Именно в этот раз, стр. 8

– Может, кольцо имело для нее какое-то особое значение? – Джози облизнула пересохшие губы и подозрительно посмотрела на мужа. – Ты ведь не тронул ее, верно, Змей?

Спунер и Hoax, стоявшие сзади, разразились глухим лающим смехом.

– Не стоит говорить об этом, – заявил Hoax, покручивая свои рыжеватые усы. – Когда Дек ткнул своим пистолетом в ребра старикашке и пригрозил, что выстрелит, милашка с перепугу никак не могла снять это кольцо с пальца.

Дек, двоюродный брат Змея, высокий, жилистый, тоже белокурый парень, нагло усмехнулся:

– Жаль, что ты не позволил притащить ее сюда, Змей! Ты-то сам отхватил себе вон какую красотку. А мы остались пи с чем.

– Ага, ты приволок бы малышку сюда, а этот старый придурок, ее папаша или дед, натравил бы на нас целую свору полицейских. – Змей с жадностью повертел в руках другие золотые украшения, валявшиеся на столе, а потом раздал несколько из них своим товарищам. – На это, мальчики, вы сможете купить себе любую красотку. Поедем в город, развлечемся немного.

– Как… как она выглядела? – спросила Джози, не отрывая глаз от кольца, валявшегося среди груды монет.

– Кто? – Сосредоточенно поджав губы, Змей перебирал свои сокровища и мысленно прикидывал стоимость каждого.

– Та молодая англичанка.

Змей пожал плечами и вытащил из красивого кожаного бумажника кипу банкнот.

– Бледная, худенькая такая, того и гляди сломается. Волосы желтые, вроде как солома. Эй, а почему ты об этом спрашиваешь? – Змей шлепнул Джози по заду сильной жилистой рукой. – Иди готовь ужин. Стосковался я по жареным цыплятам да пирогу с персиками. Поторапливайся, мы с ребятами умираем от голода.

Очнувшись от этих воспоминаний, Джози взяла аккуратно сложенный клочок бумаги и вновь, как в ту памятную ночь, перечитала письмо, лежавшее в сумочке Алисии Денби.

Дорогая мисс Денби!

С сожалением сообщаем, что информация по интересующему Вас вопросу очень скудна. Мы ничего не сумели узнать о персоне, которую Вы разыскиваете, однако Вы, возможно, пожелаете навести справки в сиротском приюте Маргарет Мэплсон в Шарлотте, штат Северная Каролина. В связи с весьма большим количеством подкидышей многие из них, оставленные на наше попечение, были отправлены нами туда за несколько месяцев до окончания войны…

Остальная часть письма была оторвана. Читая уцелевшие строчки, Джози чувствовала, как по ее телу пробегает холодок. Мисс Денби явно искала какого-то ребенка-сироту – ребенка, который появился на свет во время войны. И ей принадлежало кольцо, очень похожее на драгоценную брошку Джози. Об этой брошке она никому никогда не рассказывала: ни Змею, ни Поупу Уотсону, ни Рози, ни Пенни. Словом, о ней не знала ни одна живая душа.

А что, если они с этой мисс Денби родственницы? Правда, по словам Змея, мисс Денби блондинка, а у Джози каштановые волосы, но ведь степень родства бывает разной… Может, они кузины. Или…

Или даже сестры.

Нет. Джози тряхнула головой. Не надо больше об этом думать. Глупо предаваться розовым мечтам. В детстве, кочуя от одних приемных родителей к другим, она всегда надеялась, что вот-вот отыщет свой собственный дом и родных. И это будет не просто ферма, где придется подавать завтрак и ужин, штопать чьи-то носки, подрубать швы, кормить животных, а настоящий дом. Дом, где близкие люди обнимут ее, скажут добрые слова, потреплют по плечу, разделят вместе радости и печали. Но эти надежды так и не сбылись…

Самым близким ей человеком стал Поуп Уотсон – бывший мелкий торговец маслом, зазывала на ярмарках и ловкий карманник, женившийся на суроволицей вдове из Монтаны. Она написала письмо в Общество приютских детей, выразив желание усыновить мальчика.

Эмми Лу Даннер, которая рассчитывала, что приемыш поможет ей управиться с маленьким ранчо, расположенным у подножия Бертдских гор, не слишком обрадовалась, увидев четырнадцатилетнюю, не по возрасту миниатюрную Джози. Но что делать! Всех мальчиков уже разобрали. Однако через два года, когда на ранчо появился Поуп, ситуация изменилась к лучшему. В отличие от длинноносой суровой Эмми Лу Поуп обращался с девчонкой как с членом семьи. Он шутил с ней, похваливал ее стряпню и даже помогал выполнять бесконечные поручения миссис Даннер, которая требовала от Джози очень многого в обмен на жилье и еду. Когда хозяйка отправлялась в гости к соседке или уезжала в город за провизией, Поуп учил Джози искусству обчищать чужие карманы и мухлевать в карточных играх. Она знала, что этот грубоватый жулик по-своему любил ее.

Той же зимой миссис Даннер умерла, и Поуп совсем запустил ранчо. Ночи он проводил в городе: пил там и играл, возвращаясь домой только на рассвете. Как-то раз, играя в покер в одном захудалом окраинном салуне, Поуп повстречался со Змеем Баркером и без особых колебаний присоединился к его шайке. С тех пор жизнь пошла совсем по-другому. Следующие два-три года Поуп постоянно уезжал куда-то и отсутствовал месяцами, оставляя Джози одну на их опустевшем, заброшенном ранчо, где ей самой приходилось добывать себе пропитание.

Но она старалась изо всех сил, к тому же Поуп всегда возвращался с деньгами. Джози не хотела знать, откуда они брались: ведь Поупа уже не переделаешь. Потом он отправлялся на фургоне в город и доверху набивал его продуктами, чтобы Джози хватило их надолго. Дарил лакричные леденцы и ленты – как будто она все еще была ребенком! Обещал, что будет экономить и когда-нибудь купит Джози такое красивое розовое платье, что закачаешься.

Платье Поуп так и не привез, зато однажды вечером притащил на ранчо Змея и его ребят, пригласил их поужинать, а потом позволил остаться на ночь. Змей Баркер влюбился в Джози с первого взгляда и решил, что она непременно должна выйти за него замуж.

Джози отвергла притязания молодого предводителя бандитской шайки, ничуть не соблазнившись его неуклюжими комплиментами, смазливой физиономией и нечесаными белокурыми волосами. Тогда Змей дал понять, что Поуп постарел и стал не нужен: ведь он не может, как в былые годы, метко стрелять и ловко управляться с лошадью. Поэтому, если Джо откажется принять предложение Змея, старика пустят в расход.

При воспоминании об этом Джози содрогнулась. Но ничего, все это уже позади. И Змей тоже остался в прошлом. Она таки сбежала, прихватив деньги, кольцо мисс Денби и обрывок письма. Взглянув еще раз на мешочек с драгоценностями, Джози погладила сложенный клочок бумаги, закрыла глаза и погрузилась в мысли о будущем.

– Англия, – шепнула она. – Я искала так долго и потратила столько сил. И вот теперь наконец-то я, может быть, узнаю, кто мои родители, найду ответы на свои вопросы… Надо только попасть в Англию.

Глава 5

Итэн лежал с закрытыми глазами, распростершись пластом на тюремной койке. В голове у него словно стучали молоточки, под опущенными веками вспыхивали ослепительные красные огни, а во рту был такой противный привкус, словно он проглотил целое ведро песка. Сэвидж сомневался, что сумеет подняться даже под дулом пистолета. Да что там подняться – разлепить веки и то невыносимо трудно!

Ему хотелось вновь нырнуть в темную пучину забытья и укрыться там – в тишине и покое. Но его мучила боль в висках, а желудок будто выворачивало наизнанку. Итэн глухо застонал, с отвращением поняв, что сознание неумолимо возвращается к нему.

– Очухался, Сэвидж?

Он притворился, что не услышал этот грубый голос, резко отдававшийся в ушах. Кто бы это ни был, пусть катится к черту.

– Сэвидж! Да просыпайся же ты, сукин сын! Тут кое-кто хочет поговорить с тобой. Будь я проклят, если знаю о чем.

– Милорд, кажется, наступил подходящий момент, чтобы продолжить наш разговор, – сухо и четко произнес Лэтерби.

При звуках его голоса на Итэна нахлынули прежние, весьма неприятные воспоминания.

– Убирайся к дьяволу! – тихо произнес он и тут же умолк, издав слабый стон, – с таким трудом дались ему даже эти слова.

– Что ж, если вы действительно желаете, чтобы вас оставили в покое, я уйду. Но шериф Миллс и мистер Стикли, чей салун вы вчера разгромили, уверяют, что вам придется пребывать здесь долго. Если, конечно, вы откажетесь от моей помощи.