрительно:

— Если у вас возникнут вопросы — я буду у себя в кабинете до одиннадцати. Потом лечу в Майами.

Он пошел к себе, а Риган все стояла на месте, и ей казалось, что тяжесть документов возрастает с каждой секундой.

— Вы это специально, да! — воскликнула она наконец. — Вы с братом сговорились замучить меня насмерть!

Пол засмеялся, помахал ей рукой и скрылся за дверью своего кабинета.

Глава 3

Убийство было ошибкой.

Мужчина стоял неподалеку от входа в здание, укрывшись в его тени. Уже наступил вечер, день потерял краски, и фигура человека на фоне серых стен была плохо различима. Он ждал, пока появится та, которую он выбрал. Было сыро и холодно. Вечер превратился в ночь. Мужчина взглянул на часы — он ждет здесь уже два часа. Два часа, в течение которых он не позволял себе подумать о неудаче и продолжал надеяться. Но теперь, похоже, придется признать, что его охота не удалась.

Неудача оставила горький привкус во рту и отвратительное чувство собственной никчемности. Он сел в свой джип и поехал домой. Разочарование и стыд за неудачу были так сильны, что на глаза навернулись слезы. Салон наполнился странными звуками. Мужчина не сразу сообразил, что он сам издает эти тяжелые, глухие рыдания — хриплые всхлипывания взрослого и не привыкшего плакать человека. Нужно взять себя в руки. Он нетерпеливым жестом вытер слезы. Дрожь в руках усиливалась. Сначала мужчина решил, что причиной тому холод, но в салоне было тепло, и он понял, что его трясет от страха. Он не смог выполнить задуманное. Что с ним будет? Демон этого так просто не оставит. Слезы вновь потекли по лицу. Из груди поднимался вопль отчаяния.

И вдруг мужчина увидел перед собой въезд в Конрад-парк. Демон привел его на нужное место. Он четко помнил ту газетную статью, где была ее фотография. Девушка открывала дорожку для занятий бегом и спортивной ходьбой именно в этом парке. Трасса аккуратной восьмеркой расположилась среди деревьев и кустов, и дальний ее конец подходил к университетскому кампусу. В статье была схема.

«Ты найдешь ее здесь», — шепнул демон.

Мужчина почувствовал огромное облегчение. Словно груз принятия решений и руководства действиями взял на себя кто-то другой, а ему осталось лишь любоваться безукоризненно выполняемой работой. Чуть проехав вперед, он нашел удобное место для парковки. На ближайшем столбе висел плакат с призывом присоединяться к благотворительному массовому забегу, который вскоре состоится в северной части города. На фотографии красивая молодая девушка рвала финишную ленточку пышной грудью.

Мужчина распахнул дверь и хотел уже выбраться из машины, как вдруг ему пришло в голову, что он одет совершенно неподобающим образом. Он собирался встретить избранницу в деловом районе, а потому облачился в униформу бизнесмена: темный костюм, белая рубашка и консервативный галстук в полоску. Именно в таком виде он каждый день ходит на работу, так легче всего смешаться с толпой в районе, где полно офисов. Единственный элемент маскировки, который он захватил, — бейсбольная кепка. Мужчина планировал надеть ее, если придется преследовать девушку по улицам. Если надвинуть козырек пониже, то опознать его будет практически невозможно.

Но теперь все изменилось: это другой район, здесь обитают преимущественно студенты и члены академического сообщества. «Пользуйся тем, что есть», — шепнул демон.

Взгляд мужчины остановился на темном деловом кейсе, который валялся в машине. Чем, собственно, бизнесмен отличается от профессора? Почему бы ему не сойти за преподавателя, который торопится куда-то по своим делам?

Пока он раздумывал, пошел дождь. Мужчина с тоской взглянул на серое небо. Проклятие, льет уже четыре дня подряд, но он специально послушал прогноз погоды, и метеоролог твердо пообещал, что сегодня осадков не будет. Сукин сын обманул. Или просто ошибся. Следовало захватить с собой зонтик, но теперь уже поздно.

Подчиняясь неслышной команде, он подхватил кейс и пошел по дорожке решительной и твердой походкой человека, у которого есть цель. Морось пропитывала одежду, но он не особо обращал на это внимание; внутри росло напряжение, и он был занят тем, что высматривал место для засады. В чертовом парке оказалось не так уж много подходящих участков. К тому же следовало учитывать, что в тени деревьев женщина будет проявлять инстинктивную осторожность. Что касается дождя… вряд ли он помешает ей готовиться к важным соревнованиям. Сторонники спортивного бега склонны предаваться своим тренировкам в любую погоду, это составляет часть концепции и обязательной составляющей успеха. Итак, сомнений нет, он обязательно найдет ее именно здесь.

Место, ему нужно место для засады. Мужчина шел уверенной походкой и внимательно оглядывал окрестности, но пока ничего подходящего не попадалось. Фонари, стилизованные под старинные газовые лампы, были установлены через каждые двадцать футов, иногда чаще — как у стены того здания. Что это задом? Ага, вот указатель — лекционный зал. Черт, куда же тут можно спрятаться?

— Не пойдет, не пойдет, — бормотал он, продвигаясь вперед. Костюм стал мокрым и неприятно плотно облегал тело. Что это там лежит? Он сошел с дорожки и пригляделся. На земле лежала лопата. А вдоль самой стены дома трудолюбивые садовники меняли кусты. Они выкопали старые, плохо растущие экземпляры и подготовили глубокие ямы для посадки новых. Один из работяг и позабыл лопату… и не только лопату. Мужчина сделал еще шаг вперед и уставился на небрежно свернутый рулон оранжевой заградительной ленты, рядом с которым валялся молоток. Ржавый, но вполне подходящий. Мужчина наклонился и поднял молоток. Покачал рукоять на ладони, привыкая к весу. Идеально. Он не подумал принести с собой оружие, зная, что силен достаточно, чтобы справиться с любой женщиной голыми руками. Но если кто-то приготовил для него прекрасное оружие — глупо не воспользоваться подарком. Лучше проявить разумную осторожность, чем сожалеть об упущенных возможностях. Держа молоток в опущенной руке, он пошел вперед — туда, где дорожка совершала довольно резкий поворот. И сразу же понял, что нашел идеальное место для засады. Трудолюбивые садовники не ограничились копанием ям. Они оттащили сухие кусты и обрезанные ветки деревьев от здания и свалили их в огромную кучу. Путаница ветвей выглядела угрожающе; засохшие, узловатые корни тянулись к дорожке, словно щупальца осьминога. Вполне вероятно, что завтра приедет грузовик и всю эту кучу увезут. Но завтра его не интересует. Он огляделся: кругом безлюдно. Тогда мужчина поднял небольшой камень и одним точным броском разбил ближайший фонарь. Огляделся еще раз. Все еще слишком светло. Новый бросок — и второй фонарь брызнул осколками и погас.