Альсара (СИ), стр. 17

– Второй взвод: заминировать всё! Остальные за мной, – раздавал указания команданте, направляясь к центральному лифту.

В башне царила неразбериха.

– Стоять! Вы куда? – преградил им путь вооружённый охранник.

– Сюда, – Райан достал истязатель и выстрелил в упор.

– Всем оставаться на местах! – прокричал его заместитель и дал очередь над головами.

В ту же секунду раздался мощный взрыв, сотрясая конструкцию. Все повалились на пол, и только Маршал оставался на ногах, сохраняя нечеловеческое спокойствие.

Когда всё утихло, он отряхнул с рукава пыль и громко объявил:

– Лифты взорваны, шахты завалены обломками! Никто отсюда живым не выйдет!

– Чего вы хотите? – смотрел на него перепуганный техник.

– Запустить комбинат и начать добычу ископаемых.

– Это опасно, комбинат пострадал, приказано законсервировать… – начал было он, но один из подчинённых двинул его локтем. – Если мы это сделаем, что будет с нами?

– Всё будет хорошо, обещаю, – натянуто улыбнулся Маршал.

Они вошли в рубку. Техник открыл приборную панель и стал вводить данные.

– Нам потребуется время, чтобы выйти на режим, – с опаской поглядывал он на конкистадоров.

– Дождемся, – ответил команданте.

Заработали турбины, загудел реактор, открылся транспортный шлюз на вершине башни. Маршал дал команду связаться со спутником, а сам уселся в кресле перед монитором.

В углу экрана загорелся оранжевый маячок.

– Что это? – подозвал он техника.

– Нас вызывают по секретному каналу.

– Ну так включай, поговорим, – Райан глянул на хронометр.

Техник принял вызов.

– Команданте Маршал, гвардия Омикрона, – представился Райан.

– Имперский флот, говорит генерал армии. Вашу мать, вы же конкиста! Какого чёрта вы там делаете!?

– Воюем! У нас же революция. А вы не в курсе? – поднял бровь команданте.

– У вас будут больши-ие проблемы. Вы должны были прикрывать армаду Якова, а не рваться на передовую. Свяжитесь с командованием. Мы же обо всём с вами договорились!

– Со мной никто ни о чём не договаривался. В любом случае, времени у вас осталось совсем немного.

– И что ты собираешься делать? Взорвешь комбинат? Терминаторный шторм устроишь? Для этого нужна бомба, мощная бомба, атомная. Она у тебя есть? – оскалился генерал.

– Вы же сами помогли нам её создать, – Райан вывел на экран видео со спутника. Внизу горело расчётное время и место падения.

– Ты сбросил спутник на работающий реактор!? Да ты с ума сошёл! Вы же все там поджаритесь, даже костей не останется.

– И вас поджарим, – злобно ухмылялся команданте. Он подвинулся к микрофону и прошептал. – Ты знаешь кто я? Я – абсолютное зло.

Словно в кошмарном сне, звезда упала на сверхкомбинат. Яркая вспышка озарила ночную пустыню. Раздался оглушительный гром. Поднялась буря, сопровождаемая хрустом молний и свистом торнадо. Небо почернело. Песчаное цунами от эпицентра расходилось во все стороны. Гул поднялся такой, что даже здесь, под щитом из многослойного композита, лопались капилляры, окрашивая белки глаз в кроваво-красный цвет.

Погасли мониторы, но даже в кромешной тьме чувствовалось нарастающее дыхание смерти. Райан слушал, как стихия ревёт снаружи, и ждал, когда она придёт за ним.

Огненный смерч прорвался из глубин, пожирая всё на своём пути. В последний раз сверкнула молния, и всё утихло.

+++

Водворение Иакова

Зияющими красками наполнился Сиридар. Альсара радовалась, приветствуя нового императора. Тысячи жителей вышли на улицы. Барабанщицы в карнавальных костюмах отстукивали революционные гимны. Отовсюду звучали крики: «Авэ Дориану! Слава Императору!» На трибуне появился Яков. Его речь транслировали на всех мониторах.

– Братья и сёстры! Сегодня мы одержали победу. Это победа всех нас: севера и юга, рейдеров и конкисты. Но ни одна война не обходится без жертв. Тысячи лучших бойцов отдали свои жизни за мирное небо над головой. Самые смелые, самые благородные. Среди них была и Азия. Бедная, бедная девочка. Она сражалась до последнего вздоха и оставила нам своё послание – не отступать и не сдаваться. И мы выполним её последнюю волю, мы дойдём до конца. И пусть трепещут Астрайдеры, путь прячутся в своих норах. Мы придём за ними и устроим ещё один «Полюс Света». И на руинах Бэйдонта мы напишем: «Спи спокойно, дорогая Азия, мы никогда тебя не забудем». И более ни перед кем не склонится гордый народ Альсары! Слава революции!

+++

Преступление Маршала

Солнце коснулось горизонта, и на пустыню медленно опустилась мгла. Пирамида в центре Сиридара погружалась в ночь. Тень, бегущая вверх, поглощала её ступени одну за другой.

К подножью храма подъехал военный транспорт без опознавательных знаков. Райан медленно поднялся по каменным ступеням. В его кроваво-красных глазах сияла дьявольская решимость. Он толкнул деревянную дверь и вошёл. За ним последовали бойцы Омикрона, их шаги эхом отдавались в полупустом помещении храма.

– Именем революции! – громко произнёс Маршал.

В центре зала сидел Джерри Пирм в окружении инквизиторов.

– Ты кто такой!? Как смеешь сюда вырваться!? – возмущённо прокричал барон.

– За преступление против Азии Биары, за то, что ты оставил её умирать в лапах Астрайдеров, я приговариваю тебя к смерти.

– Да ты хоть знаешь, с кем связался? Знаешь на кого напал!? – взревел инквизитор.

Райан молча достал истязатель и нажал на спусковой крючок. Он стрелял и стрелял, вливая свинец в рыхлое тело барона, превращая в кровавое месиво его неповоротливую тушу. Наконец он остановился, отошёл назад и сел на помост посреди перепуганного зала. Он смотрел на прозрачный купол, вспоминал, как Азия бежит ему навстречу, как они обнимаются, а она улыбается и почему-то плачет. И только там, в своих воспоминаниях, он был по-настоящему счастлив.

Тихо цвели сады под Омикроном, закрывали на ночь соцветия гигантские подсолнухи. Мир не знал, что Азии больше нет. Он жил и радовался, встречая новый день и провожая старый, в этом уютном уголке на краю галактики.

Конец первой части

+++

Часть вторая

Слава Астрайдерам!

Всю ночь грохотала артиллерия. Снаряды ложились один за другим, осыпая градом осколков позиции империи. Наконец всё утихло. Сержант выбрался из обломков и осмотрелся.

«Мертвы. Все до единого».

Он проверил боезапас – по нулям. Рядом шевельнулся солдат. Его контузило, и он лежал, захлёбываясь в луже собственной крови.

– Живой? – сержант подполз к раненому. – Терпи, браток, помощь уже на подходе.

– Где наша армия, где флот? – бессвязно бормотал тот. – Нет! Никого нет! Одни мы против грёбаной орды! Да какая мы к чёрту империя?!

Вдруг в небе над ними зажглись огни боевого флагмана.

– Гляди! – растормошил товарища командир. – Они прилетели! Они нас не бросили!

И оба застыли, будто время для них остановилось.

+++

На мостик флагмана поднялся лысый офицер в бордовом кителе. Он вошёл в помещение рубки, где играла спокойная мелодия, а над голограммой боя корпели генерал и его заместители.

– Шейдэн, вас только за смертью посылать, – встречал его механическим голосом Цатус Фазген. Нижнюю половину лица генерала скрывала маска.

– Я оставил дела и прибыл, как только смог!

– Дела могут и подождать. Вам выпала честь послужить империи. Готовы ли вы выполнить приказ императора?

– Так точно, мой генерал! – отчеканил Шейдэн.

– Давай! – скомандовал Фазген, и адъютанты вкатили в зал огромный прозрачный куб. Зэну хватило секунды, чтобы рассмотреть всё в деталях. Внутри в белом кожаном кресле сидела девушка. Её глаза были закрыты, а кожа не имела привычного для этих широт загара.

– Представляю вам: подданная Его Величества – Азия Биара.

Азия раскрыла глаза и зажмурилась. После вечности в темноте она снова видела свет.

– Она дезориентирована, рефлексы подавлены, – продолжал генерал. – Вам, Шейдэн, предстоит вводить её в курс наших дел.