Обман и дуэли (ЛП), стр. 56

Шодстер наблюдал на тем, как они тихонько спускались вниз с печальными взглядами, нерешительно замер перед тем, как открыть дверь.

— Джереми и Хью сопроводят вас, мисс Уитфилд, — прошептал он.

— Но…

— Мистер Ходж вынужден будет оставаться у кареты, мисс Уитфилд. А я не позволю вам бродить в темноте без надлежащей защиты. Не знаю, чем там думает мистер Ньютон…

— Он не ожидает, что я там окажусь.

— О, его оказалось очень легко обмануть, — Кора протиснулась мимо Лидии к двери.

— Спасибо, Шодстер, — кивнула Лидия, надеясь, что этим может выразить свою глубокую признательность дворецкому за его усилия и заботу. — Я вернусь так быстро, как смогу, — дверь закрылась за ними, и она услышала, как что-то громко треснуло в доме. Она вздрогнула от этого звука, а после присоединилась к Коре, уже сидевшей в карете.

Дэйзи-Хилл был не так уж и далеко от города, но всё же, тут присутствовало ощущение абсолютной изоляции. Ухал изредка филин, гремели буквально от ветра листья, но ни звука не издавали люди. Воздух был свеж, но куда холоднее, чем можно было ждать в начале мая. Но Лидия, впрочем, никогда не выходила на улицу столь рано на рассвете. Может быть, в такое время это считалось нормальным.

Небо стало уже чуточку светлее и ярче, когда мистер Ходж остановился рядом с другой каретой. Второй кучер завернулся в одеяло, устроившись на козлах. Его бесстрастный взгляд игнорировал все вопросы, и Лидия могла лишь гадать, прибыл ли это Роберт, или её опередили эти два ужасных существа.

Они безмолвно смотрели на холм. Его название было ужасно логичным, поэтому им пришлось подобрать юбки на несколько дюймов и зашагать вверх. Ридикюль Лидии бил её по бедру, когда она шагала, и она радовалась своей коричневой накидке, ведь та не только укрывала её от ветра, но и скрывала лицо в темноте. Кора тоже завернулась — вся в сером, — а Хью и Джереми следовали за их спиной, но их зелёные ливреи и кремовые штаны казались более заметными.

Холм был не слишком высоким, потому восхождение на него заняло не так и много времени.

Шагая вперёд, Лидия понятия не имела, будет ли она освобождена или разочарована — пока не увидела группу, состоявшую из трёх человек — мисс Кодл, лорд Алдершот, незнакомец с чёрной сумкой…

Сделав глубокий вдох, Лидия шагнула ближе.

Перед тем, как она умудрилась окончательно сократить расстояние, Роберт выбрался из кустов, вероятно, одолев холм с другой стороны. Маршрут там был куда более извилист, и, если Лидия правильно понимала, подниматься было в разы труднее.

— Замечательно, мы все здесь, — голос его, разорвавший тишину, звучал агрессивно и довольно громко. Он немного нахмурился от удивления при виде Лидии, но совсем чуть-чуть, лишь пожал плечами, улыбнулся и вновь повернулся к двум злым героям их сказки. В его движениях не было ни капли нервозности.

Его добродушие всё больше и больше усиливало беспокойство Лидии. Разве он не воспринимал всё происходящее серьёзно? Она ускорялась и шагала всё быстрее, пока не оказалась всего в двадцати футах от основных героев сегодняшнего утра.

— Потише, Ньютон, мы не хотим привлекать лишнее внимание, — грубо оборвал его Алдершот.

— Не понимаю, почему нет! — ответ Роберта звучал в разы громче, чем когда-либо во время его разговоров. Он стоял в полуобороте к мужчине, что пришёл вместе с ним.

— Ну что же, Кэссиди, давай отмерим двадцать шагов, ведь солнце поднимается!

— Мистер Ньютон, вы говорите слишком громко…

— А что в этом плохого?

— И мы не хотим, чтобы кто-нибудь узнал о наших делах, — едко отметила мисс Кодл.

— А почему? Разве здесь происходит что-то, что вы не должны делать? — Роберт вскинул руки и жестикулировал ну очень нехарактерно для них.

Лидия опасалась уже не только причин его действий, но и за его личность.

Робетрт наблюдал за тем, как мистер Кэссиди упрямо считал шаги.

— Ну как? — спросил он Роберта, полностью игнорируя собственных противников.

— Чудно, чудно! Ну что же, пора. Простор для всех. Что скажете, Алдершот? — Роберт обернулся, осмотрел всё вокруг холма. — Пора наконец-то обсудить условия этой прелестной проблемы.

— И вы наконец-то узрели причину.

— В самом деле! Вы обвинили меня в оскорблении мисс Кодл! — он неопределённо махнул рукой, даже не посмотрев на молодую леди. — Хотя нет, в самом деле, не так — вы бросили мне вызов!

— О, пусть вся эта вода течёт под мостами, Ньютон. Мы уже смирились с предложенными деньгами, давайте поскорее с этим покончим!

— Ну, ведь я не присутствовал при любом обсуждении денежного вознаграждения, к тому же, сия любопытнейшая задача была предложена именно мне, а я заметил, что моё отсутствие при этой упомянутой дискуссии, является истинной дискриминацией. Нет, это просто отвратительно с вашей стороны — проигнорировать меня с такой лёгкостью! Таким образом, сей договор является юридически недействительным.

— Что?! Этого попросту не может быть! Ведь в этом была сама цель всего этого глупого разговора! И если вы не согласитесь на оплату, то я буду вынужден стрелять в вас!

— Это больше напоминает убийство, чем дуэль.

— Называйте это так, как хотите! Либо вы заплатите мне, либо всё это закончится для вас смертельными, смертельнейшими последствиями!

— Не верю, что вы сможете убить меня при моём выборе оружия.

— О, Ньютон, вы полагаете, что вы лучше меня в фехтовании? И вправду, в то время, как вы упорно копались в своих жалких книжонках, я учился у истинных мастеров владению шпагой! Нет, единственный способ для вас остаться невредимым — это предоставить требуемую сумму, ту, что мы обсудили с мисс Уитфилд! — и Алдершот фыркнул с таким отвратительным оттенком насмешки, что от гнева можно было просто задохнуться.

Лидия почувствовала, как в животе всё сжалось.

— Тем не менее, выбор оружия всё равно за мной.

— Хорошо, Ньютон. Я вижу, с головой у вас не всё в порядке. Кажется, вы совершенно не осознаёте столь важного значения смертельных дуэлей. Давайте, выбирайте!

Спасибо.

Лидия ахнула.

— Нет, Роберт! — она опустила руку в ридикюль и шагнула вперёд, но прежде, чем успела вытащить банкноты, кусты вокруг них задрожали, и несколько фигур вышли из-за деревьев.

Глава 20

В которой жизнь балансирует на пятиста девяносто трёх фунтах.

Размытые фигуры превратились в трёх молодых джентльменов различных объёмов, роста и растительности на лице. За ними, в свою очередь, последовало ещё два. В целом около десятка молодых джентльменов выбралось из леса, и все они смотрели на врагов. Яркое розоватое свечение солнца касалось их фетровых шляп, а трости их оставляли дырки в мягком грунте.

— Добро пожаловать, — Роберт улыбнулся незнакомцам, и ответом ему послужил общий поклон.

Раздался ропот приветствия, множество улыбок сопровождалось даже хохотом. Атмосфера казалась карнавальной, словно все они просто собрались послушать, как поют жаворонки. Они собрались полукругом, по обе стороны от мистера Кэссиди, и когда стало слишком многолюдно, перешли и к Лидии. Меняя позиции, они подбирали себе всё получше местечко.

О, Лидия просто с ума сходила от всего происходящего. Она выпрямилась, вскинула подбородок, готовясь дать им отпор и отправить всех прочь, чтобы они продолжали свой путь… Но она колебалась.

Что планировал Роберт? Ведь казалось очевидным, что именно он привёл всю эту орду, эту громадную группу свидетелей. Это была поразительно опасная тактика. Если кто-нибудь из них где-нибудь упомянет эту встречу, Роберт окажется в тюрьме. Ведь этот молодой человек не столь глуп… Должна быть цель!

— Что это, Ньютон? Так нельзя! — начал возмущаться лорд Алдершот, но голос его немного дрожал. Он нервно огляделся, а после поспешно отступил на шаг назад.

— Вы с мисс Кодл опорочили доброе имя мисс Уитфилд. Да ещё и посмели бросить за это вызов. Я никогда не полагал истину оскорблением, это ведь просто истина.