Как прочитать книгу за 2 вечера? Бесплатный онлайн мастер-класс

ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ

Преданная помощница для кумира (СИ), стр. 17

- Я и так буду полон энергии. Зато сейчас без меня тут не обойдется.

- Обойдется, еще как обойдется, - хмыкнул Ярослав. – Иди уже.

- Да куда я пойду? За мной же девчата в гостиницу увяжутся. Никакого спокойного сна, будут под окнами орать. Еще и полицию наверняка вызовут из-за недовольных гостей, которым также будут мешать спать, разборки, штрафы, и в итоге никого сна.

- Спи здесь. Кровать мы тебе организуем, тишину тоже. Я все равно все это здание на двое суток снял. Вообще, давно пора его выкупить, уже как дом родной оно стало. Вот, если хорошо пойдет новый клип и альбом – выкуплю.

- А Настю куда?

- Пусть в гостиницу едет, тут она в двух шагах, к тому же ее-то точно фанатки не будут преследовать.

- Не факт. Я уже засветил Настино лицо, когда был в аэропорту. Могут и прицепится. В общем, ладно. Насть, сегодня со мной спишь.

- Угу, - невнятно поддакнула я, не отрывая взгляда от смет.

Дали задание проверить, кто, что и насколько запросил денег, и можно ли что-то вычеркнуть из списка затрат. Как будто я в этом что-то понимаю.

- В смысле, с тобой? – возмутился Ярослав.

Подняла взгляд от бумаг.

- А что такое? – Кай улыбается весьма провокационно, с насмешкой глядя на своего продюсера.

- Вы встречаетесь? – прямо спросил Слава.

- Нет.

- Значит, пусть спит отдельно. Настя ведь не постельная игрушка, верно?

- Нет, конечно. Но мне как-то спокойнее, когда моя муза под боком. Я не против, поставим ей свою кровать, но пусть будет поблизости.

Слава тяжко вздохнул.

- Кай, какой ты еще ребенок.

- Видимо, в детстве не наигрался, - ничуть не смутился Айстем. – В любом случае, мне не нравится, когда кто-то пытается забрать мои игрушки.

О-о-о, где моя формочка-каска? Тут сейчас, чувствую, битва в песочнице начнется.

- Настя – не игрушка, а живой человек, - справедливо заметил Ярослав.

- Это да. А еще Настя – моя помощница, - слово «моя» Кай выделил особо. Айстем встал. – Ну что, Насть, ты идешь? Со мной.

- Да, конечно, - невозмутимо ответила, также вставая.

Судя по лицу Ярослава, он в полном шоке. Наверное, сейчас продюсер во мне полностью разочаруется и больше не станет подлавливать в коридорах. И это хорошо… да-да, хорошо. А на душе все равно печально. Но я поступаю правильно, уверена в этом на все сто.

Мы с Каем ушли.

Как и было обещано, Айстему нашли комнату на верхнем этаже здания с окнами, выходящими во двор и отсутствием поклонниц под ними. Охрана привезла наши вещи и поставила кровати.

- Спасибо, - когда уже укладывались, неожиданно произнес Кай.

- За что?

- Мне очень важно, что ты при всех поддержала меня в споре со Славой. Порой он слишком давит своим авторитетом.

- Кай, я всегда и во всем тебя поддержу, можешь не сомневаться.

- Спасибо.

- Перестань.

- Нет, действительно.

- Ты брал меня на работу с тем условием, что я буду твоей личной помощницей и буду полностью тебе предана. Я соглашалась, прекрасно понимая, на что иду.

Легли спать, но мне что-то не спится. Слишком много кофе выпила вечером. Сна ни в одном глазу, еще и мочевой пузырь переполнен. А вставать неохота. Еще не помню, где тут ближайший туалет. Нехотя встала, натянула джинсы. Вместо ночнушки у меня теперь длинная футболка. Для ночной прогулки сойдет.

Пару раз по пути к заветной цели наталкивалась на охрану, и оба раза охранники показали мне совершенно противоположное направление дамской комнаты, так что в итоге я забрела куда-то совсем не туда. Совсем, потому что именно там я встретила Ярослава. Вот вообще не ожидала, что открыв дверь предположительно вожделенного туалета, окажусь в помещении, которое можно назвать курилкой, а в нем продюсер собственной персоной. Курит.

- О-о-о, вы курите? – зачем-то задала я очевидный вопрос. Вообще, впервые вижу Ярослава курящим, так что вопрос закономерен. Неожиданно. Даже я бы сказала, что неприятно удивилась. Вредная привычка, как-никак. – Извините.

Захлопнула дверь и поспешила уйти, но поздно.

Глава 8

Антон достает из пиджака телефон и вручает его подошедшему с двумя своими ребятами Роме, что-то тихо говорит охраннику и вручает ему телефон. Замечаю, что все это время Ярослав смотрит на меня наверняка в попытке отследить мою реакцию. Я же куда больше внимания отдала телефону, что передал агент – чувствую, в телефоне все дело, по нему и нашли того, кто все слил. Незаметно перевожу дыхание. Телефон точно не мой, у меня хоть и черный, но не такой большой, да и потрепанный он у меня, видевший уже, возможно, не одного хозяина. А тут телефончик новенький и наверняка дорогой очень.

В студии нереальная тишина. Все пытаются прислушаться к тому, что говорит агент. Вдруг какой-то парень из музыкантов срывается с места и бежит к выходу.

- Стоять! – рычит Рома, хватая щуплого мужчину, уже почти выпорхнувшего в коридор, за ворот рубашки, и возвращает в студию.

Далее происходит не самая красивая сцена: музыкант кричит, обзывается, доказывая, что все вокруг идиоты жадные, что у него связи, адвокаты и еще кто-то… но самое интересное – это лицо Ярослава, на котором быстро сменяются эмоции. Удивление, шок… досада? И вот уже злость. Продюсер идет к музыканту, что-то коротко приказывает Роме, и уже вся охрана, агент и продюсер выходят из студии.

Какое облегчение, однако.

- Чему ты так злорадно улыбаешься, муза моя ненаглядная? – живо интересуется у меня Кай. Мы с шефом все еще стоим в обнимку.

- Да, продюсер твой ведь на меня думал. Вернее, был полностью уверен, что это я. Кажется, даже огорчился, поняв, что ошибся.

Айстем хмыкнул.

- Я заметил, что он с вашей первой встречи о тебе все самое плохое думает.

Да уж. И ведь действительно, Слава, только увидев меня, решил, что я либо журналистка, либо фанатка и надо бы меня выкинуть отсюда подальше.

- Ну, тут у Ярослава был повод. Я как раз перед объявлением о происшествии на автомате вытащила у него бумажник, но тут же вернула. Ты очень расстроился из-за этого музыканта? Вы дружили?

- Да нет, не особо, так общались, конечно. Но Толик всегда был таким… скользким, что ли. Мне куда больше интересно, сколько ему заплатили за слив и кто. Так, стоп. А как это ты на автомате вытащила у Ярослава кошелек?

- Ну, у меня всегда такой рефлекс, срабатывает при объятиях. Вон, я уже нащупала и у тебя кошелек, но сейчас я себя полностью контролирую.

Кай залез в задний карман джинс, нащупал там мою руку и хмыкнул.

- Теперь давай подробнее про объятия со Славой. Мне уже надо идти устраивать разборки и бить лицо за мою музу?

- Эм… а ты можешь кого-то бить?

- Почему нет?

- А если в ответ ударят? Тебе нельзя портить лицо – ты на нем зарабатываешь. Помимо голоса.

- Меня брат так натаскал, что до мордобития, во всяком случае, моего, не доходит. Брат у меня единоборствами в последние годы очень увлекся и меня подтягивает, когда есть возможность. Как правило, полученных знаний мне хватает.

- Это хорошо. Но ведь Ярослав твой продюсер.

- И что?

- Ну, как сказал сам Ярослав – он, по сути, твой начальник, а ты ему лицо бить…

Айстем весело фыркает. А что? Мне же надо понять, у кого круче яй… В общем, если случится конфликт между продюсером и его подопечным, что мне делать – брать любые подручные средства для защиты любимого босса, а потом закапывать трупы врагов, или же тихонько стоять в сторонке, смело прячась за спину все того же любимого босса?

- Когда речь идет о мужских разговорах, про иерархию забывают. А вообще, я серьезно повязан со Славой разного рода контрактами и договорами, он многое в меня вложил, многому и научил. Но знаешь, я не скажу, что он мне начальник. Скорее старший товарищ, наставник. Я многим Славе обязан, это да, тем не менее, речь об отношениях начальник – подчиненный никогда не заходила. Поэтому сейчас я удивлен. Ярослав тебе действительно так сказал, что он начальник?