Королева драконов. Часть 2 (СИ), стр. 26

Остальным игрокам пришлось последовать его примеру.

– Эта игра называется “Пике”, – сказал тогда мужчина, – она широко известна при дворе. Странно, что вы не слышали о ней прежде…

И тут раздался голос мачехи:

– Полагаю, это потому, что леди Фати никогда не появлялась при дворе. Ее семья много лет была стеснена в средствах, – проговорила она с елейной улыбкой. – Но, бедность, как говорится, – не порок!

У меня покраснели даже уши. Но не от стыда, а от гнева. Скромная, неуверенная в себе Амелия куда-то скрылась, словно ее и не было.

– Конечно, Марикита, – вернула улыбку я, – вы знаете о моей семье действительно много! Кстати, как там ваш муж, мой отчим, уже в тюрьме или еще нет?

Лицо женщины побагровело. Она стиснула руки в кулаки, больно впиваясь когтями в кожу.

– Так Леош Вальдон – ваш муж? – удивленно спросил князь Шарлоэн, отец Шейны. – Когда же вы поженились? Отчего об этом никому не известно?

Княжич посмотрел на Марикиту, иронично приподняв бровь.

– Полагаю, госпожа Вальдон хотела сделать кому-то сюрприз, – ответил он что-то малопонятное. Но мачеха тут же опустила глаза на скатерть.

– Мы скрывали… от моего отца, – ответила, наконец, она. – Но, прошу вас, давайте не будем об этом.

– Но, ведь ваш муж под следствием! – ужаснулся другой мужчина рядом. Я уже и забыла, как его зовут.

– После всего случившегося, он мне больше не муж, – наиграно всхлипнула Марикита, вставая из-за стола. – Простите меня, мне нужно освежиться.

Несколько пар глаз сочувственно посмотрели на нее, и только во взгляде Алана застыла ирония. Или мне это все почудилось?

– Конечно, Марикита, – проговорил он слишком мягко. – Пойди отдохни.

Я проводила мачеху прохладным взглядом. За то, что она пыталась меня убить, ее следовало наказать. Но пока что я не знала, как.

И, когда за нашим столом стало почти совершенно спокойно, племянник князя объяснил мне правила игры, сыграв в первый раз за меня. Он то и дело наклонялся к моему плечу, подсказывая нужную комбинацию, а иногда рассказывая какую-нибудь смешную шутку. Несколько раз я чувствовала, как его рука как бы случайно касается моей спины. Пару раз его дыхание достигало моей кожи. Я нутром ощущала, что нравлюсь ему. И, как ни странно, внимание княжича оказалось ненавязчивым и вполне приятным.

Я смеялась над шутками, улыбалась комплиментам и вела вполне приличную светскую беседу. Мне было до странного… хорошо.

Однако, несмотря ни на что, внутри меня сохранялось четкое ощущение тревоги. Словно от этого мужчины пахло опасностью.

– Вы прекрасно справляетесь, леди Фати, – сказал племянник господаря, заразительно улыбаясь.

– Это все благодаря вам, княжич.

– Вы – хорошая ученица, – вернул он комплимент, вновь поцеловав мою руку.

Его губы опять задержались всего на мгновение дольше необходимого. И что-то во мне шевельнулось, испытав удовольствие от внимания.

В голове вдруг мелькнула вспышка.

“Проклятая Аллегрион, кажется, наслаждается флиртом!” – поняла я, убирая руку.

Как хорошо, что до меня дошло это сейчас. Остаток игры я старалась улыбаться чуть меньше, и хохотать не так громко. Все же влияние золотой королевы было велико.

И вот, наконец, рядом с нами показалась фигура господаря. Комендант стоял рядом со свитком и чернильным пером. Ничто в его лице не говорило о том, что мужчина чем-то недоволен. Со всеми он был предельно учтив и обходителен.

– Леди Фати, все нюансы улажены, – сказал он мне ровным голосом, – осталась лишь ваша подпись.

Со стороны казалось, что он для меня – лишь доверенное лицо. И между нами нет совершенно ничего личного.

– Конечно-конечно, – поспешно кивнула, не глядя поставив размашистый завиток под двумя десятками каллиграфических строк.

– Вот и славно! – воскликнул князь, забирая бумагу. – Стоит за это выпить! Принесите вина!

– Боюсь, Ваше Светлейшество, нам уже нужно идти, – мягко отрезал комендант. – У леди Фати так много дел в связи с возвращением наследства.

– Да-да, – проговорил князь, – я все понимаю. Вы можете быть свободны…

И тут раздался звонкий и уверенный голос Алана Вальдошьяр.

– Так быстро покидаете нас?

– Да, Ваша Светлость, – спокойно кивнул Вайлар, и ни один сантиметр его лица не дрогнул. – Вы же понимаете: дела.

– Конечно, – подтвердил, улыбаясь, мужчина. А затем встал из-за стола и, подойдя ко мне, с легким поклоном добавил: – Я надеюсь, вы не откажете мне в любезности прогуляться послезавтра в моем сопровождении по садам Терильи?

Об обществе коменданта крепости-тюрьмы не было сказано ни слова. Княжич приглашал только меня. Я вздрогнула, испытав одновременно и затаенное удовольствие и открытое нежелание.

Вайлар стоял позади, и его лица я не видела. Зато Шейна еле заметно моргнула, не сводя с меня синих глаз. Что ж, придется довериться блондинке.

– Несомненно, – улыбнулась я и сделала реверанс, – буду рада разделить с вами прогулку.

Княжич удовлетворенно кивнул, вновь обжигая меня странным опасным взглядом. И мы, наконец, покинули замок.

Глава 13. Голод

300 лет назад.

Этим утром Лоренту не спалось. В своем особняке, пожалованном ему Великим господарем за заслуги перед отчизной, он с самого рассвета тренировался во владении мечом. Прямо на заднем дворе среди кустовых роз, высаженных его старой экономкой, стояли несколько деревянных манекенов для отработки ударов. Еще слишком рано, чтобы устраивать спарринги, слишком рано, чтобы можно было позвать мастера меча.

В одних штанах, босиком и с голым торсом он отрабатывал удары один за другим. Капельки пота уже щекотали спину, светлые волосы, выбившись из тугого узла, прилипли ко лбу.

Прекратив тренировку, чтобы перевести дыхание, Лорент остановился взглядом на деревянном истукане и замер. На какое-то короткое мгновение ему почудилось, что перед ним ОНА. Мелькнули золотые волосы, струящиеся по обнаженным плечам, почудилась тонкая талия, переходящая в широкие бедра. Глаза медового золота, сжигающие изнутри, будто блеснули в утреннем полумраке сада.

Лорент опустил веки, проклиная тот день, когда ему пришлось посетить резиденцию драконьих королей. Ту секунду, когда он увидел ее обнаженное тело в отражении зеркально-черного пола.

Сердце в груди бешено забилось. Он шумно сглотнул, стиснув зубы, прогоняя наваждение. А потом открыл глаза, с силой замахнувшись тяжелым мечом, намереваясь нанести воображаемому противнику удар.

Но оружие с грохотом выпало из его рук, заставив кровь ударить в виски, а дыхание остановиться. На деревянный манекен прямо перед ним был надет свиток. На тонкой палке, изображавшей руку воображаемого бойца.

Мужчина готов был поклясться всеми богами, даже Проклятыми, что никакого свитка здесь не было. И быть не могло. Его бросило в жар. Не от страха, нет.

Он оглянулся по сторонам, цепким взглядом высматривая возможного тайного гостя, но, конечно же, никого не нашел. Твердым шагом двинулся вперед и осторожно снял тонкий рулончик пергамента.

Бумага зашуршала в крепких, мозолистых руках, привыкших держать меч. Взгляд требовательно скользнул внутрь, различив красивую вязь слов.

Золотые буквы на темно-коричневом фоне. Запах дивных диких цветов, различить которые офицер княжества и посол его Светлейшества господаря никак бы не смог в силу грубости своей профессии.

Но руки его все же дрогнули. Он не мог поверить. Золото и аромат. Как будто это любовное послание. От НЕЕ.

Может – какая-то глупая шутка? Но чья? Ведь никому неизвестно его отношение… болезненная страсть к проклятой драконьей королеве.

Он вчитался в слова. Сперва шел язык княжества, а в конце приписка на драконьем. Язык Крылатого племени был отдаленно знаком Лоренту. Он не мог хорошо говорить, но довольно сносно читал. Должность княжеского посла обязывала.

“Глаз Змееозера. Тринадцать. Зенит”

И затем три слова каллиграфическими завитками: