Именно в этот раз, стр. 15

Ловкая воровка и грациозная танцовщица вполне может оказаться хорошей актрисой. Достаточно хорошей для того, чтобы несколько месяцев дурачить Гризмора и все лондонское общество. Но ее придется держать в ежовых рукавицах.

– Я хочу поговорить со своей женой, – сказал Итэн, не сводя глаз с лица Джози. Ее рот слегка приоткрылся от удивления, глаза округлились, потом она нервно облизнула губы и крепко сжала их. – Лэтерби, оставьте нас одних.

Глава 7

Лэтерби вышел из салона, закрыв за собой дверь, и супруги наконец-то остались одни.

– Не надо так бояться меня, – сказал Итэн, презрительно скривив губы в подобии улыбки. – Я не собираюсь в тебя стрелять.

Джози скрипнула зубами: в голосе Итэна явственно звучала насмешка, а гордость не позволяла выглядеть в его глазах трусихой.

– Я знаю. И вы напрасно думаете, будто я испугалась.

– Это доказывает лишь, то, что ты лишена здравого смысла. – Итэн отступил назад и сдвинул шляпу на затылок.

Джози, увидев его вновь нахмурившиеся брови и опасный блеск в глазах, чуть не обмерла от ужаса и лишь большим усилием воли заставила себя сложить руки на коленях и сохранить спокойное выражение лица.

– Ты голодна? – спросил Итэн, указывая на серебряные блюда, стоявшие на столе.

Джози отрицательно покачала головой.

– Чашечку кофе?

– Мистер Сэвидж, а почему бы нам просто не перейти к делу и не покончить со всей этой болтовней?

Его черные брови взметнулись вверх. В глазах на мгновение мелькнуло удивление, но быстро исчезло, уступив место холодному одобрению.

– Вы ведете себя не слишком по-женски, мисс…

– Миссис! – Глаза Джози вспыхнули фиолетовым огнем. – Миссис Итэн Сэвидж. Неужели вы забыли?

– Черт, я хотел бы забыть…

– Это была ваша идея, а не моя, – с горечью отозвалась Джози и, вскочив с места, сжала руки в кулачки. – Я понимаю, вы сожалеете, что женились па мне. Я тоже не слишком рада такому замужеству. Но вы глубоко ошибаетесь, если думаете, что я буду сидеть здесь и спокойно слушать, как вы кричите на меня, оскорбляете и запугиваете.

Повернувшись, она направилась к двери, но не успела сделать и двух шагов, как Итэн схватил ее за руку и потащил обратно.

– Умерь свою прыть.

– Пустите!

– Я не хотел оскорбить тебя. Не будь такой гордячкой. Но должен признаться, я и впрямь поступил необдуманно, женившись на воровке.

– Я не… – Не закончив фразу, Джози прикусила губу. – Ладно, вы правы – я ведь украла ваши деньги. – И она метнула на Итэна взгляд, полный ярости. Он ответил ей тем же.

– Не только деньги.

– Хорошо, я украла ваши, карманные часы.

– Я бы не удивился, если бы ты с меня и штаны сняла.

Джози открыла было рот, но Итэн не стал дожидаться возражений.

– Побереги слова. Лучше верни мои вещи. Их взгляды скрестились, словно шпаги.

– Я так и сделаю, – спокойно сказала Джози, – если вы отпустите мою руку.

Только сейчас Итэн сообразил, что вцепился в нее мертвой хваткой, и мгновенно разжал пальцы. Джози взяла свой саквояж и принялась рыться в нем, стараясь сохранить при этом достойный вид. Она ощущала на себе горячий тяжелый взгляд Итэна; казалось, он прожигал ее сквозь одежду. Джози поспешно копалась в вещах: чистая ночная рубашка, потертый мешочек с драгоценностями, еще какие-то тряпки… расческа… и вот наконец носовой платок, в котором завернуты бумажник и тяжелые золотые часы. Она молча протянула их Итэну.

А он по-прежнему пожирал ее глазами. Джози физически ощущала исходившее от него напряжение. Разговор явно был еще не закончен.

– Вы хотите сказать мне что-то еще? – спросила она, скрывая за резкостью тона охвативший ее стыд. Разве можно винить этого человека за то, что он считает ее воровкой? Ведь так оно и есть.

Итэн убрал деньги и спрятал часы в карман брюк. Его лицо помрачнело. Эта маленькая потаскушка, видно, ни в чем не раскаивается. Но за ее явной нервозностью что-то таится. Угрызения совести, стыд? Вряд ли. Скорее всего сожаление. Да, она сожалеет о том, что была поймана с поличным и теперь вынуждена стоять лицом к лицу со своей жертвой.

Впрочем, из них двоих эта девица как раз больше и походит на жертву. Сконфуженная, напряженная, уставшая, его маленькая жена имеет весьма потрепанный вид. Под ее прелестными миндалевидными глазами залегли синие тени, в лице пи кровинки. Наверное, она спала всего час-два и ничего не ела со вчерашнего дня.

«Но это меня не касается, – убеждал себя Итэн. – Она ничего для меня не значит. Я использую ее в своих интересах, а потом избавлюсь навсегда. Она получит соответствующую награду, а женщинам такого рода ничего больше не нужно».

– Нам еще о многом придется поговорить, – ответил он спокойно, отметив про себя, как при первых же звуках его голоса девица опять гордо вскинула голову. – Начнем с двух вопросов. Первое: по словам Лэтерби, вчера ты очень помогла – сделала мне перевязку и остановила кровь. Он похвалил тебя за сообразительность и умелость. Приношу свою благодарность, – бесстрастно закончил Итэн.

Удивленная Джози только кивнула в ответ и снова покраснела. Почувствовав, как загорелись щеки, она еще сильнее смутилась и выругала себя за то, что до сих пор не научилась владеть собой.

– Я не сделала ничего особенного. Любой на моем месте поступил бы так же. Ну а кроме того, я кое-чему научилась у Бекеров. – Пристальный взгляд Итэна выводил Джози из равновесия, и она продолжала болтать как заведенная: – Видите ли, я некоторое время жила с этой семьей. Миссис Бекер ухаживала за ранеными солдатами во время войны между штатами, поэтому даже много лет спустя люди звали ее на помощь, если поблизости не было доктора.

– Плевать я хотел на твоих Бекеров! – прервал эти излияния Итэн и, шагнув вперед, схватил ее за плечи. – По-моему, ты просто стараешься сменить тему разговора.

– Нет, я… – Джози запнулась, почувствовав неловкость, и не смогла закончить фразу.

А вообще-то Джозефина Купер была порядочной болтушкой, и это ее свойство особенно усиливалось, когда она нервничала. Окружающие тогда раздражались – все, кроме Поупа Уотсона.

– Продолжайте, – сказала Джози уже более спокойно. – О чем еще вы собирались со мной поговорить?

Итэн пристально смотрел на ее удивительные глаза, полуприкрытые длинными ресницами. Странно, она выглядит совсем невинной, хотя он прекрасно знает, что это не так. Но с виду… с виду его женушка-воровка похожа на чистую, непорочную фермерскую дочку или ученицу воскресной школы. А голос у нее приятный и певучий, от такого голоса у мужчины все внутри переворачивается.

Но, тут же взяв себя в руки, Итэн постарался настроиться на прежний лад.

«Ты слишком опытен, чтобы поддаться на уловки какой-то мелкой мошенницы, – твердил он себе. – Держись своей линии. Надо запугать ее до смерти. Немедленно».

– Да, вот еще что. – Итэн притянул к себе Джози так резко и неожиданно, что она едва не задохнулась от страха. – Предупреждаю: если ты доставишь мне в Англии хоть какие-то неприятности, то пожалеешь, что родилась на свет. Уж я позабочусь об этом. Ты закончишь свои дни в Ньюгейтской тюрьме, а там куда хуже, чем в камере полицейского участка в Абилене, поверь мне.

Глядя на суровое лицо Итэна, Джози ни на секунду не усомнилась в его словах, и ей вдруг показалось, что в салоне стало совсем тесно. Рослый Итэн возвышался над ней, словно башня, его крепкая, как гранит, грудь прижималась к ее трепещущей груди, сильные руки обвивались вокруг хрупкого тела. И вдруг вновь странная жаркая волна наслаждения от близости с этим человеком захлестнула ее изнутри. Ей хотелось вырваться и бежать, но вместо этого она повела себя так, как всегда делала в приюте, когда какой-нибудь хулиган загонял ее в угол. Джози набрала в грудь побольше воздуха и отчаянно ринулась в бой:

– Я тоже честно предупреждаю вас, Итэн Сэвидж! Если вы хоть чем-то обидите меня, я всему Лондону расскажу о ваших подвигах: о том, как вы силой заставили стать вашей женой совершенно незнакомую женщину, только чтобы выполнить условия отцовского завещания и прикарманить денежки…