Королева драконов. Часть 2 (СИ), стр. 11

Мужчина промолчал.

– Ты не собирался…

В груди разливался жидкий огонь. Он обжигал меня, застилал глаза, заставлял с силой сжимать кулаки, впиваясь ногтями в ладонь.

– Ты должна понять, – говорил тихо Вайлар, – мне нужно было быть уверенным, что ты не передумаешь.

– Замечательный способ, – шепотом ответила, глядя на горизонт.

И комендант решил, что, раз я больше не кричу, то моя злость улеглась. Он встал с кровати, подходя сзади, чтобы обнять за плечи.

Но он ошибся. Я сходила с ума. И дух дракона злился вместе со мной.

– Не подходи ко мне! – резко развернулась, вырываясь из его рук. – Я тебя не простила. Ты знаешь, как я убивалась? Винила себя за его смерть?!

– Амелия, – стиснув зубы, проговорил Вайлар. – Он хотел твоей смерти.

– Это было давно. После этого он трижды спасал мою жизнь!

Теперь я совершенно отчетливо чувствовала, что большая часть моего гнева – гнев дракона. Но ведь испытывала его именно я. И остановить сама себя не могла.

Как он мог мне врать? Опять!

Сердце заколотилось, как от быстрого бега. Кажется, я переставала себя контролировать. Как же хотелось что-нибудь разбить!

Глаза облизали комнату в поисках хрупких предметов. И остановились на широкой мрачной фигуре коменданта.

Мне захотелось сделать ему больно. Очень больно.

Я жестоко улыбнулась, глядя прямо в черные, как первородная Тьма, глаза.

– А ты знаешь, что я делала той ночью за периметром, когда банда нелюдей снова напала?

– Что же? – раздался опасно-ровный голос.

С тех пор, как я начала кричать, он больше не предпринимал ни единой попытки коснуться меня. Просто тихо стоял рядом, как ледяная статуя, пережидающая ураган. Это бесило еще сильнее.

– Шла к Астеру, – мстительно произнесла не своим голосом. – Я целовалась. С оборотнем.

Острая тишина повисла между нами, как клинок. Челюсти Вайлара сжались, ладони превратились в кулаки, на обнаженной груди и плечах напряглись мышцы. В черных глазах заплясал страшный огонь.

Внутри меня звучал звонкий смех. Мне хотелось смеяться.

В следующий момент мужчина медленно, словно надвигающийся шторм, подошел ко мне и одной рукой нырнул в волосы на затылке, с силой сжимая их, удерживая меня на месте.

Я попыталась вырваться, но другой рукой он схватил меня за талию и прижал к себе, не давая ни убежать, ни вообще шевельнуться.

Его ледяные опасные глаза сжигали своей чернотой. Он чуть оттянул мои волосы назад, заставляя запрокинуть голову, отклониться, а затем я почувствовала легкое жжение в затылке.

Голова закружилась. Закрыла глаза, теряя равновесие, и увидела внутренним зрением, как в мою голову вплыла яркая огненная печать. Она была невероятно сложной. В многолучевую звезду вписались десятки элементов, а в самом центре красовался глаз.

И я, будто со стороны, увидела тот самый день, девушку с рубиновыми волосами, диалог с браслетами. Одна картинка сменяла другую. Я перелезла через стену, встретила оборотня.

Вот он щекочет меня, я смеюсь. Он поет мне детскую песенку, мы целуемся. Потом его руки опускаются ниже, а я его не останавливаю, получая от всего этого лишь бесстыдное удовольствие.

И в следующий миг Вайлар меня отпустил. Я пошатнулась, чуть не упав на ковер, но сумела удержать равновесие. Голова еще немного кружилась, но постепенно мысли приобретали упорядоченность. А злость… ушла.

Проклятье! Что же я наделала?!

Посмотрела на молчаливую, сжатую, как натянутая тетива, фигуру коменданта, и ужаснулась. Он больше не глядел на меня.

Я была в ужасе.

Что вообще на меня нашло? Это же так на меня не похоже!

Отвернувшись, он сделал несколько шагов к выходу. На одном из них его одежда сама материализовалась на напряженном теле, скрывая накаленные белой яростью мышцы.

Уже на пороге он остановился и, не глядя на меня, проговорил:

– Если в храме Светлых ты используешь вот этот щит, а затем призовешь в него Шейну, ее никто не увидит.

Его голос был жестким, неестественным. Он протянул вперед ладонь, бросив в центр комнаты бесцветную печать с таким количеством символов, что у меня заболели глаза.

– Тебе придется дать ей тайное имя, – добавил он. – Если она, конечно, тебе позволит.

А затем развернулся и вышел из помещения.

Меня била крупная дрожь. Ладони стали влажными, к горлу подступил комок. Что я натворила?..

Похоже, проклятый дух Аллегрион становился неуправляемым. Смогу ли я теперь все исправить?

В голове еще раз прокрутились последние слова коменданта. Безразлично-холодные. Пустые. Словно отныне и навсегда я для него – лишь пустое место.

Глава 6. Посол

300 лет назад.

Высокий мужчина лет тридцати в кольчуге под офицерским камзолом, с дорогой перевязью на широкой груди и мечом на поясе поднимался по огромной каменной лестнице. Здесь было не менее тысячи ступеней. А может и больше. Светлые волосы, убранные в недлинный хвост, выбивались под напором сильного ветра. На Драконьей горе всегда было так. Холодно. А ураганные порывы грозили сдуть вниз несчастного, осмелившегося явиться пред очи правителей Крылатых.

Но посол людского княжества был обязан подняться до конца, как бы сильно ему ни хотелось развернуться и уйти. На перевязи сбоку была пристегнута дорогая кожаная сумка, в которой он нес послание самого господаря для короля и королевы великого племени.

Это было странно для людей – признавать равноправную власть обоих царственных супругов, но среди Крылатых было именно так. И, если, не приведите Боги, кто-нибудь осмелился бы ошибиться, обратившись лишь к королю, смерть его была бы быстрой. Хоть от этого и не менее ужасной.

Посол не боялся. Он был не из пугливых. Несмотря на молодой возраст, он уже успел побывать в нескольких сражениях и даже имел боевые награды. Наверно, за храбрость, надежность и выносливость господарь и решил назначить именно его.

Лорент Фериальд, так звали посла, шел по ступеням уже почти час. К счастью, они, наконец, заканчивались. Простояв еще минут пять у огромных каменных дверей, чтобы отдышаться и предстать перед правителями в благородном виде, он с силой постучал кольцом из черного золота. Драконы любили роскошь.

Сперва ничего не происходило. Но уже скоро Лоренту пришлось проворно отскочить назад, потому что массивные двери со скрежетом стали отрываться.

Сердце мужчины забилось быстрее, когда глазам предстал огромный зал. Его размеры, казалось, способны поспорить с самой горой. Все помещение было усыпано золотом. Стены – украшены громадными желтыми картинами из металла, подсвечниками-факелами, нитями камней, перемежающимися с жемчугом и золотыми бусинами.

Под потолком цепь из зеркал ловила солнечный свет, распространяя его по всей пещере, освещая грани бусин, картин и вообще все помещение теплыми бликами.

А в самом конце зала на горе из слитков черного золота лежал огромный, блестящий желтый дракон. Его чешуя искрилась, как солнце. Словно весь дракон состоял из тысяч металлических чешуек. И вот это существо подняло голову, вонзив горящий, янтарный взгляд в гостя.

Посол выпрямил грудь, расправил плечи и смело подошел ближе. Встав в самом центре помещения, он громким и густым голосом сказал:

– Приветствую Великую и прекрасную Аллегрион Златопламенную в Чертоге Крылатых! Мое имя – Лорент Фериальд. Я – посол его Величества господаря Альдейна Вальдошьяр князя и правителя государства людей. Дозволь говорить с тобой и твоим супругом, которого я не имею чести видеть, но не имею намерением оскорбить, о Великая!

Посол поклонился, опустив светлую голову вниз. Он очень надеялся, что ничего не перепутал в обращении. К тому же, он рассчитывал, что здесь будет и король. Но его нет.

Теперь же, видя лишь золотую королеву, он испытал нечто, вроде скрытой радости. И это его немного напугало.

Прошла минута молчания, во время которой Лорент успел рассмотреть идеально-ровный, словно литой пол. Казалось, словно он тоже сделан из черного золота. Лоренту представлялось это очень странным: стремление драконов полностью окружать себя единственным металлом, который может гарантированно их убить. С другой стороны, может, собирая вокруг как можно больше этого драгоценного материала, они старались обезопаситься от врагов? Ведь, чем больше черного золота у драконов, тем меньше его у остальных. Остается только один вопрос: какой идиот захочет драться с драконом?