Как прочитать книгу за 2 вечера? Бесплатный онлайн мастер-класс

ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ

Преданная помощница для кумира (СИ), стр. 14

- Сегодня у меня не слишком хорошие новости. Твою песню, для нового альбома, слили в сеть. Еще до клипа. Выяснилось буквально только что, - тяжелый взгляд продюсера упал на меня. – Необходимо тщательно проверить твое окружение. Особенно новичков. У кого-то, похоже, есть воровские наклонности.

У меня все внутри похолодело. Кай знает о моем прошлом очень многое, особенно, про мои наклонности. Все подозрения наверняка падут на меня.

Работа студии встала. Начались разбирательства.

Меня неожиданно и очень приятно поразило то, что Кай, ни словом, ни взглядом, не дал мне понять, что думает на меня.

Всех, кто находился в помещении, попросили сдать на проверку все телефоны и прочие гаджеты, что могут записывать звук. Кого-то стала уводить для личных бесед охрана.

Кай, порывшись в сети, и найдя свою запись, ушел через какое-то время из студии, зло хлопнув дверью. Агент с кем-то созванивается и договаривается о том, чтобы песню быстро изъяли с тех ресурсов, на которые она уже попала, конечно, наверняка уже поздно что-то делать, но небольшой шанс, что песня не разойдется по всем сетевым закоулкам, еще есть.

Нервно расхаживаю по комнате, и тут Ярослав берет меня под локоток.

- У меня к вам разговор, - сухо поясняет свои действия продюсер и выводит меня из комнаты.

У меня коленки подкашиваются. Вот точно на меня все повесят. И хорошо еще, если Кай только выгонит. Все, мне крышка.

- Я не виновата, - сразу говорю, стоит нам с продюсером выйти в коридор.

- Не здесь, - коротко отвечает мужчина, проводит меня в помещение, обставленное как кабинет.

Заметила, что Ярослав закрывает дверь на ключ, что торчит прямо в замке. Плохо, плохо, плохо. Ключ мужчина вынимает и кладет себе в карман. Так, ну, если что, из кармана особой проблемы ключик достать не будет. Вот нейтрализовать продюсера, если полезет с… обвинениями, куда труднее.

- Я не виновата, - зачем-то проговорила еще раз я, отступая вглубь кабинета.

Ярослав сложил руки на груди и так и стоит возле двери, хмуро за мной наблюдая.

- Хотите выйти отсюда? – неожиданно спросил Слава. – Заберите у меня тогда ключ.

Я что, дура что ли? Хотя, вон, кошелек забрала. Но то были рефлексы. Кажется, показательной кражи кошелька хватило, чтобы Ярослав смог сделать обо мне определенные выводы.

- Если заберете, мы вместе выйдем и уедем. Обещаю, у вас не будет никаких проблем, я со всем разберусь, никто вам никаких обвинений предъявлять не станет, зарплату вы не потеряете, но… пока поживете у меня и о Кае забудете.

Это что за предложение такое? Любовницей стать?

Лихорадочно пытаюсь что-нибудь придумать. Ситуация тупиковая. Любовницей, или кем там меня видит продюсер, я не буду. И вообще. Кроме Кая и мамы я никому больше ничего не должна. Никаких записей никуда не сливала, а значит, буду стоять на своем. Пусть Ярослав пугает, сколько хочет. Мое прошлое, это только мое прошлое. Обвинят во всем меня – это уже будет их ошибка, не моя. Главное мне, перестать паниковать. Это все Слава – он удивительным образом выводит меня из равновесия и заставляет нервничать.

Стою на месте.

- Чему вы улыбаетесь? – интересуется у меня Ярослав.

- Может, это вы сами слили песню, чтобы меня подставить?

- Я такими вещами не занимаюсь. Но если бы мне надо было, вы бы уже отправились в полицию. Сейчас же я подробно хочу знать, кто вы, и чем занимались раньше.

- Может, вам лучше все это у Кая спросить? Он мой работодатель и знает обо мне все, что необходимо.

- Я предпочитаю узнавать все из первоисточников, это, во-первых. И во-вторых, формально, по всем документам, Кай работает на меня, и все «его» сотрудники, это мои сотрудники.

Ну, отлично вообще. Еще один начальник на мою голову.

Как бы так мягко объяснить этому моему «шефу», что подчиняться я ему не буду? Мне кажется, что проще чем-нибудь «мягко» ударить Ярослава по голове, чем ему что-то объяснить. Баран упрямый, вот точно.

- А если не узнаете, то что? – полюбопытствовала я. – Знаете, мне все равно, кто там, у Кая начальник, я подчиняюсь непосредственно Айстему, таков наш договор. Если вас что-то не устраивает, то это не ко мне вопросы, разбирайтесь с Каем.

Представила почему-то сразу двух больших мальчиков в песочнице, что пытаются отнять друг у друга куклу, одетую в красивое белое платье. Завязывается драка, летит песок. Пока мальчишки дерутся, кукла, предварительно зачем-то вытащив из карманов увлекшихся мальчишек все карманные родительские деньги, словно партизан, надев на голову формочку, на манер каски, на животе ползет к краю песочницы, хватается за деревянный край и перелазит, оказываясь на свободе. Миссия выполнена.

- Я, конечно, поговорю с Айсом. Если все-таки выяснится, что это вы отдали в сеть запись, работать с ним вы уже не будете.

Продюсер так выделили слова «с ним», что мне невольно захотелось спросить, «с кем» же тогда. Впрочем, есть предположения, с кем.

- Это все? Мне можно идти? – холодно интересуюсь я.

- Идите, конечно. Только нужно будет вернуться сразу в студию.

- Ключ отдайте.

Продюсер проходит вглубь комнаты и демонстративно садиться в одно из кресел, закидывает ногу на ногу, блаженно откидывается назад.

- Забирайте, все в ваших руках.

Ах, ты… продюсеришка хитровыдуманный.

Походкой от бедра медленно приблизилась к Ярославу, нагнулась, и, опираясь руками с двух сторон на подлокотники кресла, продемонстрировала продюсер все, что есть интересного в вырезе своей кофточки. Надо отдать должное Ярославу – выглядит он невозмутимо, но все, что предложено к осмотру, внимательно оглядел.

Не менее демонстративно потянулась к карману брюк мужчины, немного там пошуршала, наверняка доставив Славе немалое удовольствие и отключив у него критическое мышление. Достала, наконец, ключ и была поймана за запястье.

- Не уходи, - одновременно потребовал и попросил Ярослав и потянул меня к себе, явно намереваясь усадить на колени.

Молча вырвала руку, развернулась и пошла к выходу.

Дверью не хлопнула. Тихо, аккуратно закрыла. На ключ.

Мой злодейский смех никто не слышит, ибо смеюсь я про себя. Продюсер меня убьет, когда выберется, но… знай наших. Нечего было пытаться меня запугать и загнать в угол.

Вернулась в студию, где все до сих пор нервные, злые и мрачные. Нашла себе местечко в уголке, жду. Опять так стра-а-ашно. Не знаю, чего теперь боюсь больше – что на меня преступление повесят, или что сейчас сюда ворвется Ярослав.

Входная дверь открылась и появился мой босс. Хмурый. Кай оглядел взглядом комнату, нашел меня и сразу подошел ко мне. Ждала чего угодно, кроме крепких объятий.

- Как я зол, ты не представляешь, - Айс подбородком касается моей макушки. Моя голова прижата к груди шефа. – Музы умеют успокаивать?

Обняла Кая в ответ, обвив руками его талию.

- Все будет хорошо, - пообещала я.

- Будет, я и не сомневаюсь. Но все равно очень неприятно.

Потерлась щекой о грудь Айса. Может, Каю сейчас и плохо, но вот мне стало значительно легче. Босс мне верит, не сомневаясь во мне ни капли.

Бах! Это с громким хлопком открывается дверь и в студию стремительно заходит взърошенный продюсер. Ой-ой.

Как Ярослав сумел так быстро выбраться? Поворачиваю Кая так, чтобы меня было хуже видно, но Ярослав уже заметил и меня, и Айса и наши милые объятия. Продюсер решительно идет к Каю, на лице Славы написано нехорошее такое выражение. Душа моя уходит в пятки.

И тут в студию влетает взволнованный Антон – агент Кая.

- Узнали, кто слил! – громко возвестил для всех агент. – Охрана!

Глава 7

Антон достает из пиджака телефон и вручает его подошедшему с двумя своими ребятами Роме, что-то тихо говорит охраннику и вручает ему телефон. Замечаю, что все это время Ярослав смотрит на меня наверняка в попытке отследить мою реакцию. Я же куда больше внимания отдала телефону, что передал агент – чувствую, в телефоне все дело, по нему и нашли того, кто все слил. Незаметно перевожу дыхание. Телефон точно не мой, у меня хоть и черный, но не такой большой, да и потрепанный он у меня, видевший уже, возможно, не одного хозяина. А тут телефончик новенький и наверняка дорогой очень.