Как прочитать книгу за 2 вечера? Бесплатный онлайн мастер-класс

ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ

Беглецы (СИ), стр. 10

Хант аккуратно положил ладони на бёдра девушки и устроился поудобнее между её ног, а затем склонился к лицу и поцеловал в щеку. Роза обхватила его торс руками и коленями — бёдра. И вздрогнула от приятной неожиданности, когда Доминик прикоснулся к её заветному месту своим органом.

— Роза, — тихо позвал он, заглядывая ей в глаза.

— М? — она смущённо улыбнулась.

— Я… тебя люблю, — смущаясь не меньше её, шепнул Хант. Эти слова несколько ошарашили и в то же время тронули Кристалл до глубины души. Она продолжала улыбаться, глядя юноше в глаза и поглаживая одной рукой его спину, а другую переложив на его щеку. Ответить правда девушка ничего не смогла, эти слова для неё были слишком неожиданны, она ещё не знала, испытывает ли к своему другу и защитнику тех же чувств, что он к ней. Чтобы между ними не нависала неловкая пауза, Роза прикрыла глаза и прильнула к губам Ханта. Он же в свою очередь, отвечая на поцелуй любимой, медленно проник в неё, из-за чего та выгнулась и приглушённо вскрикнула. Колкая боль растеклась по её сокровенному месту. Роза закусила губу и зажмурилась. Доминик замер, чтобы она привыкла к новым ощущениям.

— Всё в порядке? — осторожно спросил он чуть погодя.

— Да, — кивнула Роза.

Хант сделал несколько движений, от которых девушке снова стало некомфортно, но вскоре неприятные ощущения пропали, уступив место наслаждению.

В один момент, в порыве страсти, Роза впилась ноготками в спину Доминика, и это ему понравилось, здорово взбудоражило. Он ускорился, время от времени припадая к губам, шее и груди любимой. В перерывах между поцелуями, Роза что-то нашептывала от удовольствия, сладко звала юношу по имени, стонала и вскрикивала, изящно выгибаясь под ним, от чего ощущения у обоих менялись.

Им становилось жарче с каждой секундой. Доминик украдкой взглянул на лицо Розы и заметил проступившие на нём капельки пота; то же самое было и у него на лбу. Они стонали практически в унисон, прижимаясь телами, целуясь и растворяясь в ласковых объятиях друг друга.

Розе казалось, что это продолжалось довольно долго, но тем не менее останавливаться совершенно не хотелось. Но вскоре волна удовольствия накрыла её, распространившись по каждой клеточке тела. Как и Доминика. Они обессиленно вздохнули, и юноша рухнул на грудь возлюбленной. Её сердце колотилось как сумасшедшее, и Хант дрожащими горячими губами поцеловал Кристалл под левой грудью, а затем лёг сбоку от неё и крепко прижал к себе, несмотря на жар. Так они и уснули, в объятиях, под почти синхронный стук двух сердец.

Глава Х. Карнавал

Фредерику не спалось. Он ворочался в постели, то сбрасывая с себя одеяло, то укутываясь в него в порывах некоего ужаса, то поднимался с кровати и нервно расхаживал по спальне. Перед его глазами время от времени всплывал образ Натаниэля или Розы. Мужчине казалось, что он медленно сходит с ума.

— Поверить не могу, что Роза — ведьма! — воскликнул он и в сердцах ударил по прикроватной тумбе.

Затем Норрингтон-старший сел на кровать и обхватил голову руками.

— Мой сын… он любил эту ведьму? А она прикончила его?

Ярость овладевала им, и он уже начинал хвататься за волосы.

— А я стоял как полоумный и ничего не делал! — злился мужчина, вспоминая события ушедшего дня. — Их надо найти! И осудить! Они заплатят мне…

— ОТЕЦ! — до мурашек знакомый голос окликнул аристократа, из-за чего он с криком вскочил на ноги и обернулся. — Я здесь, отец, — уже спокойнее повторил Натаниэль, из ниоткуда появившись перед ним, окутанный приятным голубым свечением. — Не пугайся меня.

Фредерик попятился, запинаясь о складки ковра и вытянув перед собой руки.

— Во имя Бездны, что происходит?!

— Это я, — Натаниэль, точнее его призрак, медленно поднял ладони, глядя в глаза мужчине и пытаясь его успокоить. — Не признаешь родного сына?

— Ты погиб!

Натаниэль скрестил руки на груди, тяжело вздохнув. Постепенно его призрачное обличье стало приобретать вид человеческого: сияние почти угасло, тело юноши перестало быть дымчатым, голос был звонче и отчётливее.

— Успокойся, — Натаниэль прикоснулся к вытянутой ладони Фредерика, его пальцы были тёплыми как у живого, из-за чего мужчина был шокирован ещё больше.

Норрингтон-младший неуверенно сделал шаг навстречу ему, раскинув руки, будто желая обнять. Но Фредерик опередил его, кинувшись на шею. Юноша почувствовал, как несколько слёз упало ему на плечи.

— Не знаю, послан ты Чужим или каким-то другим существом, но я очень рад тебя видеть, — дрожащим голосом прошептал мужчина, отстраняясь от сына.

— Я сбежал из Бездны поведать тебе, что на самом деле случилось тогда в Гристоле. Роза и Хант не виноваты в моей гибели, поэтому, отец, не смей их трогать. Особенно Розу.

* * *

— Я взяла парочку рун из твоей сумки, надеюсь, ты не против, — с улыбкой сказала Кристалл, увидев, что Доминик проснулся.

— Тебе лучше? — улыбаясь в ответ, поинтересовался он.

— Да, — слегка заливаясь румянцем, кивнула девушка. — Та женщина принесла нам завтрак, я уже поела, — она указала на круглый накрытый столик у окна.

Доминик поднялся и подошёл к возлюбленной со спины, она стояла у зеркала в полный рост и причёсывала ещё слегка влажные после купания волосы. От неё приятно пахло мылом. Роза, смущаясь, опустила взгляд и увидела, что Хант по-прежнему без одежды. Румянец на её щеках стал багровым. Из-за этого юноша рассмеялся и, чтоб не смущать её, направился в ванную, подняв по дороге свою одежду с пола.

Кристалл собрала волосы в косичку и посмотрела на своё отражение. Лёгкое потягивание внизу живота напомнило ей о ночи. И вдруг её охватило чувство некоего беспокойства.

— Больше никто не приходил? — буквально тут же девушку отвлёк голос Ханта.

— Нет, — вздрогнув, отозвалась Кристалл.

— Я думаю, мы можем остаться здесь ещё на несколько дней, — быстро умывшись и накинув одежду, Доминик вышел из ванной комнаты и сел за стол. — Скоро ведь праздник Фуги. Нас никто не будет ловить.

Он принялся завтракать. Роза отложила гребень на комод и, обхватив себя руками, с опасением подкралась к окну. Перед ней вдруг всплыли картины из прошлого — воспоминания о праздниках в родном доме или на балу у друзей семьи. Тепло, уют, спокойствие, никаких проблем, никаких преследователей…

Девушке было стыдно признаться самой себе, что ей не хватает прежней жизни аристократки, она никогда не считала себя избалованной, привыкшей к роскоши и беззаботности.

— Хочешь, мы устроим бал? Скромный, в узком кругу, — словно прочтя её мысли, с улыбкой предложил Доминик. Роза повернулась к нему.

— В кругу из двоих? — усмехнулась она. Юноша развёл руками, приблизившись к ней и ласково проведя ладонью по её щеке.

— Просто не хочу, чтобы ты грустила.

— Я не уверена, что смогу приготовить праздничные блюда, — Роза потупила взгляд в пол.

— Будем готовить вместе, — усмехнулся Доминик. — Надеюсь, отель не сожжём.

Роза отодвинула занавески и посмотрела на украшенные к празднику улицы города. А в следующее мгновение тяжело грустно вздохнула. Доминик поцеловал возлюбленную в затылок и направился к двери.

— Я вернусь как можно скорее.

* * *

Когда Доминик вернулся в отель, его охватила паника с порога номера.

— Роза! — воскликнул Хант, бросив свертки с покупками на кровать. — Роза, где ты?!

— Тише, не паникуй! — выбежала из ванной комнаты девушка. — Всё в порядке. Я здесь.

— Умоляю, прости. Но мы не можем остаться здесь, до утра нам нужно исчезнуть, — серьезно произнес Доминик.

— Что случилось?

— По городу расклеены плакаты с нашими изображениями. Объявления о розыске.

— Что?.. — Роза удивлённо вскинула брови. — Замечательно. Я ещё и в розыске.

— Примечание: «Строго живыми», — добавил Хант.

— Чтобы передать суду, а затем казнить, — догадалась Кристалл, опускаясь на стул и схватившись за голову. — Вот дерьмо…