Звездная трилогия (СИ), стр. 33

— Ну, что думаешь? — обратился ко мне знакомый сутулого. — Присоединимся к этому зверю?

— Да мне-то, в общем, все равно, — я пожал плечами. Чутье ничего определенного по поводу Кеда не говорило. От него исходили волны агрессии и здравомыслия, доброты и непонятной жестокости. Это был явно сложный и неоднозначный человек.

— Я с ним, — сказала Полина и для пущей убедительности подошла к Кеду.

Люди стали стекаться к капитану. Почти все понимали, что в одиночку не выжить. Теперь их гораздо легче было убедить не шататься по одному. То, что не удалось сделать начальнику тюрьмы, с легкостью получилось у Кеда.

Правда, находились и такие, кто с криками «Я свободен!» убегали в ночной лес. Но я к их числу не принадлежал. Кед запретил уходить только проводнику. Пока люди решали, остаться им или нет, капитан допрашивал пленного бандита.

Мучительно хотелось выпить. Начал чесаться заживающий нос. Я поймал себя на мысли, что уже наступило третье июня. Мой, черт побери, день рожденья.

Восемнадцатилетие.

03.06.2216

По приказу Кеда мы собрали оставшиеся вокруг костра вещи и еду, сложили в одну кучу. Здоровяк распределил трофеи между всеми, затем стал раздавать добытое в бою оружие. Удалось захватить четыре заточенные жерди, три топора, десяток кинжалов. Из полезных предметов мы присвоили веревки и сумки, кое-кто не побрезговал снять с убитых теплые вещи.

Мне достались сумка с консервами, веревка и кинжал. Кед понимал, что с моим невысоким ростом орудовать топором или копьем было бы неудобно.

Кинжал явно делали не на острове. Повертев его в руках, я даже маркировку нашел: «Произведено в ЗЕФ». Наверное, в обмен на такие вот штуковины заключенные и приносят начальнику таинственное ядовитое вещество.

Кед похлопал в ладоши, давая понять, что хочет общего внимания. Люди повернулись к нему.

— Я узнал у нашего общего друга, — здоровяк кивнул на помещенного в клетку бандита, — где находится их деревня. Мы перебили большинство мужчин в банде. Нам сильно повезло, что они понадеялись на своего главаря и не успели достать оружие, когда потребовалось. Сейчас в селении остались только старики да женщины. Еще я выяснил, что в деревне находится какая-то грибница. Именно она производит нужную на станции вещь. В общем, я предлагаю, пока эта банда не очухалась, напасть и захватить деревеньку.

К этому времени на свет костра вышла довольно большая группа новичков. Сначала озлобленные люди пытались атаковать нас, но потом им с горем пополам объяснили ситуацию. Кто-то ушел, кто-то предпочел присоединиться к нашему отряду. Теперь нас стало уже двадцать восемь.

Вскоре Кед вывел из клетки пленника и тычками объяснил ему, что надо будет идти впереди и показывать дорогу. А потом мы двинулись к деревне.

Шли через лес. Во тьме казалось, что ветви деревьев нарочно стараются ударить в лицо. Местность была неровной. Возвышенности сменялись болотами. Потом дорога пошла в гору. Под ногами стали попадаться крупные камни. Один раз я угодил в расщелину между двумя каменными плитами и чуть не сломал ногу.

В который раз проклиная свое неверное чутье, я брел теперь в самом хвосте группы. Нога болела, нос чесался, вокруг ни черта не было видно. В общем, чувствовал я себя ужасно.

Когда наша только что сформированная банда подошла к селению, небо на востоке уже начало светлеть.

Деревня оказалась окружена рвом и частоколом. Мы вышли как раз к наглухо закрытым воротам. Мост, естественно, тоже отсутствовал — его наверняка втащили внутрь.

Кед скомандовал всем оставаться под защитой деревьев и внимательно осмотрел изгородь. Охранников отсюда заметно не было.

Конечно же, древней крепостью, которую мы изучали на уроках истории, деревня не являлась. Но при штурме могли возникнуть серьезные проблемы. Я, например, совершенно не представлял, как переберусь через канаву и преодолею почти трехметровый забор. Вытянулись лица и у остальных. Все осознали, что легких побед больше не будет.

Не унывал среди нас, по-моему, лишь один человек. Кед предпочитал действовать. Он схватил за волосы проводника и, нагнувшись, что-то зашептал бедняге. Тот столь же негромко ответил. Кед о чем-то спросил снова. Потом еще. В конце концов пленник часто закивал, и главарь отпустил его.

Кед повернулся к нам:

— Наш добрый друг по кличке Жмурик только что поведал мне, как пробраться в деревеньку.

Все замерли, ожидая продолжения. Здоровяк прокашлялся, дернул плечами, разгоняя предрассветную прохладу, а затем стал говорить дальше:

— Как видите — дозорные сладко спят за своей изгородью, поэтому пока не станем их будить. Пройдем вдоль канавы шагов двести. Потом залезем в ров. Тихо, без шума забросим петли на колья забора. У нас есть четыре веревки, думаю, хватит. Затем вылезем обратно, выстроимся цепочками и разом дернем. Жерди вбиты во влажный грунт. Может быть, они подгнили и попросту сломаются, может, слабая почва не выдержит… Короче, я думаю, что пары-тройки рывков хватит, чтобы повалить заборины. Образуется прореха. Немедленно пробегаем через нее в деревню. Оружие держать наготове и не задерживаться в проходе. Как пройдем — режем всех, кто будет сопротивляться. Дома и вещи не ломать! Как можно больше народу брать в плен! Ясно? Все согласны?

Вперед выступил высокий мужчина с длинными волосами:

— Пусть лучше наш Жмурик крикнет своих. Скажет, что главарь банды ранен, а мы спрячемся, — ему поверят и откроют ворота. Тут мы выскочим из засады и ворвемся в деревню. Зачем лезть в жижу и пытаться сломать бревна? Это же идиотизм!

Кед хмыкнул:

— Отличный план! Тебя как зовут?

— Грег, — улыбнулся мужчина.

— Так вот, Грег, твой план на самом деле хорош. Но хорош только для того, чтобы перебудить все село! — Кед довольно кивнул, когда на лице ожидавшего похвалы человека появилось растерянное выражение. — Часовые ведь не слепые! Заметят хоть что-то подозрительное — поднимут тревогу, всех перебудят, соберут вместе. Зачем нам это надо, а? Если быстро проделаем дыру в заборе — охрана ничего не успеет сделать. Я выбрал место как раз между двумя постами. Пока они поймут, в чем дело, пока добегут — мы уже будем внутри.

Грег хотел что-то возразить, но Кед поднял руку:

— Все! Хватит тут диспуты устраивать. Не хотите брать деревню — валите в лес! Скоро рассветет, времени мало!

Длинноволосый мужчина что-то пробурчал себе под нос, но вслух больше ничего сказать не пытался. Пока подходили к нужному месту и забирались в холодную жижу на дне канавы, я посматривал на Грега. Он явно затаил злобу в отношении Кеда и, похоже, серьезно подумывал, не бросить ли ему все и уйти прочь.

Вся операция прошла на удивление быстро и бесшумно. Забрались в канаву, бросили веревки на частокол, зацепив петлей по одному-два бревнышка, потом выбрались назад. Теперь оставалось только распределить, кому за какую веревку тянуть, и дождаться команды Кеда.

Я встал между двумя рослыми ребятами. Один из них представился Мишей, второй Олегом. Стали ждать. Я сосредоточился и попытался включить чутье, чтобы прощупать, насколько крепок частокол. Результат меня удивил…

Наконец наш главарь махнул рукой и тоже схватился за веревку. Мы дружно дернули.

Такого эффекта ожидал, наверное, лишь я один. С хрустом в канаву рухнул целый пласт забора длиной в четыре метра. Толстые жерди, вбитые в землю и укрепленные сзади бревнами, на деле оказались основательно подгнившими и непрочными.

С оружием наперевес мы радостно устремились в образовавшийся пролом.

За канавой и изгородью оказалось всего два десятка небольших хижин, стоявших довольно далеко друг от друга. В центре селения я заметил несколько широких разломов в каменистой земле. Интересно, что там такое? Я снова попробовал заглянуть в трещины с помощью дара, но не успел сосредоточиться — показались первые защитники деревни.

Как и обещал Жмурик, в селении находились в основном женщины и старики. Для их охраны Лысый оставил тут десятерых крепких ребят. Разбуженные нашим дерзким нападением, не успевшие сообразить, как и что надо делать для обороны, мужчины погибли быстро и нелепо.