Замок на песке, стр. 22

– Я тебя не просил, Квинби. Ей и так досталось…

– Да Бога ради! Ведь она живой человек! – прервала его Квинби. – И ей тоже нужно время привыкнуть к этому.

– Возможно. – Эндрю устало потер затылок. – Мне трудно судить. Я сейчас плохо соображаю. – Он повернулся, чтобы уйти.

– Эндрю, – встревоженно позвала Лили. Он обернулся через плечо.

– Почему ты завел ей музыкальную шкатулку?

– Из-за Баха.

– Что?

– В тебе есть черты, которые напоминают ей музыку Баха. Я подумал, что это будет кстати. Глаза Лили расширились.

– Откуда ты знаешь? Тебе Кэсси сказала? Мгновение Эндрю молча смотрел на нее.

– Почему бы тебе не спросить ее саму? – ответил он наконец. Затем повернулся и вышел.

7

– Ему грустно.

Лили посмотрела на Кэсси. Девочка хмурила лобик, озабоченно глядя на дверь вслед ушедшему Эндрю.

– Он грустит о тебе. – Она перевела взгляд на мать. – Ему больно, но ты можешь ему помочь.

– Сию минуту, моя хорошая, я больше хочу помочь тебе получить чизбургер, – беззаботно сказала Лили и еще раз обняла дочку. – Эндрю достаточно сильный. Уверена, он сам справится со своими проблемами.

– Он и вправду сильный, но он тоже нуждается в любви, – заявила Кэсси, не отрывая глаз от матери. – А ты его боишься.

– Я не боюсь никого.

– Ты боишься Эндрю. Почему?

– Я не… – Лили остановилась. Она лгала и себе, и Кэсси, а в их отношениях ложь была недопустима. – Он слишком проницателен. Наверно, это меня нервирует.

– Но это же совсем не страшно, – возразила Кэсси. – Он заставляет меня слушать… музыку в себе. Он и сам слышит ее, мама.

– Кэсси! – Лили протянула руку и убрала светлый локон со лба девочки, подбирая слова, чтобы задать мучивший ее вопрос. – Ты была больна, и Эндрю помог тебе поправиться. Как он…

– Я не была больна, – перебила Кэсси. – Я просто пряталась. А потом пришел Эндрю и объяснил мне, как глупо я себя веду.

– А как он это сделал?

– Не знаю, – растерянно сказала Кэсси. – Эндрю просто был там со мной. Сначала я слышала его голос. Я чувствовала, что он густой и приятный. Ну, понимаешь, как если ты пьешь горячий шоколад, придя с улицы в холодную дождливую погоду. Потом появилась музыка, а потом я услышала его слова.

– И ты не испугалась?

– Кого? Эндрю? – Кэсси взглянула на нее с изумлением. – Эндрю принес мне музыку. Я не могла слышать ее, пока он не пришел, а там становилось все холоднее, все темнее и страшнее.

Дрожь пробежала по телу Лили. Куда завела бы ее эта тьма, не вызволи Эндрю девочку из ее «убежища»?

– Квинби говорит, что это телепатия.

– Правда? – совершенно спокойно отозвалась Кэсси. – Неудивительно, что тебя это так смутило. Не волнуйся, мама, это совсем не похоже на те дурацкие ужастики, которые мы смотрели по телевизору. Я же сказала, там мне было хорошо с Эндрю. – Она спустила ноги на пол, встала с постели и посмотрела на дверь в дальнем углу комнаты. – Мне нужно в ванную. Это там?

Лили кивнула и поднялась.

– Я закажу для тебя чизбургер.

– С жареной картошкой! – Кэсси хитро улыбнулась. – И никакого салата!

Лили засмеялась. В этом мире похищений, иностранных агентов и телепатии все-таки были вещи, которые, слава Богу, никогда не меняются.

– Я согласна, но против веточки укропа ты, надеюсь, возражать не будешь.

– Договорились.

Кэсси скрылась в ванной.

Улыбка сбежала с лица Лили, когда за дочкой закрылась дверь. Кэсси, несомненно, пришла в себя, но это вовсе не значит, что опасность позади. Во-первых, почему девочка, психика которой всегда была устойчива, оказалась в шоке? И зачем этим негодяям понадобились Кэсси или Эндрю?

Кэсси приняла то, что Эндрю был телепатом, как нечто само собой разумеющееся, но могла ли это сделать Лили? Доказательства, казалось, не оставляли сомнений, но ей было трудно поверить в нечто столь неслыханное. Однако Эндрю так или иначе вернул ей Кэсси, и Лили была благодарна. И не важно, какими средствами он этого добился!

Безусловно, ей придется тщательно обдумать все, что произошло за последние двадцать четыре часа, и решить, что делать дальше. Но это может подождать до тех пор, пока Кэсси не ляжет спать. А сейчас Лили хотела только одного – наслаждаться обществом своего вновь обретенного ребенка. Она сняла трубку телефона и заказала Кэсси чизбургер.

* * *

– А где Эндрю? – спросила Лили, войдя утром в гостиную.

Квинби подняла глаза от газеты.

– Не скажу точно, но, по-моему, они с Гунна-ром поехали в аэропорт, чтобы проверить состояние Хамида Салмана и Бахараса перед полетом в Седихан. Они скоро вернутся. – Квинби озабоченно нахмурилась. – Салман в крайне тяжелом состоянии.

– В тяжелом состоянии? – Лили слегка вздрогнула. – Я подумала, что они оба мертвы. А что с ними?

– Это все Гуннар, – просто ответила Квинби. – Обычно он не так безжалостен, но, увидев, что стало с Кэсси, он вышел из себя. Эндрю не стал препятствовать ему.

– Препятствовать чему?

– Тому, чтобы ввести их в состояние болевого шока и зафиксировать у них это состояние.

– Гуннар способен на такое? – Лили сделала гримасу. – Это уже никакая не телепатия, это контроль над сознанием.

– Такой способ воздействия на психику человека, – то, что ты называешь контроль над сознанием, строго запрещен. – Квинби помолчала. – Этот метод используют либо те, кто работает вместе с Гуннаром, обеспечивая безопасность граждан Седихана, либо в терапевтических целях врачи, в частности Эндрю.

– Почему сейчас с ними так поступили?

– Эндрю и Гуннар были в ярости, – повторила Квинби. – Я никогда не видела Эндрю в таком состоянии, как тогда, когда он узнал, что тебя чуть не убили. Сегодня утром он немного отошел. Он хотел вывести их из шока лишь перед полетом. – Она насмешливо скривила губы. – Но мой Гуннар далеко не так жалостлив. Он остановил Эндрю, решив, что им следует помучиться до тех пор, пока все мы не прилетим в Седихан. Так, по его словам, безопаснее.

– Контроль над сознанием, – недовольно повторила Лили. – Я еще не успела свыкнуться с тем, что Эндрю телепат. Но то, что ты мне рассказала о Гуннаре, это уж слишком…

– Просто еще один кусочек айсберга.

– Эти кусочки стали причиной гибели «Титаника»! Я сама чувствую, что вот-вот утону. Чувствую, что куда-то медленно погружаюсь.

Квинби засмеялась.

– Гарантирую, там страшно не будет. Расскажи лучше, как чувствует себя Кэсси?

– Нормально. Она все еще спит. – Лили пожала плечами. – Кажется, будто вообще ничего не было. Никакого испуга, никаких переживаний.

– Это все Эндрю. – Квинби не без гордости улыбнулась. – Я говорила, он знает свое дело.

– Я должна с ним поговорить.

– Он тоже так считает. Он сказал…

Дверь открылась, и в комнату вошел Эндрю. Увидев Лили, он резко остановился. Его приветствие прозвучало против обыкновения холодно.

– Здравствуй, Лили. Ты хорошо спала? Он все еще выглядит усталым, подумала Лили, но, может, чуть-чуть лучше, чем вчера.

– Да, хорошо. А Кэсси еще спит.

– Сейчас ей необходим отдых.

– Как дела там? – спросила Квинби, кивнув куда-то в сторону двери.

– Плохо. Бахарас ничего, но с Салманом совсем нет контакта.

– Ну, не волнуйся. Вернется домой, там о нем будет кому позаботиться. А Гуннар с тобой не приехал?

Эндрю кивнул, не отрывая глаз от Лили.

– Он в администрации мотеля. Решил подчистить некоторые концы, перед тем как мы уедем.

– Пойду поищу его. Пусть угостит меня чашкой кофе. – Она ушла.

В комнате повисла неловкая, звенящая тишина, которую Лили захотелось поскорее нарушить.

– Это тоже имеет отношение к телепатии? Эндрю кивнул.

– Некоторые произошедшие здесь события должны быть стерты из памяти персонала.

– И ты так спокойно говоришь об этом, – воскликнула Лили, стараясь унять дрожь в руках. – «Должны быть стерты из памяти». Квинби тоже все воспринимает как должное!