Символ любви, стр. 51

— Я очень сожалею, что рассказала вам обо всем таким образом…

— Мне нужно идти, — сказала Хейли, вскакивая и в полном смятении озираясь, чтобы отыскать свой ридикюль. Она не понимала, что здесь происходит, но она должна срочно покинуть этот дом. Стивен маркиз? Виктория — его сестра? Он ведь говорил, что он домашний учитель, что родных у него нет. Снова ложь, вроде той, что он к ней привязан. Непосильный груз его лжи обрушился на нее тяжелым камнем. Домашний учитель? В горле у нее застрял не то истерический смешок, не то рыдание. Неудивительно, что его латынь так ужасна и что он к умеет бриться. Его чопорность, его критические замечание. по поводу ее хозяйства — теперь все это стало совершены понятно. О Господи, этому человеку, наверное, принадлежит чуть ли не половина Англии! Как же он, наверное, потешался над ними! Над всеми. В особенности над ней.

Ей стало дурно, она схватилась за сердце. Больше она н: может этого вынести. Заметив наконец свой ридикюль, он схватила его и буквально бросилась вон из комнаты в отчаянной попытке убежать.

— Подождите! — Виктория подбежала к ней и схватила за руки. — Прошу вас, не уходите вот так. Мне нужно поговорить с вами о моем брате.

— Мне нечего сказать о вашем брате.

— Из-за того, что он таким образом покинул вас? Я понимаю. Но вы очень многого не знаете. И все это я должна вам рассказать. Прошу вас. Вам ничего не нужно говорить Просто выслушайте меня.

Хейли стояла, глядя в пол.

— Прошу вас, — повторила Виктория.

Подняв подбородок, Хейли увидела глаза Виктории — серьезные и очень искренние. Теперь она заметила, что зеленые глаза графини очень похожи на глаза Стивена, и эти глаза умоляют ее остаться.

— Он знает, что я у вас? — спросила Хейли, опасаясь находиться там, где она, чего доброго, может столкнуться со Стивеном.

— Нет. И Джастин не знает. Нам здесь никто не помешает.

Не без колебания, что она совершает крупную ошибку, Хейли медленно вернулась к дивану и села.

— Хорошо. Я выслушаю то, что вы хотите мне сказать. Виктория села рядом с ней.

— Прежде всего мне хотелось бы поблагодарить вас. Вы спасли Стивену жизнь, и я всегда буду вам благодарна. — Она пожала дрожащую, холодную и влажную руку Хейли.

— Я ничего не понимаю, — проговорила Хейли напряженным шепотом. — Он сказал, что он домашний учитель. Он сказал, что у него нет родных…

— Кто-то пытается убить его, Хейли. Хейли похолодела:

— Прошу прощения… Я не совсем поняла.

— Кто-то попытался убить его в тот вечер, когда вы его нашли. Насколько я поняла, то было уже не первое покушение на его жизнь.

— Господи, — прошептала Хейли, прижимая к груди руки. — Это Стивен вам сказал?

— Нет. Позавчера он у нас обедал. У них с Джастином состоялся весьма откровенный разговор, который я… случайно услышала. Стивен был пьян и говорил с Джастином очень откровенно.

— Он рассказывал о том, что существует заговор с целью убить его?

— Да. И он говорил о вас.

— Обо мне?!

— Да. Вот как я узнала, кто вы и где живете. Хейли, Стивен с самого возвращения в Лондон несчастен. Он очень скучает… Вы ему нужны.

Хейли покачала головой:

— Нет. Вы ошибаетесь.

— Я не ошибаюсь, — проговорила Виктория с пылкостью. — Я слышала это от него самого. Я очень хорошо знаю Стивена. После Джастина я для него самый близкий человек. Джастин беспокоится о нем, и я тоже. Он не спит, почти ничего не ест и слишком много пьет.

Он утратил интерес ко всему, а его глаза… Хейли, в глазах него пустота, и он все время о чем-то думает.

— Зачем вы мне все это говорите? — прошептала Хейли, стараясь сдержать слезы.

— Потому что он вас любит, хотя слишком глуп, чтоб это понять.

Хейли уронила голову на свои дрожащие руки. Слой Виктории обрушились на нее, вызывая смятение и стыд.

— Ему хочется поехать к вам, Хейли, но он чувствует что не может сделать этого. Он не хочет подвергать вас z ваших родных опасности.

Хейли подняла голову.

— Поэтому он и не сказал мне, кто он на самом деле?

— По правде говоря, я не знаю. Знаю только то, что слышала.

— Не могли бы вы рассказать мне подробно, что вы слышали?

— Конечно.

Когда Виктория замолчала, Хейли показалось, что вся она избита и поломана, словно упала с утеса в пропасть. Она негодовала на Стивена за его ложь и двуличие, страшно боялась за его жизнь и мучилась из-за безнадежности своей любви.

Виктория сжала ее руку.

— Стивен никогда не был счастлив, Хейли. Отец всегда обращался с ним сурово, требуя от него совершенства во всем поскольку он — наследник. В результате Стивен держится с людьми холодно и неприступно. Но с тех пор как он вернулся в Лондон две недели назад, он просто несчастен. И я боюсь, что убийцам удастся осуществить задуманное, если об не возьмет себя в руки.

При мысли о том, что Стивен может умереть, кровь застыла в жилах у Хейли.

— Но что я могу сделать? Я предложила ему все что могла, что имела… но он все-таки уехал.

— Вы можете сделать его счастливым человеком. Вы его любите?

Услышав этот неожиданный вопрос, Хейли вздохнула. «Вы его любите?» Перед ее мысленным взором пронеслось множество картин — она и Стивен; она безуспешно старалась отогнать их. И облик того, кого она любит. Будучи не в состоянии отрицать, она прошептала:

— Да… Но вы, конечно же, не можете не знать, что все … это безнадежно. Мы со Стивеном принадлежим к разным мирам. Господи, он ведь маркиз! Я никогда не сумею…

— Вздор, — прервала ее Виктория, махнув рукой, словно отметая это предположение. — Сумеете, если захотите. Все, что вам нужно, — это искренняя поддержка и покровительство, а это у вас уже есть.

— Уже есть? Каким образом?

— Этим займусь я. — Вид у Виктории был решительный и серьезный. — Я хочу счастья Стивену. Даже если бы вы не показались мне такой очаровательной, вы именно та женщина, которая ему нужна. Этого для меня достаточно. Только вот вы уверены, что любите его?

— Совершенно.

— Тогда помогите мне спасти его.

— Как?!

Глаза Виктории вспыхнули.

— У меня есть план.

Глава 25

Через два вечера ярко засветились окна загородного дома Блэкморов. Элегантные экипажи, украшенные аристократическими гербами, подкатывали по извилистой аллее, и грумы помогали гостям сойти на землю. Когда Хейли вошла в холл, выложенный мрамором, вечер был уже в разгаре.

Около двухсот человек приглашенных заполнили дом. Из танцевального зала доносились звуки музыки. Хейли сразу же увидела Викторию, стоящую на условном месте у окна, рядом с пальмой в большой кадке.

Виктория, заметив Хейли, направилась к ней.

— Вы замечательно выглядите, — подбодрила она, подходя к гостье. — И какое красивое на вас платье.

— Благодарю вас. — Хейли надела то самое бледно-аква мариновое чудо, которое ей подарил Стивен. Она прижала руки к беспокойно забившемуся сердцу.

— Я немного нервничаю.

— Я тоже, — призналась Виктория, увлекая Хейли в нишу. — Вы уже видели Стивена?

— Нет. А он здесь? — спросила Хейли. Виктория кивнула:

— Да. Он приехал минут двадцать назад, и я с радостью могу сообщить, что он совершенно трезв.

— Я все еще не уверена, что это удачная идея…

— Вздор, — оборвала ее Виктория. — Мы десять раз все обдумали. Когда Стивен увидит вас здесь и заговорит с вами, все получится само собой. — Она дружески пожала Хейли руку, ободряя ее. — Помните только, что он вас любит. Просто он должен это осознать.

— А если этого не произойдет? — Хейли вдруг усомнилась в плане Виктории.

— Поверьте мне, он обязательно это поймет. — Виктория выглянула из ниши. — Я вижу его. Он стоит у окна, выходящего в сад. Пойдите к нему и заговорите. — Она порывисто обняла Хейли. — Желаю удачи. Помните, я хочу знать все.

— Надеюсь, что смогу принести вам хорошие вести, — ответила Хейли; голос у нее дрожал.

Виктория слегка подтолкнула ее и вывела из ниши.