Королева драконов. Часть 2 (СИ), стр. 46

На этот раз общение с металлом прошло значительно проще, чем прежде. Возможно, во мне стало больше королевы.

– Не знаю, – ответила через какое-то мгновение.

А затем, повертев вещицу в руках, произнесла, размышляя вслух:

– Теперь нужно его зачаровать…

Это было сложно. У меня осталось не так много тиаре после первых двух печатей, а тут снова магия высшего четвертого уровня.

Оформила в памяти символы руна и расположила над браслетом. Воздух вокруг заколыхался, давая понять, что колдовство потребует очень больших затрат.

Морально приготовилась и выпустила силу.

Сандро и Шейна от неожиданности отскочили назад, увидев огромный выплеск. Они не знали, что половина впитается в стены, но очень быстро это поняли.

Остатков магии еле хватило. Но, в конце концов, печать сверкнула в воздухе и всосалась в черный металл. Я обессиленно упала на кровать, продолжая сжимать браслет.

Остался последний штрих. Поднесла к губам Жоржика и прошептала ему несколько слов. А затем отдала артефакт Шейне.

– Это было… здорово, – отметила она, напряженно вглядываясь в мое лицо. – У тебя очень большой резерв. Очень…

Я видела в ее глазах удивление, но мне было вовсе не до него.

– Когда поймаете жреца, – ответила я, – прислоните браслет к его руке и потребуйте назвать свое имя. Как только он это сделает, Жорж… в смысле металл должен будет обхватить его запястье намертво.

– А что потом? – голос Сандро.

– А потом объясните этому слуге богов, что, если он попробует обмануть вас и рассказать все Великому князю, браслет его убьет. Если на суде он скажет не то, что нужно, браслет также его убьет.

Сандро удивленно приподнял брови, очевидно, не слишком-то веря в силу моего колдовства. Честно говоря, я тоже не до конца была уверена в успехе. Но им об этом знать не обязательно. У нас был лишь один шанс.

– Ясно, – кивнула Шейна. – Тогда пора отправляться.

– Стой, – бросил Сандро, вытягивая руку. – Как мы дадим тебе понять, что все сработало?

Я на миг задумалась, глядя на оставшийся на моем запястье браслет.

– Я почувствую…

Шейна и Сандро непонимающе переглянулись, но уточнять не стали.

– Куда нам идти после задания? – спросил мужчина.

– Стены Чертога для вас закрыты, – проговорила я. – И, пока комендант Таркон не придет за вами – вы свободны.

Две пары глаз блеснули в темноте комнаты. “Свобода”. Это слово слишком долго было для них запретным.

Но, прежде чем в их головах могла появиться какая-нибудь отравленная мысль о предательстве, я добавила:

– Помните, что комендант может выйти из тюрьмы в любой момент, – я бросила на них многозначительный взгляд, – мы лишь пытаемся сделать это законно.

Неприятно, но я должна была расставить все точки.

Шейна слегка обиженно отвернулась, Сандро стиснул зубы.

– Мы никогда не бросили бы человека, который сделал из нас тех, кто мы есть, – проговорил мужчина медленно.

– Мы могли бы гнить за решеткой много лет, – добавила Шейна, – но в Чертоге мы были почти свободны.

– Почти, – повторил Сандро.

И они оба отвернулись от меня, подойдя к распахнутому окну.

Кстати, Вайлар так и не сказал мне, как “кости” должны будут выбраться из моей комнаты, учитывая, что мы находились невероятно высоко от земли.

Но, кажется, у них самих это вопросов не вызывало.

– Четвертая печать Шайрена? – спросила девушка, оценивая расстояние до каменной плитки замкового двора.

– Без вариантов, – кивнул Сандро. – Успеешь без подготовки? У нас будет не больше трех секунд.

Девушка хмыкнула.

– Я еще тебе нарисую, пока буду этажи считать.

Сандро улыбнулся. И эта улыбка сделала его вечно хмурое и саркастическое лицо непривычно теплым.

Я не вполне понимала, о чем они говорят, но смутное подозрение закрадывалось в голову. Здесь, в комнате, они не смогут сотворить ни одного заклятья. А значит, им придется начертить руно прямо в воздухе… Нужно было прекрасно владеть символами, четко представлять нужную картинку, чтобы успеть сделать это так быстро. Пока тело не коснется земли, принеся с собой смерть.

– Я первый, – бросил Сандро, и вдруг выпрыгнул в окно.

– Стой! – только и успела бросить Шейна, мгновенно побледнев и выпрыгнув следом.

Я могла только догадываться, о чем они думали. Возможно, тот, кто пойдет впереди, в случае удачного приземления, мог бы успеть подстраховать второго. И что тогда означали их действия? Сандро рискнул собой, прыгнув первым, чтобы нарисовать руно девушке. А Шейна прыгнула следом, испугавшись, что он не успеет создать печать даже себе.

Я быстро высунулась из окна, глядя, как летят вниз две темные фигуры. Перед самой землей, когда я уже с ужасом подумала, что Сандро и правда не успел, в воздухе мелькнуло золотое кольцо, окутав мужчину, как кокон. В ту же секунду он выставил руку в сторону Шейны, и еще одна печать сверкнула в ночи. Женское тело, спеленатое защитным заклинанием, мягко приземлились рядом.

Девушка тут же вскочила на ноги, и они оба исчезли в тени деревьев.

А мне оставалось лишь ждать.

Прошел час. Я нервно ходила по комнате, то и дело трогая оставшийся браслет. Сигнал все не приходил. Это было хорошо и плохо одновременно. Хорошо, потому что в случае какого-либо провала черное золото должно похолодеть. Напульсник в руках Шейны обязан передать эту магию своему брату-близнецу.

Но металл оставался нейтрален. Холода не было, как, впрочем, и тепла, которое бы свидетельствовало об успехе.

Прошел еще час, после которого я уже готова была изгрызть себе все ногти. И вдруг Коржик начал стремительно нагреваться. Мое сердце забилось, как ненормальное. Получилось! Это означало, что первый браслет теперь на руке жреца!

Отлично. Теперь можно было ложиться спать. Второй сигнал придет завтра во время суда. Если старик скажет правду о том, что он был согласен на Времяворот, Коржик опять потеплеет. Если солжет – похолодеет. Как, впрочем, и труп самого служителя богов. Хотя для нас это уже не будет иметь никакого значения. Придется искать другой выход.

Конечно же, всю ночь я не могла уснуть. Утром еле-еле дождалась служанку с завтраком и быстро все съела. Ближе к полудню браслет снова потеплел. Моему ликованию не было предела. Значит, жрец отозвал свои обвинения!

Казалось, даже солнце стало светить ярче. Мне не терпелось взглянуть в лицо господарю, увидеть досаду в его глазах. Теперь ему придется отпустить Вайлара. Даже Великий князь не может держать под замком одного из своих вассалов без весомого обвинения. А значит, комендант будет свободен.

Когда служанка пришла забрать поднос, я рискнула спросить:

– Нет ли новостей насчет суда над комендантом Чертога Ночи?

И девушка привычно опустила глаза. Она никогда не отвечала на прямые вопросы, чего я ожидала? Но вдруг ее большие глаза странно блеснули, и она шепотом произнесла:

– Мне жаль, леди Фати, его Высокоблагородие коменданта Таркона сегодня приговорили к смерти.

И через мгновение подхватила поднос, исчезнув в дверях.

А я осталась сидеть на кровати, думая, не ослышалась ли я. Кончики пальцев нервно похолодели.

Лихорадочно сглотнула, чувствуя, как во рту становится сухо, а дыхание сбивается от накатывающего ужаса.

– Это наверняка неправда, – прошептала я, пытаясь сама себя успокоить. – Ведь жрец отозвал обвинение… А значит, все в порядке...

– Не утруждайся, милая, – раздался хриплый голос от окна.

Я повернула голову, встретившись с оранжевым взглядом ворона Карла.

– Это правда. Очень скоро Таркону отрубят голову.

Глава 21. Стыд, Страх, Страсть

Полдня я металась по комнате, не зная, что предпринять. Я и не думала искать князя, чтобы узнать у него подробности, спросить, почему принято такое страшное решение. По какому праву? Я решила совсем иное: как только опустится ночь, перемещусь в казематы к Вайлару и скажу ему, что отсюда пора убираться. И пусть потом Алан посылает за нами хоть всех Серебряных рыцарей вместе взятых. Моего дракона им будет не найти.