Патруль - не всегда добро (СИ), стр. 28

Попыталась поговорить о том же самом с Леоном, но ничего не вышло. Он был готов сколько угодно говорить, какие мы с Венди прожжённые шлюхи, а другие темы его совершенно не интересовали. Я даже подумывала, не воззвать ли к его долгу патрульного, но побоялась – я не знала ни чувствительности микрофонов компьютера пиратов, ни программы, по которой станет действовать Боб, если нас подслушает. Скорее всего, наябедничает Чарли, а что сделает тот, узнав, что мы работаем на Патруль, я и представить не могла. Но не удивилась бы, прими он решение выбросить нас в космос.

На следующий день Боб доложил, что передача Виктора прекратилась. Скорее всего, это означало, что Виктор получил ответ Чарли, но могло быть и так, что радиообмен перехватил Патруль, а может, местная спецслужба, и теперь Виктор арестован. Спросила Боба, и он категорически заявил – такой шифр, даже зная алгоритм шифрования, но не зная пароля, расколоть невозможно. Но все, кроме, само собой, Боба, продолжали нервничать и явно хотели для разрядки набить кому-нибудь морду. Чарли хоть и с трудом, но сдерживался, Леон о нанесении побоев мог только мечтать, я не задирала Венди, боясь дать Чарли повод для избиения, а она отвесила Леону пару слабеньких оплеух и немного успокоилась, хотя ей явно хотелось подраться не с ним, а со мной, мы же так и не выяснили, кто из нас сильнее. Но она тоже опасалась гнева Чарли и не лезла.

Чтобы отвлечься от повисшего в кабине напряжения, я немного посмотрела заброшенный сериал об отважных парнях с Фьорда, отчаянно сражающихся с захватчиками родной планеты. В этой серии они взяли в плен одного высокопоставленного вампира, и уволокли его в своё убежище, по пути перебив голыми руками и ногами всю его вооружённую до зубов охрану. И начался допрос. Вампир им не отвечал, они его били, а он только смеялся над их потугами. И тут на хороших парней налетел взвод вампирского спецназа, тоже вооружённого до зубов. Парней после долгой битвы схватили и связали, а бывший пленник рассказал им, что они угодили в ловушку – в один из его зубов был вмонтирован радиомаячок, сигнал которого и привёл в убежище спецназ врагов.

Досмотреть серию не удалось – Боб получил послание Виктора, и мне стало не до подвигов героической семёрки с Фьорда. Все мы застыли, слушая бесстрастный голос искина, не я одна.

- Посадка на Пентаграмме – отличная придумка, - передавал нам Боб слова Виктора. - Я побазарил с одним кентом оттуда, он не человек, а орк, но это неважно. Погоняло у него Клптис, гляди, язык не сломай. Этот орк – тамошний доктор. Когда пойдёшь на посадку, шепни мне, а я передам ему. Местные мусора как пить дать захотят поморочить вам головы, может, эта шняга на несколько дней затянется. Но у тебя всё должно быть чисто. Никаких жмуров на борту, точило они обшмонают. Хоть там всё и схвачено, на исповеди все молчите, пока доктор не явится, и вообще болтайте поменьше и ни в коем разе не ловитесь на лаже, этого не любят мусора по всей галактике. Когда мусора от вас отвяжутся, вам заправят точило и предложат свалить. Кто и как оплатит горючку и доктора – не ваше дело. Патруль вмешиваться не будет. Их крейсер прибыл с Фьорда, и когда он там ошивался, на космодроме случился шухер больше чем на сотню жмуров, если здешние писаки не гонят фуфла. Конец сообщения.

- Зачем нам врач? – не поняла я. – Венди, конечно, дура, но её уже не вылечить. Исповедь ей тоже не поможет.

- Сама дура! – обиделась Венди. – Самых простых слов не понимаешь! Доктор – это адвокат, а исповедь – допрос! Дошло?

- Заткнулись, девки! – рявкнул Чарли. – Сейчас не до ваших свар! Джулия, Лайон! Какие планы у вас? Собираетесь ли вы сдавать нас полиции?

- Кто ж тебе правду-то скажет? – фыркнула я. – Конечно, не сдадим вас никому. Как можно? Вы же такие милые и приятные люди, особенно Венди. У меня прямо сердце разорвётся, если её казнят. Или в Пентаграмме нет смертной казни? Хотя, пожизненная каторга – тоже неплохо. У них там что – лесоповал или урановые рудники?

- Ты предлагаешь выкинуть вас в космос, и рискнуть, доверив посадку Бобу?

- Нет, Чарли. Наверняка нас будут допрашивать по отдельности, и ты не сможешь ни помешать нам донести, ни наказать потом за донос. А если думаешь, что секс с пленниками что-то гарантирует пиратам, напомню – Венди категорически отказала Леону, да ещё и в оскорбительных выражениях.

- А секс что-то гарантирует? – ухмыльнулся пират.

- Нет, конечно.

- А какая-нибудь клятва? Можете поклясться Матерью космоса?

- Запросто. И так же запросто нарушим клятву. Вот и говорю тебе – ты договариваешься не с теми. Тебе надо, чтобы на наш донос полиция Пентаграммы забила большой болт. Вот с ними и договаривайся. Или сам, или через Виктора, или через того орка Тиса.

- Клптиса, - поправил меня Чарли. – Люди жутко обижаются, когда их имена коверкают. Орки в этом наверняка ничем не лучше. Джулия, а ты хитрая девка. На вид ребёнок, а думаешь, как прожжённая воровка.

- Шлюха она прожжённая, а не воровка, - поправил его Леон.

Глава 34

Очень хотелось настучать Леону по физиономии, но Чарли запретил. Сказал, что драки на борту его достали сверх всякой меры, и больше он терпеть их не намерен. Если я так сильно обиделась, он запросто выбросит планетника в космос, чтобы утолить мою жажду мести, но мне никого трогать не позволит. Тем более, пользы от него ни малейшей, одно сплошное нытьё. А приличным девкам, и мне в их числе, следует не избивать других членов экипажа, а молиться о том, чтобы люди Виктора договорились с полицией, потому что иначе корабль на посадку поведёт Боб, разобьёт его или нет – в руках Матери космоса, а я и Леон будем принесены Ей в жертву.

Молиться я не стала. В продажности полиции любой планеты сомнений не было, вопрос только в предложенной сумме. Мои родители, на чём-то попавшись, иногда давали взятки патрульным, в подробности меня, ясное дело, не посвящали, но я им и так верила – зачем бы им злостно клеветать на доблестных работников правоохранительной системы Галактики? И не думаю, что подкупить Патруль легче, чем планетных копов, бобби, ментов или ажанов. Вскоре выяснилось, что я права.

Мы приближались к Мордору и одновременно к Пентаграмме, и теперь паузы в разговоре Чарли и Виктора стали заметно меньше. Чарли спросил, реально ли подкупить полицию Пентаграммы, и вскоре получил ответ. Боб сказал, что Виктор затратил на составление ответа, вместе с диктовкой сообщения своему искину, не больше двух минут.

- Виктор – Чарльзу, - начал вещать искин. – Я же сказал, с мусорами и Пентаграммы, и Патруля уже всё перетёрто и схвачено. Космические мусора не полезут в Пентаграмму, ни ты с напарницей, ни ваши фраера не тянете на то, чтоб ради вас залупаться с тамошними паханами. А тамошним мусорам и предъявить-то вам нечего – на их территории вы ничем не замазаны. Ваши дела в космосе их ни разу не трогают. И ещё космические мусора обещают не натравливать на ваше точило свой крейсер. Так что сделай всё без лажи, и сваливай оттуда на райскую планету. Конец передачи.

- Вот так, - сказала я. – Если чего-то не понимаешь, спрашивай умненькую Юлечку, и будет тебе удача.

- С тех пор, как я связался с тобой, пруха и рядом со мной не ночевала! От тебя сплошные подлянки!

- Совсем ты меня не любишь, - я сделала вид что расстроилась, и постаралась не услышать, что на это сказал Леон. – И всё же, раз ты нас пока не выбрасываешь в космос, давай сделаем так, чтобы полиции не была видна лажа, как просил или приказывал твой Виктор.

- Он не мой! – почему-то взвился Чарли. – Я его никогда даже в глаза не видел!

- Она не в этом смысле сказала, - неожиданно вступилась за меня Венди. – Виктор твой подельник, что, блин, в этом такого?

- Ладно, пусть так, - немного успокоился пират. – Так что у тебя, Джулия, насчёт лажи?

- Я предлагаю вот какую легенду. У нас кончилось топливо, и мы на остатках садимся на ближайший космодром, а это Пентаграмма. До Мордора дотянуть никак не сможем.