Королева драконов. Часть 2 (СИ), стр. 37

– Я люблю тебя, – мягко добавил он, чтоб хоть как-то успокоить Амелию. Жаль, что получилось как раз наоборот.

Но мужчина этого уже не видел. Он открыл портал и исчез в водовороте пространства.

И через мгновение оказался на площади перед центральными вратами замка. Там в сопровождении пятерых воинов стоял капитан гвардии Серебряных клинков – Эйден Варрель. Остальные рыцари оцепляли территорию Чертога магическим кольцом. Тонкие нерушимые нити соединялись в цепь, удерживаемую самими магами.

– Что здесь происходит? – холодно спросил комендант, подойдя вплотную к командиру. – Что вы здесь делаете?

Эйден Варрель был ниже почти на голову. Но он всегда был сильным колдуном и уверенным в себе человеком. Даже зная, что Таркон превосходит его магическим потенциалом в десять раз, он сохранял гордое спокойствие. В конце концов, рядом с ним было два десятка магов четвертого уровня.

– Плохие новости, Таркон, – прозвучал ледяной ответ.

– Вы здесь по приказу его Светлейшества господаря?

Эйден промолчал, глубоко вздохнув.

И тогда Вайлар понял, что все еще хуже, чем он предполагал.

– Его Светлейшество Исидор Вальдошьяр мертв, – ответил, наконец, командир рыцарей.

И эта новость оглушила не хуже грома.

– Его место занял пока не коронованный княжич Алан Вальдошьяр, – продолжал мужчина. И было видно, что это его и самого не очень-то радует. – По его приказу вы заключаетесь под стражу, а Чертог Ночи переходит под юрисдикцию короны.

– По какому обвинению? – ровным голосом спросил Вайлар, не предпринимая ни малейшей попытки к сопротивлению.

Правда и командир не спешил применять силу или каким-то иным способом ограничивать свободу своего арестанта.

– Мне не довели, – ответил мужчина.

И тут комендант вдруг положил руку на плечо рыцаря, тихо спросив:

– Что случилось, Эйден?

Мужчина горячим взглядом обжег ладонь Вайлара на своем плече, но убирать ее не стал. Вздохнул и ответил:

– Великий князь найден мертвым в своих покоях. Княгиня отправлена в ссылку в дальний храм Светлых. В стране переворот, Таркон.

Это было плохо. Очень плохо.

– На счет леди Фати есть приказ? – спросил он.

Командир бросил на собеседника удивленный взгляд, но ответил:

– Привести лично к княжичу, как особу, имеющую прямое отношение к следствию.

– Ясно, – задумчиво произнес Вайлар. – Но она не будет заключена под стражу?

– Нет, – твердо сказал Эйден.

И король драконов стал немного спокойней. Сопротивляться не имело смысла. По крайней мере, пока.

Он кивнул, словно соглашаясь с чем-то, и протянул руку вперед со словами:

– Я сам.

Командир рыцарей уважительно кивнул. Чувствовалось, что с его плеч упал тяжкий груз. Вероятно, он был уверен, что единственный в мире маг пятого уровня просто не позволит добровольно арестовать себя. А бой с ним обещал быть очень кровавым. Еще в бытность их совместной службы в рыцарском ордене Эйден имел возможность убедиться: Таркону не было равных, и в бою он был по-настоящему страшен.

Командир достал из нагрудного кармана металлический ошейник и подал коменданту Чертога Ночи. Вайлар принял предмет из рук своего бывшего сослуживца и молча закрепил на шее.

– Полагаю, можно идти, – прохладно сказал он и бросил последний взгляд на стены своей крепости.

Где-то там наверху в одной из дальних башен в ужасе ходила по комнате его Амелия. Но с ней все будет в порядке. Аллегрион сохранит ее жизнь. А о свободе он позаботится сам. Чуть позже.

Глава 17. Разрыв

300 лет назад

До назначенного времени оставался еще целый час, а он уже был перед таверной. Круглый диск луны освещал вполне приличного вида двухэтажный домик с вывеской: “Глоток Серафимы”. Все окна призывно горели желтыми огнями, и сквозь распахнутые ставни слышался шум веселых разговоров и звон посуды.

Не так представлял себе Лорент обычное питейное заведение в империи нелюдей. А как? Ну, может быть, вылепленное из грязи и камыша, а то и вообще составленное из пары стульев на лесной поляне.

Люди не появлялись в Райялари, если хотели остаться в живых. Но Аллегрион назначала свои таинственные свидания только здесь. Только на территории собственного королевства.

И вот каждые несколько дней мужчина с нетерпением ждал появления очередного послания, написанного золотыми буквами на куске коричневого пергамента. Он жаждал этого, как иссушенный солнцем путник – глотка воды. Или как алкоголик – стакана вина.

Потому что Аллегрион стала его вином. Она пьянила и сводила с ума. Она проникла в его разум и наполняла собой вены. С каждым днем он хотел ее все больше. И все больше боялся потерять. Потому что знал – рано или поздно так и будет.

Она была королевой. Колдуньей. Драконом. А он – всего лишь человеком, сгорающим в своей страсти.

Но это не мешало Лоренту преодолевать любые препятствия, идти куда угодно, лишь бы хоть ненадолго встретиться со своим золотым безумием.

И сегодня она ждала его в одной из сотен самых обыкновенных дорожных таверн Райялари. Обыкновенных для нелюдей и невероятных – для человека, который никогда не встречал в одном месте столько монстров, способных убить его.

Массивная дверь скрипнула под его рукой, и твердым шагом он ступил на порог заведения.

Здесь было все, как обычно: хозяин, официантка, столики, гости. Но с другой стороны, если приглядеться, все словно перевернулось с ног на голову.

Бармен, облокотившись о стойку, протирал деревянную кружку, болтая о чем-то с клиентом. Когда он ухмылялся, у него изо рта бесстыдно выглядывали белоснежные клыки, а глаза вспыхивали алым.

Его собеседник был похож на старика, заросшего волосами. Но, если присмотреться, кожа у него была, как древесная кора, а на голове росли тонкие веточки вперемешку с травой.

За одним столиком отдыхала компания мужчин, из под плащей которых торчали медвежьи лапы. За другим – одиноко сидел странный тип с синеватой кожей и длинными белыми волосами. Можно было бы подумать, что это какой-то высокородный особничий. Да только он был с головы до ног мокрый, и периодически поливал себя водой из кувшина.

Никто не обращал на Лорента внимания. Мужчина был удивлен, но не сказать что бы обрадован. Ему даже хотелось, чтобы в этот раз какая-нибудь нелюдь напала на него. В хорошей драке он получил бы парочку легких или средних ран, с которыми и явился бы к своей королеве. Может быть, тогда он ощутил бы, что Аллегрион что-то испытывает к нему.

Но, как назло, до странного путника никому не было дела. Лорент уверенным шагом подошел к стойке бара и облокотился о грязноватое дерево.

Черноволосый вампир, исполняющий обязанности бармена, на мгновение замер. Тут же отвернувшись от своего собеседника, он смерил удивленным взглядом посетителя и шумно втянул воздух ноздрями. А затем его губы растянулись в улыбке, обнажив острые зубы.

– Надо же… – протянул он, отставляя стакан. – Не часто у нас такие гости…

Лорент не собирался показывать страх. Тем более что он и не боялся. Это чувство давно уже было приручено им и посажено на цепь стальной воли.

– Интересное у вас название таверны, – вместо ответа начал говорить посол людского княжества. – “Глоток Серафимы”. Что это значит?

Бармен еще сильнее оскалился в улыбке.

– Серафима – это моя первая любовь. Чудная девушка из предместий Илирии…

Он закатил глаза, шумно сглотнув.

– Ах, как же сладка она была на вкус!

Лорент на мгновение вздрогнул, испытав прилив отвращения. Но рвущийся с губ вопрос сдержать не смог:

– Она умерла?

Вампир посмотрел на гостя долгим задумчивым взглядом и ответил:

– Конечно.

Лорент стиснул зубы, решив не продолжать эту тему. Неужели вампир назвал свою проклятую таверну в честь убитой жертвы?

Ублюдок. Они все здесь были выродками.

Тут же он некстати вспомнил о законе Райялари. Том самом, который предусматривал, что любой человек, находящийся на территории государства, может быть безнаказанно съеден вампиром.