Жемчужина Карибов: В круиз без жениха, стр. 20

Но почему? Почему, черт возьми, она ни о чем другом не может думать, как только о Вале? Стоит ей закрыть глаза, как над ней склоняется его лицо с бесподобной улыбкой! И ей приходится усилием воли подавлять в себе порыв разыскать его, увидеть, обнять хотя бы еще раз…

Такой потерянной и одинокой она не чувствовала себя никогда в жизни. Но, несмотря ни на что, она сядет в свой самолет до Дюссельдорфа и постарается забыть эти две недели, забыть Вала, забыть… Только как это сделать? Боже, она все еще любит его! До сих пор любит! До спазмов в горле и… За что? Почему? Он обманул, предал, бросил! Он не стоит любви! И все же…

Вал жал на педаль газа старенького «форда», как будто от этого зависела его жизнь. Когда-то он не расстался с этой жестянкой из чистой ностальгии, но сейчас понял, что зря. Он барабанил кулаками по ни в чем не повинному рулю, хотя движению это мало помогало — оно застопорилось. Начало седьмого. Через полчаса самолет в Германию поднимется в воздух, унося с собою Мануэлу.

Сам он прибыл в Майами накануне, первым же самолетом с Большого Каймана, и сейчас злился на себя, чувствуя, что не успевает. Откуда ему было знать, что «старик» подведет? Нет, ни в коем случае он не должен застрять здесь, на полпути к своему счастью. Если он не остановит Мануэлу, его жизнь потеряет смысл…

Вал маневрировал, изворачивался, нарушал и наконец добрался до аэропорта. Не обращая внимания на протестующие крики регулировщиков, он бросил своего «ветерана» прямо у входа и сломя голову помчался в зал отлета. Но как найти ее в этой гудящей, словно разворошенный улей, толпе? Вал взъерошил волосы, потер виски. Осталось десять минут до посадки. Что-то надо делать. Что?

Есть! Идея!

— Мисс Мануэлу Штурм просят срочно подойти к справочному бюро. Повторяю…

Мануэла удивленно подняла брови. Объявление явно адресовалось ей. Но почему? Она что-то не заполнила? Забыла оформить? Мануэла еще раз проверила бумаги, окинула взглядом багаж. Динамик продолжал настойчиво приглашать ее. Она со вздохом поднялась. Надо надеяться, что дело за какой-то малостью. Через пять минут посадка, и если она не поторопится, самолет улетит без нее.

— Я Мануэла Штурм, — обратилась она к полной брюнетке за окошечком. — Вы меня вызывали.

Полногрудая дама широко заулыбалась:

— Мисс Штурм, с вами хотят поговорить…

Ее сердце забилось с отчаянной силой. «Не может быть! Неужели…»

— Мануэла!

В голове у нее зазвенело от звука этого голоса. Она медленно, словно нехотя, оглянулась:

— Вал… Что?..

Он не дал ей договорить, раскинул руки и прижал к себе. Прижал крепко, сцепив пальцы в замок, будто боялся, что она сейчас улетит, растворится, растает в воздухе.

— Я люблю тебя, Мануэла, — прошептал он, насколько хватило дыхания. — Боже, как я тебя люблю! Я так боялся тебя потерять!

— Ты… меня любишь? — Мануэла осторожно высвободилась. — Почему же ты бросил меня? — Она покачала головой. — Ничего не понимаю!

Он очертил пальцем ее лицо и стер единственную слезу, катившуюся по щеке.

— Я тебе все объясню, только верь мне! Я тебя не бросал. И никогда не брошу. Без тебя мне нет жизни. Только не уходи! Мануэла, прошу тебя, не улетай!

Мануэла почувствовала, как в ней поднимается невыразимая нежность, счастье, любовь… Охватывает всю, до макушки. Ей вдруг стало все равно, что было раньше. Главное, что сейчас Вал здесь. Он вернулся к ней!

— Куда же я от тебя денусь? — В ее голосе стояли невыплаканные слезы. — Я и минуты не могу без тебя прожить!

Их взгляды встретились. Губы сами собой потянулись друг к другу. И они слились в долгом, нескончаемом поцелуе.

На дальней стоянке, в глухом закутке, куда отогнали «форд» Вала, Мануэла с нетерпением приплясывала на месте, пока он открывал дверцу. Сели. Вал уже вставил ключ в зажигание, но она остановила его. Он поднял к ней недоумевающий взгляд, но вопроса так и не задал. В ее глазах он прочитал все.

Больше Вал себя не сдерживал. Покрывая поцелуями ее лицо, он торопливо расстегивал блузку. Когда его язык коснулся ключицы, Мануэла поняла, как изголодалась по нему. Это была ее единственная связная мысль. Потом кровь застучала у нее в ушах, и она перестала что-либо соображать. Да и не хотела. Она хотела лишь испить это мгновение до конца, до дна, как будто оно было последним.

Одним движением руки Вал откинул свое сиденье. Его глаза потемнели от возбуждения, дыхание стало прерывистым. Другого знака Мануэле не потребовалось. Она, не глядя, скинула туфли, за ними последовали трусики. Она подняла юбку до талии. Каждый проходящий мимо мог видеть сквозь стекло ее обнаженные ягодицы, — но ей было плевать! Для нее существовал только Вал. Не отрывая взгляда от ее горящих глаз, он взял ее за бедра и приподнял над собой. Оба чувствовали одно — если они сейчас не сольются, то умрут. Здесь и сейчас.

Эпилог

«Сегодня в штате Флорида начался судебный процесс по делу пятидесятичетырехлетнего предпринимателя Дейва Мейна, обвиняемого в организации умышленного убийства собственной жены, к счастью предотвращенного. Это дело всколыхнуло всю общественность и уже не первый месяц привлекает к себе возмущенное внимание населения всей страны. В первый день процесса на суде выступил главный свидетель обвинения…»

— Вал! — Мануэла схватила пульт и увеличила звук. — Иди скорее, золотко, а то пропустишь свой звездный выход!

Вал примчался с кухни и плюхнулся на диван рядом. Когда закончился видеоряд и началась рекламная пауза, Вал прочувствованно вздохнул:

— Боже, как я рад, что дело наконец сдвинулось с мертвой точки! Надеюсь, они засадят подонка надолго!

Мануэла нежно обняла его за плечи.

— А ты чего веселишься? — удивился Вал. — Что здесь смешного?

— Смешного ничего, — не переставая улыбаться, ответила Мануэла. — Но один положительный момент здесь все же есть.

— Да? И какой же?

— Без этого Мейна мы бы никогда не встретились.

— А знаешь, ты права. — Вал покрутил на пальце обручальное кольцо. — Может быть, мне стоит отправить ему благодарственное письмо в тюрягу? — Он сделал озабоченное лицо. — Как думаешь, он обрадуется?

Мануэла расхохоталась и повалила его.

— Как был, так и остался неисправимым выдумщиком! — Она заглянула ему в глаза. — И чисто случайно моим любимым мужем.

— Правда? А я думал, ты вышла за меня замуж не по случаю, а потому, что я классный любовник.

Мануэла с сосредоточенно-серьезным видом поднялась, выключила телевизор и повернулась.

— Ты куда? — забеспокоился Вал.

— Любое твое заявление надо проверять!

Дважды стрелять из стартового пистолета не пришлось.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.