Патруль - не всегда добро (СИ), стр. 42

Во время погрузки кто-то из них сказал на чистейшем земном, что груз принят, оплата произведена, и я убедилась, что деньги на мою платёжную карточку поступили. Это лишний раз доказывала, что я теперь не только капитан этого первого в истории космического брандера, но и его законный владелец. Другой вопрос, что мне такая собственность и на хрен не нужна, прекрасно обошлась бы без личной позитронной бомбы.

Едва эльфы укатили, на меня тут же нацепили наручники, причём руки сковали за спиной, и отвезли к офису Патруля. У дверей меня встретил офицер, в котором я по голосу узнала майора Диего.

- Эмил, отведи её в камеру, - распорядился он. – Остальным вернуться к исполнению обычных обязанностей!

Патрульные мгновенно исчезли, кроме Эмила, который подошёл ко мне, кряхтя и постанывая.

- Эмил! – рявкнул Диего. – Почему ходишь, как беременный ишак?

- Вот здесь болит, - Эмил показал на правый бок. – Боль адская, даже сознание иногда теряю.

- К медикам ходил?

- Так точно. Говорят, не могут понять, что это. Нужно полное обследование, а моя страховка этого не покрывает.

- Тогда терпи. А ты, Хулия, вот над чем подумай. Ты сорвала нам тщательно подготовленную операцию. Но это даже не главное. Ты слишком много знаешь, и при этом слишком много болтаешь. Тебе известно, что бомба не настоящая, муляж, имитация. Если об этом узнают пираты, они поймут, что мы не станем убивать непричастных людей ради того, чтобы прикончить их, и продолжат захватывать корабли и уничтожать экипажи. Так вот, завтра я хочу от тебя услышать, зачем ты мне нужна живой. Если не услышу убедительной причины, отправлю тебя к Матери космоса. Нет человека – нет проблемы. Понятно?

Не дожидаясь ответа, он куда-то ушёл, а кряхтящий Эмил медленно повёл меня в камеру.

Глава 48

Не знаю, что вызвало тот сумасшедший прилив сил, благодаря которому я не просто держалась на ногах, но и творила настоящие чудеса – заполучила должность капитана и корабль в собственность, избавилась от пиратов, перелетела из Пентаграммы в Мордор и удачно продала груз. Может, мобилизация организма, вызванная смертельной опасностью, я о таком что-то читала когда-то, а может, так подействовал какой-то из препаратов, которые мне ввели в клинике доктора Ватсона. Но едва я попала в лапы патрульных, подъём сил сменился упадком, и до камеры я не дошла. Не то упала, не то улеглась прямо на лестнице, и попыталась там и заснуть.

Что было потом, помню очень плохо. Эмил кого-то вызывал по радио, потом кто-то нёс меня на руках по ужасно гулкому коридору, и кроме его шагов я слышала шаркающую походку Эмила и шаги кого-то ещё, широкие и уверенные, почти как у того, кто меня нёс. Пыталась хоть что-нибудь разглядеть, но веки предательски слипались. Наконец, меня куда-то положили на бок и укрыли прохладной простынкой.

- Не спи, девочка, - сказал кто-то, чей голос я раньше не слышала. – Когда ты ела последний раз? Небось так давно, что не помнишь? Почему же перед посадкой не поела?

Даже под угрозой немедленной смерти я бы сейчас не смогла вымолвить даже одно слово. Тем более, не помнила я, когда ела. Наверно, вечером, за ужином с Огионом. Когда это было? Вчера? Или позавчера? В голове клубился туман, мысли безнадёжно путались.

- Наручники я с тебя не сниму, - продолжал незнакомец. – Ты сейчас не опасна, но инструкции не положено, а те, кто не соблюдают инструкций, быстро становятся безработными. Но перед сном тебе обязательно надо поесть.

В рот мне вставили какую-то трубку, сквозь неё понемногу полилось что-то вкусное. Я сглотнула раз, потом второй, потом и третью порцию, правда, порции были совсем небольшие.

- Ешь, детка, не бойся, это бульон, одновременно куриный и грибной, но без грибов и курятины. Не спрашивай, как такое может быть, понятия не имею, так на упаковке написано. По любому лучше, чем концентраты, которыми ты в космосе давишься. А из таких тюбиков когда-то ели древние земляне-космики, они летали без ускорения, в невесомости, и тюбики были именно тем, что не разбрызгивает еду по кабине. А мы используем для кормления бандитов в наручниках, вот как ты сейчас. Для космоса они слишком дорогие, а для тюрьмы – в самый раз.

Значит, я всё-таки в тюрьме, может даже, в той самой камере, куда меня отправил Диего. А я немного надеялась, что это лазарет, и оттуда сбежать всё же легче, чем из тюрьмы. Незнакомец на прощание пожелал мне спокойной ночи, сказал, что если мне что-то понадобится, например, медицинская помощь или санузел, нужно звать дежурных надзирателей, а для этого достаточно просто что-нибудь крикнуть, и искин, наблюдающий за камерами, тут же передаст вызов им.

Едва этот тип ушёл, я мгновенно провалилась в глубокий сон без сновидений, и не знаю, сколько бы спала, если бы надзиратели не скомандовали подъём. Было их двое, такие огромные, что здоровила Чарли рядом с ними выглядел бы хлипким юношей. Пытаться их побить, чтобы удрать, было бы явно плохой идеей. Так что я позволила себя умыть, почистить себе зубы, расчесать и покормить, без посещения санузла тоже не обошлось, мне ради этого дела временно сняли наручники, но держали за руки мёртвой хваткой.

Потом пришёл Диего принёс мой рюкзачок, достал из него все вещи, в том числе и компьютер с Бобом, и потребовал, чтобы я подробно объяснила, какая вещь для чего. Ума не приложу, зачем ему это понадобилось. Тут в камеру ввалились надзиратели, оба чем-то возбуждённые и возмущённые.

- Шеф, через пятнадцать минут на крейсере собрание, - сказал один из них. – Генерал настаивает, чтобы присутствовали все, даже занятые на патрулировании.

- Он кретин, - мрачно буркнул майор Диего. – Но приказ есть приказ. Он же генерал всё-таки, а не хрен чей-то. Идите, я буду чуть позже. Внизу там Эмил, скажите ему, что он мне нужен здесь.

Вскоре явился Эмил. Выглядел он расстроенным и на меня старался не смотреть.

- Явился по вашему приказанию, шеф, - доложил он. – Только генерал требует всех на крейсер, важное сообщение будет делать, оно всех касается.

- С генералом разберусь без тебя, - отмахнулся Диего. – Он недавно прилетел и скоро улетит, а нам с тобой ещё работать и работать. Сеньорита Хулия, ты придумала, почему тебя нужно оставить живой?

- Всё, что знала, я рассказала своему адвокату на Пентаграмме, - ляпнула я первое, что пришло в голову, без всякой надежды на успех. – Если я с ним не свяжусь придуманным им способом, информация будет опубликована.

- Ха! Адвокат? Клптис, что ли? Он работает на тамошнюю мафию. Даже если ты ему всё выложила, мафия это публиковать не станет. Так что извини, не убедила. В общем, так, Эмил. Я тут подумал, и решил, что сеньорита Хулия слишком давно не является на вызов Матери космоса. Ты должен обеспечить их встречу. Труп утилизируй стандартным способом. Вопросы есть?

- Шеф, а может, ну её? Пусть убирается отсюда, а на других планетах пусть себе болтает, что хочет, там никому до этого и дела нет.

- Эмил, я не собираюсь с тобой спорить. Я отдал приказ.

- Тогда пусть это кто-нибудь другой сделает. Вы, например.

- Я сейчас мчусь на крейсер. Ты, когда закончишь с ней, тоже туда приходи. А больше никого нет. Все уже там, кроме нас с тобой.

- Шеф, для этого мне нужен бластер.

- Обойдёшься. Оружейная заперта, а ключей у меня нет. Неужели ты голыми руками не справишься с девочкой, у которой руки скованы за спиной. Чему тебя на подготовительных курсах учили?

Диего умчался, а Эмил смотрел на меня, вытирая слёзы. Я тоже разревелась, он гладил меня по волосам, приговаривая, что ни в чём не виноват, ничего против меня не имеет, но вынужден подчиниться приказу. Иначе его уволят, и неизвестно, как он сможет кормить семью с тремя маленькими детьми и неработающей женой.

- Ладно, девочка, ничего не поделать. Единственное, что я могу тебе дать – последнее желание. Сигаретку там выкурить, ракии испить, или ещё что-то в этом роде. А потом, хоть плачь, хоть не плачь, буду ломать тебе шею.