Патруль - не всегда добро (СИ), стр. 43

Глава 49

В том, что слёзы делу не помогут, я была с Эмилом полностью согласна. Я видела, что ему меня жалко, но себя гораздо жальче, а если он нарушит приказ, неприятностей у него будет немало. На всякий случай я предложила ему взятку, денег у меня сейчас было достаточно, но он ответил, что если он за деньги кого-то отпустит, его просто казнят, и правильно сделают. А что взятка была, выяснить легко, никакие посредники не спасут. Даже если я заплачу не ему, а его другу, о котором никто не знает, что он друг, это ничего не даст – деньги с моего счёта ушли, и я сбежала у него из-под стражи. Диего мгновенно поймёт, как оно между собой связано.

Эмил разрешил мне недолго помолиться Матери, а потом сказать последнее желание, такое, которое он смог бы исполнить. Этот порт входил в Большое Кольцо, Мать тут силы не имела, но я всё же попросила у неё помощи. К сожалению, я даже не представляла, чем она смогла бы помочь. Сильным землетрясением, которое развалит офис Патруля и оглушит Эмила, чтобы я сбежала, каким-то образом сбросив наручники? Хотя кое-что она уже сделала заранее – офис пусть, все патрульные сейчас на крейсере, остался один Эмил, а он без оружия, да и не так уж силён, с ним можно и подраться. Тем более, его мучает боль в правом боку. Но, конечно, не с наручниками за спиной.

- Хватит уже, заканчивай молитву, - попросил Эмил. – А то перенервничаю, рука дрогнет, и будешь помирать долго и мучительно. Да и сама же знаешь, что Мать в портах не при делах. Какое у тебя последнее желание? Покурить? Выпить? Могу и героин организовать, тут его полно. Можно хоть сразу всё из этого. Оно ж под кайфом и помирать-то легче.

Я не хотела умирать ни под кайфом, ни без кайфа, но не знала, как избежать казни. Если бы не наручники! Но как от них избавиться? Придумать ничего не получалось, я с трудом сдерживалась, чтобы не рухнуть на пол, заливаясь слезами и захлёбываясь криком. Но я ведь уже плакала, сколько можно? Хотя зачем перед смертью экономить слёзы? Рядом с Матерью они мне не понадобятся.

- Не вздумай реветь! – попросил Эмил. – Терпеть не могу зарёванных баб!

Конечно же, я воспользовалась этой подсказкой.

- Эмил, я не хочу курить. Никогда не курила, поздно начинать. И алкоголь мне без надобности. У меня другое желание.

- Если твоё последнее желание – чтобы тебя помиловали, то ты совсем глупенькая. Такие желания не исполняют.

- Это понятно, - я попыталась ему улыбнуться. – А как насчёт секса? Я очень хочу перед смертью.

- Ну, ты выдумщица, - покачал головой Эмил. – С кем же ты хочешь, если тут, кроме меня, никого нет?

- С тобой, с кем же ещё? Тут же больше никого нет.

Ну, давай, Эмил! Окажи приговорённой последнюю любезность. Для секса нужно снять комбинезон, а чтобы я его сняла, ты должен освободить мне руки. И вот тогда я с тобой поговорю по-другому. Если не получится избавится от наручников, придётся драться одними ногами, а я это очень плохо умею. Можно сказать, совсем не умею, даже Венди побить ногами не удалось, а Эмил всё-таки патрульный. Но я попытаюсь, терять мне нечего. И всё же лучше, чтобы наручники с меня сняли.

- Нет, деточка, - после долгих раздумий произнёс Эмил. – Не могу. И жена моя будет очень против, и ты меня совсем не интересуешь в этом смысле. Зачем мне секс с зарёванной девочкой? Всё, в последнем желании тебе отказано. Жаль, малышка, но я не виноват. Значит, так. Облегчись напоследок, чтобы когда помирать будешь, из тебя всякое не попёрло, и займёмся нашим делом.

- Облегчиться? – не поняла я. – В смысле, в санузле?

- А где ещё облегчаются? Конечно, там.

Я ушам своим не верила. Для этого тоже нужно снимать комбинезон, а значит, и наручники! Мать космоса мне помогла, ведь без Её помощи такой удачи просто быть не может! Пока я ликовала, стараясь никак этого не показывать, Эмил зашёл мне за спину и освободил левую руку. Я тут же развернулась к нему лицом и ударила левой в его правый бок. Он дико закричал, потом его глаза закатились и он рухнул на пол, потащив меня за собой. Я нащупала ключи, которые он выронил, и полностью освободилась от наручников. Подумав, я нацепила их на него. Мне было жаль беднягу, но себя гораздо жальче.

Мои вещи, которые Диего разбросал по всей камере, я быстро сложила в рюкзачок, смогла туда даже впихнуть компьютер с Бобом. Выглянула в коридор и никого не увидела, тишина тоже стояла полная. Заперла за собой камеру, ключ от неё торчал в замке с внешней стороны, и пошла к выходу, на всякий случай стараясь, чтобы мои шаги звучали как можно тише. Но офис Патруля действительно был пуст, если не считать меня и Эмила, да и то, он без сознания, о нём пока можно забыть.

Дверь наружу оказалась не просто не заперта, а вообще распахнута. Я вскочила на один из стоявших у стены офиса велосипедов и покатила к своему кораблю. Если бомбу оттуда убрали, почему бы его не угнать? То есть, просто на нём улететь, это же не угон, ведь корабль принадлежит мне. Если, конечно, Диего не соврал. Но тут удача от меня отвернулась – несколько техников осторожно разбирали центральную стойку корабля, ту, где установили бомбу. Что ж, Мать и так помогла достаточно.

Да, бомбу установили, а не муляж. Спецы-взрывники мафии вряд ли бы ошиблись, и полицейские тоже. Да и какой смысл ставить вместо бомбы муляж? Чтобы с муляжом всё сработало так, как говорил Диего, нужно много разных случайностей. Самая важная из них – корабль должен быть осмотрен в порту, не входящем в Кольцо, таком, как Пентаграмма. Приземлиться там была моя идея. А если бы я о Пентаграмме не вспомнила, мы бы как-нибудь дозаправились в космосе, и повезли бы бесполезный муляж на пиратскую базу. Одного не понимаю – зачем Диего врал мне, если по его планам жить мне оставалось меньше суток? Но я спокойно обойдусь, если никогда этого не узнаю.

- Барышня, вы, наверно, хотите наняться на этот корабль? – спросил меня какой-то симпатичный парень на пару лет старше меня, тихо подъехавший на велосипеде.

- С чего вы взяли? – удивилась я.

- Ну, как же? Ваш рюкзак при вас, а космики редко таскают за собой свои вещи. И вы недавно плакали, наверно, деньги у вас кончаются. И нос вам сломали, тоже ведь не просто так.

- Хотите предложить мне работу?

- Хочу. Если вы бортмеханик.

- Я бортмеханик.

- Отлично. Только я летаю не по Кольцу, это ничего?

- Мордор – порт Кольца.

- Вот потому я тут и застрял. Понимаете, барышня…

- Юлия, - представилась я.

- А я – Саня. Очень приятно познакомиться. Так вот, Юлия, корабль мне подарил отец и улетел дальше по Кольцу. А я не хочу летать по Кольцу. Я хочу быть торговцем. То, чем занимаются дальнобойщики Кольца – это не торговля. Это обычные перевозки. А я хочу торговать. Начитался в детстве о вольных торговцах, - он застенчиво улыбнулся. – Но один не полетишь, нужен бортмеханик. Нанял одну девушку, полгода мы с ней прекрасно летали по всей Галактике, и вот неделю назад прибыли на Мордор. И она сразу же сбежала на первый попавшийся корабль Кольца, а замену ей найти не могу. Едва барышни слышат о произвольных полётах, мгновенно теряют ко мне интерес.

Незарегистрированный корабль! Джоконда мне кое-что о них рассказала. Такой корабль летит, куда хочет, никого заранее не предупреждая. Патруль сразу же потеряет след, и даже если волей Матери когда-нибудь меня занесёт в какой-нибудь порт Кольца, Патруль и там меня не заметит – состав экипажа никто диспетчеру не сообщает. О такой удаче я даже не мечтала.

- Я не против полетать не по кольцу, - сказала я.

- Правда? – обрадовался Саня. – Но, Юля, ты же понимаешь, что тебе придётся не только управлять кораблём и ремонтировать, но и…

- И секс с капитаном. Иначе и не бывает. Я согласна.

- Тогда поехали. Мой корабль называется «Гном-блондин», а летим мы на Орфей. Это порт вне Кольца.

Мне было безразлично, как называется корабль, главное – убраться подальше от Кольца с его Патрулём.