Звездная трилогия (СИ), стр. 129

Естественно, моей целью оказался банальный промышленный шпионаж.

В конце концов, я дополз до ответвления, свернул в него и выбрался к скудно освещенному участку тоннеля, перегороженному решеткой с электронным замком. Вероятно, за ней уже начинались какие-то подсобные помещения завода. На канализацию помещение за решеткой походило слабо.

Но в любом случае, чтобы попасть в заводские подвалы, нужно как-то открыть замок. Да и за ограждением наверняка окажется какая-нибудь охранная система. Интересно, что придумает для преодоления всех этих неприятностей настырное альтер эго?

Решение оказалось предельно простым. Как и все гениальное.

Я прислонил руку к замку. Электронное устройство тонко пискнуло, и на передней панельке зажегся зеленый светодиод. Похоже, помимо блока управления моим телом, в меня вмонтировали еще и устройство для открывания замков.

Не теряя зря времени, альтер эго заставило меня открыть решетку и двигаться дальше.

В подвале уже можно было выпрямиться, поэтому я встал на ноги и побежал. В тусклом свете редких ламп мелькали какие-то таинственные трубы и вентили, по стенам тянулись кабели. Я мог в любой момент врезаться в какой-нибудь агрегат или зацепиться шеей за кабель, свисающий с потолка. Но темп бега тем не менее не замедлялся ни на миг.

Наконец впереди показалась узкая и крутая лестница. Ее перила и ступени были сделаны из металлических прутьев, отчего вся конструкция при взгляде снизу казалась каким-то сумасшедшим нагромождением длинных тонких палок. Ни секунды не сомневаясь, альтер эго заставило меня подняться на четыре пролета вверх.

Свернув с лестничной клетки, я вскоре очутился перед низким проходом и, встав на четвереньки, пополз по нему куда-то вглубь. Здесь было темно, отчетливо слышался шум вентиляторов. На полу лежала пыль. Искусственный ветер холодил кожу, разгоряченную после бега.

Через пятьдесят метров я остановился и принялся шарить руками по полу. В конце концов, мне удалось нащупать в темноте квадратную секцию. Через секунду она уже оказалась снята, а я прыгнул в образовавшуюся дыру.

Приземление прошло гладко. Я поднялся и огляделся. Коридор уходил в обе стороны. Альтер эго тут же выбрало нужное направление. Поиски продолжались.

Свет в коридоре был приглушен, и я с трудом выхватывал из полутьмы надписи на дверях кабинетов, мимо которых проносился. Ничего примечательного, впрочем, в этих надписях не оказалось: «Служба контроля качества», «Лаборатория 18», «Начальник отдела дефектоскопии». Похоже, это крыло здания принадлежало аппарату правления, а цеха и автоматизированные линии располагались в другой части завода.

Но вот наконец стремительный бег закончился. Я застыл перед дверью с табличкой «Главный инженер». Альтер эго проделало ту же манипуляцию, что и в канализации. Пискнул замок, дверь отворилась вовнутрь. Я торопливо вошел в комнату.

Через окно в помещение попадали лучи фонарей городского освещения, поэтому свет включать не потребовалось. Вместо этого я, быстро сориентировавшись в обстановке, присел напротив терминала и точным движением включил его.

А затем началось и вовсе невообразимое. Я прислонил ладонь к небольшому кругу рядом с клавиатурой. Вероятно, это было какое-то устройство для считывания кода доступа. На матрице появилась надпись: «Пароль принят». Я вошел во внутреннюю сеть завода.

Пальцы принялись порхать по клавишам, посылая электронному устройству нужные команды и задавая различные варианты поиска. Из всего того, что появлялось на матрице, я понял лишь одно — кто-то интересовался информацией о новейшем сверхскоростном двигателе внеземельщиков.

— Руки вверх! — вдруг раздалось сзади.

Ослепительно вспыхнули лампы на потолке, я невольно прищурился и лишь через мгновение отметил про себя, что это простейшее движение век совершилось по моей воле.

Альтер эго отдало телу команду, и я бросился к охраннику. Опешивший мужчина не успел выстрелить. Я повалил его и выбил излучатель. Охранник попытался отбросить меня, но не сумел. Я лишил его сознания ударом в кадык.

В это время напарник поверженного мужчины выскочил прямо на меня из дверного проема, но мгновенно оценил ситуацию и юркнул обратно в коридор.

— Сопротивление бесполезно! — прокричал он из-за стены. — Выходите из кабинета с поднятыми руками!

Я вернулся на место и продолжил свою работу.

Через полминуты охранник все-таки рискнул войти в помещение. Увидев, чем я занимаюсь, он, недолго думая, пальнул из гравистрела в матрицу. Экран брызнул во все стороны микроскопическими обломками, а меня крутануло и бросило на пол.

Примерно в это время сознание начало заплетаться. Дальнейшее я запомнил лишь урывками.

Я бросил в охранника стул, выскочил в коридор и куда-то понесся. Дорогу перегородили еще несколько вооруженных людей. Стрелять на поражение никто не решался. Видимо, они знали, с кем имеют дело.

Вскрыв первую попавшуюся дверь, я бросился внутрь кабинета и, не останавливаясь, столом протаранил оконное стекло, после чего выскочил в окно и оказался на улице. Этаж был первым, поэтому никаких серьезных травм я, понятное дело, от такого прыжка не заработал.

Дальнейшее затянула серая дымка.

В следующем эпизоде я запомнил сильную вибрацию под ногами. Мне навстречу, светя прожекторами, по тоннелю несся поезд. В голове вспыхнуло готовое решение — прижаться к стене и сесть на корточки. Я вжался в округлую стену тоннеля. Поезд приближался. Послышалось жужжание двигателей. Я зажмурился.

А потом состав пролетел мимо. Меня обдало теплым ветром, запахло озоном.

Не время сейчас сидеть без дела! Встать! Двигаться!

Я подчинился голосу и побежал по темному тоннелю, разделенному надвое толстой металлической лентой рельса.

Опять дымка.

Потом лифт слегка дернулся и пошел вниз. Я взялся за поручни. С каждым мгновением все быстрее и быстрее стали скользить вверх перекрытия между этажами. Мне вслед раздались проклятия. Я не мог толком услышать, что кричали, до меня доносился лишь эмоциональный гул голосов.

Потом очередной провал и новая сцена.

Голос издалека:

— Краснов! Очнись, твою мать!

Я продолжил сражаться. Отбив кулак, летящий в лицо, выставил колено, чтобы подловить нападающего. Тот действительно напоролся животом на мою ногу. Я ударил его локтем в затылок и сосредоточился на следующем противнике.

— Сергей Краснов! Прекратить сопротивление! — Теперь голос был уже чуть ближе.

Я прижался спиной к стене и, присев, уклонился от очередного удара. Не разгибая ног, сместился влево, нанес короткий удар по почкам, потом просто схватил атакующего человека и бросил его в остальных.

На сей раз на меня напали сразу двое. Оба были вооружены электрошокерами. Первый удар я пропустил, но шокер сработал как-то слабо. Я даже не почувствовал разряда. Вместо того чтобы упасть и потерять сознание, я подхватил человека и его телом, как битой, ударил второго нападавшего, заставив обоих отлететь к другой стене коридора.

— Сергей! Остановись! Прекрати!

Перед глазами возникло чье-то смутно знакомое лицо. Я ударил первым. Человек блокировал мою руку, сделал шаг вперед, чуть приседая. Я по инерции налетел на его плечо. Он без каких-либо усилий поднял меня и бросил об пол, наваливаясь всей своей массой.

— Быстрее! Колите его!

Я отчаянно брыкался, безуспешно пытаясь вырваться из стальных объятий.

Через мгновение по правому бицепсу разлилось нестерпимое жжение. Еще через миг краски потускнели, и я рухнул в объятия беспамятства.

20.12.2222

Я открыл глаза и потянулся, отмечая про себя, что тело прекрасно мне подчиняется. Выходит, и правда мне привиделся очередной кошмар.

Интересно, почему меня не разбудил Смирнов?

Я попытался встать и в следующий миг осознал сразу две вещи. Во-первых, я был привязан к кровати. Руки и ноги оказались перетянуты пластиковыми ремнями. Во-вторых, я находился не в своем номере. Помещение сильно уступало в размерах той комнате, где я заснул, а стены и потолок здесь были покрыты чем-то вроде войлока.