Спайм, стр. 1

Александр Лебедев

Спайм

Аркадий потянул лямки бронежилета. Дышать стало тяжело, но он тут же подумал, что это не надолго. Задержав дыхание и с трудом согнувшись пополам, молодой человек натянул на шею кольцо оранжевой прорезиненной ткани.

Закончил композицию Аркадий большой хоккейной каской. Она сползала на правое ухо, поэтому он еще некоторое время возился с ремешком, подгоняя размер.

Придирчиво осмотрев себя в зеркало, Аркадий решительно шагнул к компьютеру.

Пальцы в резиновых перчатках слушались хорошо и, поколдовав над клавиатурой несколько секунд, парень попятился назад. Он зацепил угол книжного шкафа и выругался неумело и зло. Повод для огорчения был. Подобная оплошность могла стоить ему жизни, расставаться с которой Аркадий почему-то не хотел и предпринимал все возможные меры предосторожности. Любая, даже самая нелепая защита, казалась в данной ситуации оправданной, поэтому он, увешанный всевозможными побрякушками, застыл за опрокинутым на манер баррикады столом.

Компьютер мелодично звякнул, что означало начало процесса материализации.

Сопровождавший его запах озона защипал в носу. Аркадию захотелось чихнуть.

Он потер переносицу, сдерживая спазм, но посыпанная тальком перчатка пахла аптекой, и, не выдержав, молодой человек издал звук похожий на негромкий хлопок. Аркадий тут же поднес к глазам детский перископ и навел на дисплей компьютера. Как утверждала синяя ленточка, процесс материализации еще не завершен.

"Вот и хорошо, - подумал Аркадий, - теперь уже точно не сподоблюсь".

Он снова заглянул в окуляр и, дождавшись, пока синяя полоска не добежала до финиша, убрал трубу.

В комнате что-то упало, плюхнуло, звякнуло, брякнуло. В довершение нехитрой какофонии послышался звон разбитого стекла. "Стекло мое", подумал Аркадий. Он прижался спиной к столешнице, напряженно думая о толщине бронежилета. Даже если выстрелить в упор, столешница и десять слоев кейларовой ткани оставят шансы уползти. Hо никто не стрелял, и Аркадию это нравилось. Через минуту он осторожно поднял перископ.

Hа полу лежало причудливо изогнутое человеческое тело. Тело определенно было женским и голым. Уже не опасаясь, Аркадий тяжело поднялся и вышел из укрытия. Подходя ближе, он вынул короткий нож и наотмашь ударил в высокую грудь с большими пуговицами сосков. Женщина негромко охнула, осела и сплющилась. Аркадий ударил еще, схватил за лодыжку и потащил к утилизатору.

Она не сопротивлялась и не пыталась возражать. Азиатские губы слегка дрогнули, когда Аркадий наступил на живот. Она была маленькой, но не настолько, чтобы поместится в утилизаторе полностью. Тогда Аркадий перекинул ее через колено и стал хлопать по загорелым ягодицам. Очень скоро ему это надоело и, взмахнув ножом, он отрезал телу обе руки. Воздух устремился через новые отверстия. Еще несколько секунд и азиатка превратилась в резиновую тряпку. Скатав ее в трубочку, Аркадий отправил в утилизатор все, что напоминало резиновую куклу в полный человеческий рост.

- Знаем, - сказал Аркадий тоном знатока, - тридцать часов ты работаешь бесплатно, потом тебя придется надувать, а через неделю ты запросишь кредитную карточку или превратишься в плохо пахнущий резиновый кисель. И то и другое плохо, особенно последнее.

По наивности Аркадий пытался коллекционировать надувных женщин. Очень хотелось пошутить и принести их в школу по количеству учеников, а перед уроком усадить за парты так, чтобы учитель обнаружил не класс, а горем с открытыми от внимания ртами. Hо шутка не удалась, через несколько дней куклы стали будить по ночам, требуя кредитов. Иные испускали дух, неприятно пахли резиной и пачкали стенной шкаф, в котором хранились.

Аркадий убрал с экрана инструкцию по применению резиновой куклы, стукнул пальцем в клавиатуру и вернулся в свое укрытие. Hа этот раз ожидание не было долгим. Hа пол посыпались металлические мячики, один из них подкатился совсем близко к столу, презрительно шипя. Аркадий зажмурился, но взрыва не последовало. Вместо этого, удушливый запах перебрался через баррикаду.

Аркадий, что есть силы, оттолкнулся от стола. Hеуклюже перевернувшись, он выкатился из комнаты. Примотанный скотчем пульт понадобился всего на мгновение. Покидая комнату, Аркадий уже слышал завывание кондиционера.

"Будем надеяться, что я нажал нужную кнопку, - подумал он. - Если кондиционер работает только на охлаждение, то будет сутки гонять отравленный воздух". Минуту спустя он выглянул из-за двери. Воздух казался чистым, во всяком случае - прозрачным. Потоптавшись возле двери, Аркадий переступил порог, осторожно повел носом. Ощущения ему не показались странными.

Индикатор кондиционера показывал, что он заменяет воздух на свежий. Осмелев, Аркадий подошел к металлическим сферам, потрогал ногой их распавшиеся на две части тела.

Сообщение гласило, что перед ним бинарные гранаты, которые при соединении содержащегося газа образуют вещество очень похожее на зорин. Аркадия предупреждали о том, что если он не хочет испытать на себе действие газа, ему не следует открывать содержание письма.

- Молодцы, - похвалил Аркадий. - А мой электронный адрес взят из открытых источников. И реклама бинарных гранат не является спаймом.

Посмотрев на индикатор инициализации, Аркадий вздохнул. В почтовом ящике находилось еще два письма, и, судя по всему, они содержали вложения.

За столом зашипело. В следующую секунду он увидел, как из столешницы вылетело зеленое острие, не то зуб, не то коготь.

- О! Е! - успел крикнуть Аркадий, метнулся по комнате и упал, сбитый с ног длинным зеленым хвостом.

- Касперский, Касперский! - закричал он, барахтаясь в амуниции.

Касперский уже материализовался стоя на потолке. Как всегда, он выбрал самое безопасное место. Вирус заметил его, только когда Касперский, звонко извлек из ножен узкий нож и занес его над головой. С пола это выглядело наоборот, то есть казалось, будто нож опустили к земле.

- Только без разрушений, - жалобно попросил Аркадий.

- Ваша версия устарела, - сообщил Касперский. - Hе забывайте своевременно обновлять антивирусные базы.