Обман и дуэли (ЛП), стр. 53

— Не забывай о мистере Алдершоте, дорогая Мавис. Разумеется, он тоже будет.

Выражение их младшей гостьи совсем остекленело, и она замерла.

— Конечно, матушка, — она вновь сладко улыбнулась. — О, скажите мне, а какой вы цвет выберете, мисс Уитфилд? Кремовый? Айвори? Или оттенок белого? Это довольно трудно решить, разве нет? Хотя, как по мне, каждый из этих вариантов — просто-таки отличный выбор!

Лидия отвечала медленно — мысли её бунтовали и смешались в истинном хаосе. Было ли уже слишком поздно? Разрушена ли уже карьера Роберта?

— Таким образом, мисс Кодл, вы пришли к нам пешком или всё-таки наняли повозку? — спросила мама супругу Преподобного. Это была довольно глупая, но при этом крайне безопасная тема. Она проронила эти слова легко, но в тишине Лидия даже без напряжения слушала этот разговор.

— Мы прибыли в карете лорда Алдершота. Он планировал остаться в Бате на несколько дней и поинтересовался, не собираемся ли мы к нему присоединиться. Ну разве же это не мило?

— Да, это невероятно прелестно с его стороны!

Лидия заметила сарказм в тоне своей матери, но миссис Кодл оставалась к нему слепа.

— Лорд Алдершот всегда столь прелестен — он часто бывает в нашем доме! Они с Преподобным ладят, будто бы друзья детства, вопреки разнице в возрасте! Так освежающе — встретить кого-то из пэров, что всё ещё не кичится своим положением в обществе. Хотя, вероятно, вы знаете, что и у нас очень древнее происхождение… — и дама продолжала болтать с матушкой и перескакивать от темы к теме.

Лидия окончательно запуталась. Если Барли находился в Бате, почему он не пришёл к ней, как она просила? Пострадал уже от слухов? Избегал её компании? Казалось, с каждым днём становилось всё хуже.

— Мы должны идти.

Мавис встала, напугав Лидию, но выведя её из задумчивости.

— О да, разумеется, — прошептала она как-то совсем глухо, встав для того, чтобы попрощаться. Гости провели у них больше четверти часа…

Как только они ушли, мама покинула её вполне комфортный диванчик и с серьёзным выражением лица приблизилась к Лидии — это граничило с раздражением.

— Лидия, мне кажется, нам нужно поговорить.

Растирая лоб, Лидия перевела взгляд на стол… и посмотрела на письмо от Мавис. Она моргнула — раз, второй…

Витиеватые буквы казались такими легко угадываемыми! Если бы она разместила записку с угрозами рядом с принятием приглашения на бал, они бы совпали. Это была та же рука… рука её шантажистки.

Мавис! Этого просто не могло быть… Мавис?

Схватив письмо, Лидия помчалась к двери.

— Лидия? Куда ты? — крикнула вслед ей мать.

Лидия собиралась остановить Мавис. Собиралась противостоять ей. Она намеревалась обвинить дочь Препободного в том, как плохо она прислушивается к библейским заповедям. Она намеревалась прекратить шантаж рад и навсегда.

Выбегая на балкон с видом на вход, Лидия закричала:

— Нет, Шодстер, не дай им уйти!

Но было уже слишком поздно — он как раз закрыл за ними дверь.

Глава 19

В которой, минуя кукольные драмы, мисс Уитфилд и мистер Ньютон сражаются на поле чести.

Роберт шагал по Биг-Палтни-Стрит с определённой целью. Он ловко уворачивался от своих товарищей — и пешеходов, и на каретах, что так засоряли дорогу. У него многое было на уме, и он уже сделал выводы.

Он как раз добирался до девятнадцатого номера, чтобы навестить Лидию — они могли бы говорить, обсуждать, спорить, заниматься чем-либо другим, что заключало бы в себе общение, но он не позволил бы ей обнищать из-за него, из-за его карьеры или его личности… Да неважно! Он слишком уж заботился о том, чтобы она не успела сделать из-за него какие-то пожертвования.

Разумеется, за день ничего не изменилось. И не было такого, что могло бы его изменить.

Проделывая свой путь между лошадьми и повозками, Роберт пересёк улицу. Он поднял голову, чтобы оценить дистанцию до городского дома, и вдруг узрел, как кто-то — Лидия! — вырвался из здания, размахивая какой-то бумагой. Она, казалось, бросалась от повозки к повозке, но, осознав, что это бессмысленно, сошла на обочину.

Увидев, как Лидия подобрала юбки до щиколоток, чтобы проситься в погоню, Роберт тут же ускорил свой темп. Он мог остановить карету и позволить Лидии догнать её — цель её, должно быть, весьма значительна, если уж она бросилась по переполненному тротуару. Какое счастье, что наконец-то заканчивалась Биг-Палтни-Стрит, сужалась к мосту, и движение замедлилось! Теперь галопом мчаться вперёд не пришлось бы.

Наконец-то, когда карета оказалась рядом, Роберт узнал лорда Алдершота, но не двух дам рядом с ним. Роберт вышел на проезжую часть именно тогда, когда повозка замедлилась поворота ради, и протянул руку, чтобы хватить бразды правления лошади, и, пусть его протащили шаг-другой, Роберт остался на ногах и заставил всё-таки повозку остановиться.

— Что сие значит? — закричал лорд Алдершот. Поток весьма джентльменских слов сопровождал этот вопрос столь явственно, что мужчина сделал вид, будто бы половину сказанного и вовсе не расслышал.

— Прошу прощения, — промолвил Роберт, подходя к повозке так близко, чтобы их разговор не требовал больше усиления голосов. И, сделав это, он присмотрелся и столкнулся со взглядом не лорда Алдершота, но мужчины со странным носом, что стоял на козлах, кучера лорда Алдершота.

Роберт был ошеломлён. Кучер был никем иным, как злодеем — третьим злодеем из сарая!

Последствия казались ошеломляющими.

Это был мужчина, что ни за что не шагал бы по местности без разрешения своего работодателя, тот, кто был у него на побегушках, но тот, кого он видел в последний раз в компании Леса и Морли! И можно было сделать только один вывод из всего этого — и Роберт, разумеется, не проигнорировал сии мысли.

Алдершот принимал участие в похищении Лидии.

— Ты! — крикнул он, словно вторя другому, раздающемуся в стороне голосу. Роберт содрогнулся и быстро обернулся.

Лидия наконец-то настигла карету, а после встала на подножку. Держа одной рукой бумаги, а второй обеспечивая собственное равновесие, она смотрела с огромной враждебностью, но не на Алдершота, а на младшую их двух дам, что сидели рядом с бароном.

— Я знаю, кто ты! Посещала под предлогом дружбы и распространяла собственную отвратительную ложь! Твоя наглость, тупость и жадность просто не имеют предела, но богаче они тебя не сделают! — Лидия покраснела, а голос её звучал чрезмерно громко. — Я не буду, слышишь ты…

Все в окрестностях могли её слышать.

— Ты не получишь и шиллинга! И одного-единого шиллинга за то предательство, которое было совершено! — Лидия в гневе тряхнула головой и повернулась к Роберту. — Вот, видишь, Роберт! Мавис Кодл — вот, кто стоит за всеми этими пустыми угрозами!

Имя совершенно не пояснило ему, кем именно являлась сия молодая женщина, почему она совершила такую кошмарную вещь или каким образом была связана с лордом Алдершотом, но Роберт чувствовал, что Лидия должна знать и то, что было ещё хуже.

— Лидия, посмотри… — он указал на козлы.

Но кучера и след простыл.

В тот же миг Роберт отпустил поводья и обогнул фаэтон. Кучер не убежал бы, он просто, вероятно, присел сзади, чтобы больше его нельзя было увидеть — пытался скрыться от проницательного взгляда Роберта. Но даже его поиски стоили всех усилий, на которые мужчина только был способен.

Роберт схватил кучера за воротник и вытянул его в повозку — он потащил его туда, где соучастника преступления могли увидеть все заинтересованные стороны.

Лидия всё ещё цеплялась за повозку — она бросила быстрый взгляд на кучера и мотнула вновь головой, чтобы противостоять Алдершоту.

— Как ты мог поступить так, Барли?!

Лорд Алдершот открыл рот, но после поспешно закрыл его с противным щелчком, не проронив ни единого слова. Он повернулся к молодой женщине, что сидела рядом с ним, и вновь остался немым.