Звездная трилогия (СИ), стр. 216

— Не слишком ли ты разоткровенничалась?

«Ой… Я не хотела эти мысли тебе показывать! Что-то я совсем запуталась! Спокойной ночи!»

Чужое присутствие в моей голове исчезло. Я вздохнул, стащил со своих плеч халат и забрался под одеяло. Спать! Больше никаких размышлений! Никаких Сумерек, планов, читающих мысли девчонок! Нужен только здоровый и глубокий сон!

Я выключил визор и закрыл глаза. Сон пришел быстро.

Естественно, снилось мне, как я вместе с Милой бегаю по Полю Исполнения Желаний, лавируя между людей и верещащих фермеров, а Смирнов, посмеиваясь, смотрит за нашими действиями. Потом началась атака военных, расстрел пацифистов, крики, мешанина из человеческих тел. Появились Кэт с сыном, дельфины, овры и Шамиль. А затем все стали превращаться в Изначальных. И я обрадовался, что наконец увижу, как выглядят эти существа.

Но так и не увидел, потому что проснулся.

04.04.2224

Авиетка проскользила около метра по растрескавшемуся асфальту, а потом неуверенно замерла. Я поднялся со своего кресла и, откинув колпак кабины, выбрался наружу. Мила тоже легко выпрыгнула из летательного аппарата.

Город Слава встретил меня обшарпанными стенами сборных домов, покосившимися столбами информационных указателей, нестриженными, вытоптанными газонами и замусоренными пешеходными дорожками. Слева вообще виднелись натуральные руины — несколько частично разрушенных зданий.

Мне тотчас же вспоминалась планета Джейн с ее промозглым ветром и сыростью. Еще на ум невольно пришел мертвый мир — Кваарл, где мне тоже не так давно довелось побывать. Только в Славе, конечно же, не было ни сырости, ни древней торжественности опустевших чуждых строений. Но от этого я не чувствовал себя более комфортно. Оплетенные лианами стены домов пробуждали в душе ощущение того, что город обречен. Славе оставалось существовать по моим прикидкам один-два года, не больше. Совсем скоро людей тут не останется вовсе…

— Провинция, — заметив мой взгляд, сказала Мила. — До Поля Желаний далеко, местное — давно накрылось. Те, кто ищет красивой жизни, улетели в более привлекательные места, а те, кто остались, просто пьют и смотрят бои. Народу почти нет, правительство никак не может заставить людей трудится.

— В больших городах тоже никто не стремится работать, — задумчиво проговорил я.

— Это же Рай! — усмехнулась девушка. — Планета удовольствий. Работа ведь мало кому в радость.

— Рай, — я вздохнул и развел руками. — Да уж…

Я еще несколько секунд осматривал окрестности, пока не наткнулся взглядом на потускневшую вывеску «Бар», притулившуюся на стене ближайшего здания. Желтая краска облупилась, все одноэтажное строение находилось в плену лиан и вьюнков. Растения были какими-то всклоченными и совершенно не производили впечатления домашних.

— Лианы уже прогрызают кладку, — проследила за моим взглядом Мила. — В один прекрасный день домик просто рухнет на головы бойцам и алкоголикам, что там собираются.

— Это и есть «Файт»?

— Да, нам туда, — кивнула девушка.

Мы зашли в полутемное помещение бара и тихо заняли столик. Под пристальными взглядами завсегдатаев я стал листать меню.

— Твой товарищ здесь? — спросила Мила.

— Не видно чего-то, — я поискал глазами Смирнова. — Может, еще подтянется. Он довольно пунктуален, без веских причин не опаздывает.

— Будем надеяться, — Мила откинулась на спинку стула. — Ты уже выбрал, что будешь пить?

— Честно говоря, нет ничего знакомого в меню, — развел руками я. — Сок тут продают?

— Сок?! — Мила даже поперхнулась. — Ты как маленький прямо! Какой тут сок! Пиво и самогонка есть. Бутылочное пиво — дорогое, разливное — кислятина. Более-менее нормальное только «Бородач», темный сорт.

— Тогда его и буду! — улыбнулся я. — Официант сам подойдет?

— Сам подойдет?! — повторила за мной девушка. — Конечно, нет! Официантов тут вообще нет! Владелец бара один работает, ему только кухонные автоматы помогают. Так что придется топать к стойке!

— А платить как? У меня наличных нет, ты ведь знаешь.

— Наличных?! — опять удивленно выдохнула Мила.

— Да что с тобой такое! — нахмурился я. — Чего я такого удивительного говорю?

— Все время забываю, что ты не местный! — взяла себя в руки Мила. — Тут твои наличные никому не нужны. Слишком далеко от центра, деньги здесь вообще не в ходу.

— Так чем же тогда расплачиваться?

— Можешь выступить на арене — народ повеселить, — хмыкнула девушка. — Хотя ты не особо здоров еще, в первом же раунде ляжешь!

— А другие варианты оплаты? — спросил я.

В голове настойчиво крутилась мысль о том, что девушкам тут проще всего расплачиваться за еду и напитки. Я брезгливо поморщился.

— Чего скуксился? — усмехнулась Мила. — Тут извращенцев нет, на тебя никто не позарится, не переживай!

— Ты опять мои мысли читаешь? Я же просил этого не делать!

— Хорошо-хорошо! — подняла руки девушка. — Больше не буду.

— Ты так и не сказала, чем платить! — напомнил я.

— Ладно, руку протяни! — Мила что-то достала у себя из рюкзака.

Я поднес к девушке раскрытую ладонь, Мила быстрым движением вложила в нее какой-то мешочек. Я быстро изучил его. Внутри прозрачного пакета пересыпался белый порошок.

— Диз… — прошептал я.

Я знал этот порошок. Специально читал о нем, когда несколько раз заставал свою первую любовь — Наташу — под его воздействием.

Ассоциации с детством, Наташей и нашей последней с ней встречей на острове Забвения не вызвали во мне никаких положительных эмоций. Кэт как две капли воды походила на Наташу, но разница между ними была очевидна. Кэт не сидела на наркоте и не водилась с убийцами и насильниками. Я не знал точно, есть ли моя вина в том, что Наташа докатилась до такой жизни. Может быть, виноват Пашка, может, кто-то еще. Я понимал лишь одно — можно было все изменить. Можно было услышать переживания девушки, как-то направить их в другое русло. А теперь я даже не знаю, жива ли она сейчас. После того, что случилось на острове Забвения, шансы на то, что она выжила, были невелики. Тем не менее, я благодарен Наташе. Не будь в моей жизни ее — не было бы у меня и Кэт. Кэт ведь я создал совершенно случайно. В какой-то мере, по образу и подобию Наташи. Идеальной Наташи…

— К сожалению, такова местная валюта, — видя мое замешательство, улыбнулась Мила. — Мне это тоже не нравится, но по-другому никак.

— И сколько кружек пива мне нальют за это? — я хмуро мял пакетик пальцами.

— Чтобы хорошо посидеть сегодня — вполне хватит, — просветила меня Мила. — У бармена весы, он все по-честному сейчас отмерит.

— Прекрасно! — моя улыбка получилась какой-то кислой.

Я встал и направился к стойке, даже не решаясь представить, как наркотик может работать в качестве валюты в масштабах целого города. За проезд тут, интересно, тоже дизом платят?

— Привет! Как оно? — махнул мне бармен с таким видом, будто я его знаю уже пару десятков лет.

— Привет! — я решил придерживаться того же тона. — Все отлично. Жду своего приятеля тут, решил вот пропустить со знакомой по кружке пива.

— Поддерживаю решение! — ухмыльнулся владелец бара.

Я внимательнее рассмотрел его. Плотное телосложение, невысокий рост. Первое, что бросалось в глаза на лице мужчины, это широкие черные брови. Темные волосы с проседью, крупный нос и двухдневная щетина дополняли картину.

— Два «Бородача», в таком случае! — я протянул бармену пакетик с дизом. — Пол-литровых.

— Темным балуетесь! — подмигнул бармен, тотчас же принявшись наполнять кружки. — Самое время! С каждым днем все темнее. Завтра или послезавтра начнется…

Что именно начнется, мужчина не сказал, но оно того и не требовало. Речь шла, конечно же, о Сезоне Сумерек.

— Меня Колян зовут, кстати! — бросил мне бармен через несколько секунд, когда стал отмерять крохотной ложечкой причитающуюся ему долю диза.

— Сергей, — представился я.

— Рад знакомству! — Колян протянул мне руку, я пожал ее. — Редко у нас видишь новое лицо. Если посетит желание кулаками помахать — можем тебе пару схваток устроить с нашими ребятами. Отблагодарим за зрелище!