Патруль - не всегда добро (СИ), стр. 20

- Ваш капитан торопится, барышня, - напомнил мне Чарльз. – Может, поднимемся, выясним кое-что, да вы полетите, а мы займёмся своими делами?

Я взглянула на патрульных внимательнее. И он, и она были космиками, и принадлежали не к той расе, что жила на Мекке. Здесь все «Али» были смуглые, а патрульные – скорее, бледные. Оба брюнеты, у обоих приятные лица, оба вооружены бластерами, подвешенными к поясу. В руках у женщины небольшой чемоданчик, в нём, наверно, какие-то документы.

- Ладно, пошли, - я пожала плечами и полезла вверх по скобам.

Молоток, которым я обстукивала заевшие створки грузового трюма, так и оставался у меня в правой руке. Но мне и одной руки хватает, чтобы нормально подняться. Войдя в кабину, я сразу отступила в сторону, освобождая люк. Первой вошла женщина, мужчина – за ней.

- Отделение Патруля на Мекке, патрульные Чарльз и Венди, - ещё раз представился он. – Вы капитан этого корабля Лайон?

- Я – капитан Леон, - кивнул он. – А она – Юлия, пилот и бортмеханик. Что вам от нас нужно?

- К нам поступила информация, что на вашем корабле используется нелегальный искин, - ответил Чарльз. – Вы будете это отрицать?

- Нет у нас никакого искина! – категорически заявила я, не дав Леону и рта открыть. – У нас в бортовом компьютере самый обычный бот!

Я никогда не слышала, чтобы использование бортовых искинов хоть как-то лицензировалось. Правда, я этим и не интересовалась, ни у родителей, ни у кого-нибудь из их знакомых искина не было. Но папа никогда не соглашался с чиновниками, высказывающими предположения о нашем корабле, будь то местные полицейские, патрульные или таможенники. Они нам не друзья, хоть и не всегда враги, так что пусть доказывают каждое своё слово. Я не видела оснований, чтобы не делать то же самое.

- Мы хотим проверить утверждение барышни, - сказал Чарльз. – С вашего позволения, патрульная Венди взглянет на ваш бортовой компьютер.

- Я не позволяю кому попало копаться в компьютере.

- У нас есть ордер на обыск, выданный начальником отделения. Он позволяет нам, барышня, не принимать во внимание возражения экипажа.

- Предъявите ордер, - потребовал Леон. – Я не обязан верить вам на слово.

- Венди, покажи ему, - распорядился Чарльз.

Женщина стала на одно колено, на второе пристроила свой чемоданчик, и принялась набирать кодовую комбинацию на замках. Я почему-то была уверена, что ордера у них нет, так что возня с кодовыми замками – чистейший спектакль. Я нечасто сталкивалась с Патрулём, но когда сталкивалась, патрульные тщательно придерживались всех формальностей. А эти даже служебных удостоверений не предъявили, хотя, казалось бы, чего проще – у них на обратной стороне бляхи удостоверение с фотографией, отпечатками пальцев, рисунком сетчатки и много чем ещё.

Я не очень понимала, что происходит. Леон – оперативник Патруля под прикрытием. Чарльз и Венди – патрульные. Конечно, Леон не может показать им свою бляху, это уничтожит его прикрытие напрочь, но ведь кто-то в руководстве местного отделения знает о нашей операции, Паоло же на Фьорде знал, так почему бы сразу не связаться с ним, пусть отзовёт этих двоих? Или это тоже уничтожит прикрытие?

Леон наверняка в курсе, законно ли мы используем искин. Если да, почему бы не предъявить лицензию, или какой там требуется документ на разрешение? А если нет, какой смысл тянуть время, требуя ордер? На мой взгляд, гораздо важнее выяснить, кто на нас донёс. Скорее всего, это агент пиратов. Неужели Леон этого не понимает? Я всё это знаю только из древних фильмов, но его же должны были хоть как-то готовить к операции!

- Вот, пожалуйста, - Венди достала из чемодана какую-то бумагу официального вида со словом «Патруль», напечатанным сверху.

Я удивилась – если ордер у них есть, почему он лежал в чемодане? Или ордер фальшивый? Но тогда и сами патрульные – не патрульные. А кто?

- Подпись начальника – не настоящая, - уверенно заявил Леон. – Значит, и сам ордер недействительный.

- С чего вы взяли? – мрачно осведомился Чарльз. – Вы даже не взглянули на нашу бумагу.

- Достаточно того, что я взглянул на вас.

Оказалось, у Леона сзади на поясе висел бластер, причём ни мне, ни патрульным он виден не был. Теперь он переместился в правую руку капитана, и дуло твёрдо смотрело на патрульного.

- Ребята, у вас совсем нет загара, - пояснил он. – На такой планете вы бы и двух дней белую кожу не сохранили. Планетника вам не обмануть. Ни хрена вы не патрульные!

Глава 25

Теперь-то, послушав Леона, я всё поняла. Патрульного крейсера на космодроме нет, его было бы очень трудно не заметить. Раз так, все патрульные, какие тут только есть – из местного отделения, и по долгу службы им изредка приходится бывать на открытом воздухе днём. Лучи здешнего солнца обязательно или обожгли бы их кожу, или заставили бы её потемнеть. Такой бледной она остаться никак не могла. А я не то, чтобы не заметила, но внимания не обратила. Я же не планетница, такие вещи, как загар, хоть и знаю по книгам и фильмам, но в глаза они мне не бросаются.

Космик в форме Патруля, но при этом не патрульный – наверняка пират. Теперь можно не сомневаться, что корабли захватываются на Мекке, а не Мордоре. Ясно же, какой украденный груз принесёт больше дохода – героин или магическое средство для повышения мужской силы? Правда, я не понимаю, как пиратам удаётся делать вид, что корабли захватываются не на Мекке, а в космосе уже после отлёта с Мордора, но мне понимать и не надо. И даже если Леон в этом не разобрался, неважно – ему удалось задержать двух пиратов, и они всё расскажут, не под пытками, так под сывороткой правды. В книгах и фильмах Патруль выше таких методов допроса, но я уже не младенец, немного понимаю разницу между жизнью и литературой с кино.

А вот Леон, похоже, разницы не понимал. Он стал подробно рассказывать, как он догадался, что нападение произойдёт именно на Мекке. Оказалось, цена героина и других наркотиков гораздо выше на тех планетах, где они запрещены, чем там, где запрета нет, например, на Мордоре. По сведениям, которые ему удалось раскопать, оптовая цена героина на том же Фьорде в восемьдесят раз выше, чем экспортная на Мекке, и это ещё не наилучший вариант – на Квебеке он ещё дороже. Конечно, пираты сильнее. Он, капитан – планетник, и с ним легко справится любая космичка, даже такая худющая, как Венди. А его бортмеханик хоть и родилась в космосе, но против такого здоровилы, как Чарльз, ничего сделать не сможет. Однако, всё меняет такая незначительная деталь, как бластер в его руках.

Мне казалось, что капитан творит глупость. Чарльз и Венди напали, как они думали, на обычный экипаж из планетника и совершенно неопытной космички. Пусть бы себе и дальше так думали. Считали бы, что им просто не повезло, попался наблюдательный планетник, и его не ввёл в заблуждение их примитивный маскарад. Зачем им рассказывать, что Леон ожидал нападения пиратов? Зачем им вообще что-то рассказывать? Как говорили бесчисленные полицейские из бесчисленного количества фильмов и сериалов разных эпох, задача полиции – собирать сведения, а не распространять их. А Патруль – та же полиция, только в космосе.

Как выяснилось, он творил ещё большую глупость, чем я думала. Чарльз вовсе не слушал его разглагольствований, он обдумывал что-то своё. И обдумал. В какой-то момент, уж не знаю, почему именно в этот, а не в любой другой, пират шагнул вперёд и легко отобрал у Леона бластер. Тот даже с предохранителя оружие не снял.

- Бластер, говоришь? – усмехнулся Чарльз. – Венди, займись им!

Он толкнул Леона, не очень сильно, но капитан отлетел далеко и врезался в стенку корпуса. Венди кинулась на него, снимая с пояса наручники. Обо мне все забыли, а ведь я до сих пор держала в руках увесистый молоток. Ударить Чарльза по голове я не могла – слишком уж он высокий, так что метила в правое плечо. У меня вполне хватало силы, чтобы тяжёлым молотком раздробить ему сустав. Дальше, по моим планам, он должен был потерять сознание от боли и выронить бластер Леона. Потом я хватаю этот бластер, а может, и не этот, а тот, что висит у пирата на поясе, и стреляю в Венди. Ранить её или убить, разницы особой нет, лишь бы она не стала отстреливаться. И если при этом погибнет Леон – тоже ничего страшного. Он, в целом, приятный парень и неплохой сексуальный партнёр, но мне не брат, не отец и не будущий совладелец корабля.