Звездная трилогия (СИ), стр. 231

Я пролистал информацию по желтым и зеленым звездам. Землеподобных планет нет. Человеческих колоний или станций нет. Нашлись только две небольших колонии машин.

Мда, перспектива не радужная…

— Как Смирнов планировал выбираться? — повернулся я к Миле.

— По плану мы должны были вернуться на большой космолет, — пожала плечами девушка. — Все так плохо, да?

— Хуже некуда, — признался я. — Тут рядом только две колонии киберов и десяток необитаемых систем.

— Что будем делать?

— Не знаю…

Какое-то время мы молча смотрели на удаляющиеся космолеты, сцепившиеся в предсмертной агонии друг с другом и величественно вращающиеся теперь на фоне чернильной пустоты. Пожары утихли, габаритные огни на выступающих конструкциях тоже не горели. Корабли погрузились во тьму и холод.

Что там сейчас со Смирновым? Может быть, ему все-таки удалось выжить? Хотя как? Сомневаюсь…

Чувство правды никогда нормально не работало, если я пытался увидеть что-то про дорогих мне людей. Так что ничего о судьбе Юры я не смогу узнать.

— Может, подождем немного и причалим к космолету? — предложил я. — Тот, с которого вы летели, выглядит не так плохо. Может, удастся оживить его?

— Наверное, — Мила нахмурилась. — Прыгать к планетам роботов мне совсем не хочется.

— И мне, — вздохнул я, после чего добавил: — Вот и вырвались на свободу, да?

— И не говори! — улыбнулась девушка. — Когда про твое спасение рассуждал Юра, все выглядело так просто…

Я вдруг подумал, что ей очень нравится это наше приключение. Именно о таком она и мечтала у себя на ферме. Звезды, космос, тайны и опасности — замечательный сюжет для грез любого подростка. Девичьи мечты отличаются от мальчишечьих разве что наличием красавца-принца на белом космолете…

Я вдруг вспомнил, что Мила умеет читать мысли, и прервал свои размышления, покосившись на девушку. Но Мила, похоже, была увлечена чем-то другим.

— Смотри, Сергей! — она вдруг ткнула пальцем в скопление слабеньких звездочек.

— Что там? — спросил я.

— Движутся! — пояснила Мила.

Я стал всматриваться в подозрительные точки, и вскоре ко мне пришла правда. Точки — это светящиеся дюзы планетарных двигателей. Три космолета киберов идут сюда для того, чтобы помочь своим раненым собратьям.

— Твою мать! — выругался я. — Этого нам только сейчас не хватало!

— Ты о чем?

— Роботы! Это их корабли!

Мила пару секунд переваривала новости.

— Надо прыгать, — сказала она и закусила губу.

— Понимаю, — я потер виски. — Но куда? В гости к киберам?!

— Может, они нас и не заметят? — ухватилась за соломинку Мила. — Подожди, не пори горячку! Посмотрим, что они будут делать.

Я вытер лоб тыльной стороной ладони. Может, и в самом деле пронесет? Шлюпка такая маленькая по сравнению с космолетами…

Отсидеться, конечно же, не вышло.

— Органические существа, находящиеся на борту шлюпки «один-ноль-один-один»! — раздался синтезированный голос из встроенных в пульт динамиков. — Управление шлюпкой только что захвачено нашим автоматическим контроллером. Через восемнадцать стандартных минут будет осуществлена принудительная стыковка.

— Ну, вот и все, — развел руками я. — Спрятаться не получилось.

— Нас опять схватят? — поникла Мила.

— Риторический вопрос, — я прочистил горло. — Есть у меня еще одна идейка в запасе, конечно. Надеялся, что до этого не дойдет, но не попробовать сейчас было бы преступлением!

Девушка взглянула на меня с надеждой и недоверием в глазах.

— Что за идейка? — спросила она, а потом вдруг раскрыла от удивления рот. — Что это ты намерен сделать?!

Я и сам был преисполнен сейчас надежды и недоверия. Получится ли? Все предыдущие попытки переместиться заканчивались ничем. А теперь я хотел не просто пройти через подпространство с помощью своих способностей, но еще и Милу туда за собой утянуть. И не два метра пролететь, а прыгнуть куда-нибудь в пределы Экспансии. Где мы окажемся, когда вернемся в привычный мир?

В голове крутилось множество вопросов. Я ощущал, как желудок сжимается в предвкушении предстоящей авантюры. Что ж, ответить на все вопросы и сомнения можно только одним способом.

— Мы переместимся, Мила! — я схватил девушку за руку. — Выйдем сквозь подпространство на одну из наших колоний!

— Как? Как это?! — Мила выглядела ошарашенной. Девушка прочитала мои мысли, но не до конца поняла их.

— Увидишь! — сказал я и зажмурился.

Я не стал даже пробовать собрать энергию из окружающего меня космоса. Теперь я точно знал, что ни свободный водород, ни реликтовое излучение не дадут мне достаточно сил. Нужно потянуться внутрь себя, зачерпнуть энергии из бездонного колодца подпространства. Зачерпнуть и сфокусировать ее, чтобы прыгнуть.

Но куда? На Полушку? Я никогда там не был и помню ее лишь по кадрам из новостей и по видеописьмам Пашки. На Джейн, Зарю или Кваарл перемещаться абсолютно не хотелось. Кваарл был очень далеко, может быть, уже даже погруженный в волну, а джунгли Зари и промозглая слякоть Джейн просто как-то не прельщали меня. Может, попытаться представить себе девятую станцию?

Я сосредоточился, старательно припоминая перед собой все подробности центрального зала этого огромного космического вокзала. Окна с проецирующейся на них туманностью, снующие туда-сюда пассажиры, колонны, столики многочисленных забегаловок… Нет, что-то было не так. Не срабатывало. Энергия продолжала плескаться внутри, но точка выхода не была однозначно определена. Может быть, на остальных узловых станциях Американского Союза все выглядит точно так же? Может, в этом причина?

Что ж, тогда остается Земля. Если я не смогу прыгнуть туда, то навряд ли смогу куда-то еще.

Какое место представить? Мой поселок давно сожжен. Нет больше ни озера, ни леса, ни домика из бежевого пластика. От моего детства не осталось ровным счетом ничего. А что сохранилось? Остров Забвения тоже был изуродован взрывами, только даже если какие-то закоулки этой тюрьмы и не пострадали, я не собирался перемещаться туда. Может, выйти в Воронеже? Столица Западно-Европейской Федерации, гигантский мегаполис, в любое время суток бурлящий, словно разворошенный муравейник. Нет, туда я стану прыгать лишь в крайнем случае…

Я выбрал другое место. То, которое очень хорошо помнил. Которое сильно повлияло на мою судьбу и мировоззрение. Лучшее место для первого прыжка, наверное, и невозможно было придумать. Именно у ограды Воронежского космодрома я так часто рвал земные оковы и мысленно следовал за взлетающими кораблями в неизведанные космические глубины. Теперь настало время вернуться из этих глубин…

Я глубоко вздохнул, ощущая, как собранная энергия вытекает из меня и соединяет искрящимся мостом обе точки перехода. Все готово. Теперь прыжок обязательно получится.

— Пошли! — улыбнувшись своим мыслям, я покрепче сжал руку Милы.

— Сейчас? — удивленно воскликнула девушка.

Я кивнул, и мы вошли в подпространство.

2. Земля

11.07.2224

В первые секунды я совершенно не понимал, что происходит вокруг. Мир стал скучно серым, безжизненным, утратил объем. Не было больше пространства, тлеющих угольков звезд и приборной панели шлюпки. Не осталось вообще ничего привычного. Я повернулся к Миле и с удивлением обнаружил, что девушка тоже превратилась в нечто блеклое и почти прозрачное. Перевел взгляд на свои руки — все те же серые краски. Через правую ладонь просвечивали зажатые в ней пальцы Милы. Довольно странное зрелище.

Я хотел закричать или просто вдохнуть здешнего воздуха, но у меня не получилось. Сколько мы тут протянем, оставалось только гадать. Пока недостатка кислорода не чувствуется, но кто его знает, что произойдет в следующую минуту? И зачем я только послушался этого чокнутого Лек-Со? Как я мог поверить, что человек (или даже не совсем человек, как например я) может без вреда для себя побывать в подпространстве, не защищенный хотя бы скафандром?