Обман и дуэли (ЛП), стр. 46

— Какой смысл в том, чтобы уезжать на три недели раньше, если мы оставим Кору здесь, мама? Мы должны придумать правдоподобную причину, по которой она присоединится к нам и оставит Айви и Тэссу с тётушкой Фреей.

— Да, конечно, но… Четыре дня, Лидия? Всё сделать за четыре дня? Ну почему ты не могла сказать об этом раньше?

Лидия взглянула на Роберта, узрев, что у него было совершенно каменное выражение лица.

Бедный Роберт! Теперь, должно быть, он сполна познакомился с переменчивыми эмоциями барышень, хотя у него было две сестры… Тем не менее, они, вероятно, не так уж и творили беды, чтобы лишить его дара речи. Однажды, когда атмосфера была совсем уж пьянящей и напряжённой, Лидия попросту повисла у него на руках, рыдая. Вот этого он уж точно не ожидал.

Роберт держал её крепко, позволил слезам успокоился. Он сделал всё, что должен был, и только тогда послал Шодстера искать матушку. Это было его идеей — переправить Уитфилдов и Кемблов в Бат, ведь городской дом был уже обеспечен, а ранний заезд казался совершенно привычным делом.

"Опыт научил меня, что подобную боль может утихомирить исключительно время. Так что, лучше позволить времени бежать намного быстрее, — говорил он. — Отвлечься. А что может помочь отвлечься лучше, чем покинуть спокойную жизнь деревни и утонуть в шумных улицах и развлечениях города? Разве что-то может казаться лучше для столь прекрасной молодой барышни, что пытается позабыть о горестях, что свалились на её хрупкие плечи?"

Лидия посчитала это хорошим советом и очень старалась не считать слишком радостной ту мысль, что, ко всем прелестям, они ещё и будут находиться ближе друг к другу. Они смогут чаще видеться! Нет, об этом она думать не будет, ведь это казалось таким неверным по отношению к её подруге… Нет, она сейчас отгонит все мысли прочь и сосредоточится на Коре. Искоючительно на Коре. Бедняжка!

— Я должна передать Коре некоторые тревожные новости, мама. Она ждала узнать…

— О господине?

— Да. Боюсь, что это именно так.

— Ах, боже мой! Она будет попросту убита горем?

— Боюсь, что так.

— О! Нет ничего хуже Кошмар, кошмар, бедная девочка! Хм. Нет, мы не можем. Я… Дай я посмотрю. Да, нам надо закончить все дела. И всего три недели… И Кора должна помочь тебе с платьем — ведь у нас разные вкусы, да и я уже немного старомодна. Ну, кто в это не сможет поверить? И… Дай я гляну! Нет, нам не нужны все эти неудобства. Так что, этих отговорок должно хватить. А девочки будут рады на несколько недель отдохнуть от своих уроков. А теперь вперёд. Быстрее! Мне надо собраться за четыре дня, просто совершенно…

При этом матушка бросилась к двери, но повернула назад, прежде чем успела её открыть:

— Как мне действовать, Лидия? Неведение или сочувствие?

— Симпатия может лишь утяжелить то, где надо быть сильным.

— Да, слишком верно, — мама повернулась и наконец-то покинула комнату.

Лидия повернулась к Роберту. Тот тоже кивал, только причина была иная.

— В вашей семье есть довольно много романтики. Вот твоя матушка…

Лидия улыбнулась, довольно слабо, вопреки печали, что теснила её сердце.

— Да, действительно, — она попыталась воздержаться от упоминания, что она совершенно не была лишена романтики и эмоций, как полагала сама прежде. Лучше уж сейчас побыть одной.

Вместо этого Лидия только сжала его руку и покинула библиотеку в поисках Коры. Она обязана должна была выполнить этот жуткий долг, должна была уведомить свою подругу, что любовь всей её жизни не прибудет в Роузберри-Холл. Глория говорила правду, мистер Лорн Грейнджер и вправду был помолвлен, и совсем скоро должна была состояться его прелестная свадьба.

Глава 17

В которой Бат играет роль большую, чем та, что ему предназначалась.

Роберт уже услышал несколько уловок Лидии относительно мисс Шипли и мистера Грейнджера. В её словах было много несостыковок, и он имел абсолютно твёрдое намерение узнать правду об этой трагической истории неразделённой любви. И так уж получилось, что нынче Роберт стоял у городского дома Кэссиди, накануне прибыв в Бат вместе с Лидией, мисс Шипли и миссис Уитфилд.

Кэссиди был справедливо предупреждён — Роберт отправил ему записку, объявив о своём намерении посетить Роузберри, несколько дней назад. Так как день был рабочим, Роберт уже пораспрашивал мистера Линча о делах, пообщался с мистером Каргофформ. Близилось к одиннадцати — и это означало, что Кэссиди должен находиться дома и ждать его, так что Роберт лишь подошёл к двери и представился… И вновь наткнулся на Кранфорда.

— Мистера Винсента Кэссиди нет дома, — нараспев протянул Кранфорд, явно не обременённой сей новостью. К тому же, дворецкий не видел никакой необходимости размещать в доме товарищей Кэссиди.

Роберт кивнул, игнорируя всё вокруг.

— Замечательно. Я подожду в гостиной, — он не потрудился дождаться приглашения, а направился в сторону лестницы и комнаты, где, на самом деле, оказался его друг.

— Ты знаешь, что с Кранфордом в последнее время всё больше и больше проблем, не так ли? — Роберт покачал головой, подходя ближе к сидевшему у камина Кэссиди.

— Приказал тебе убираться прочь?

— Нет. Только сообщил, что тебя здесь нет.

Кэссиди рассмеялся.

— О, как прелестно! Он тебя обожает! Ведь при виде большинства моих друзей он просто захлопывает дверь прямо у них перед носом.

— После того, как прикажет им убраться?

— Именно, — указав на свободное место, Кэссиди зевнул. — И, скажи мне на милость, почему я должен был вставать так рано?

— Уже почти одиннадцать!

— Да, но для того, чтобы подготовиться, мне пришлось вставать в девять, а это ужасно рано!

— Просто непозволительно.

— Действительно!

— Ну что же, у меня есть несколько дел, которые следует решить с тобой.

— Ты слишком рано просишь меня об одолжении. Да, я знаю, что должен тебе, и должен довольно значительно, но на самом деле… Я был бы в куда более восприимчивом настроении, ожидая тебя, к примеру… Около семи вечера сегодня, например. Чем плохое время?

— Возможно. Но эта милая услуга будет включать в себя одну любопытнейшую интригу, привычно необыкновенные женские козни и предательство, а так же значительное место в ней будет уделяться тому, как благодушно или не очень действует на человека город. Для этого мне вполне нужен городской мужчина.

— М, городской мужчина… Я вполне могу тебе в этом плане пригодиться, ведь ты знаешь об этом?

— Приятно слышать сии речи из твоих уст. Звучит весьма благосклонно.

— Тем не менее, во всём этом у тебя есть свой интерес. Расскажи мне немного больше!

— Роберт улыбнулся и подался вперёд.

Кэссиди повторил его жест.

— Позволь мне для начала коротко обрисовать тебе сложившуюся ситуацию.

Кэссиди улыбнулся.

— Как пожелаешь.

*** 

Сидя в гостиной их арендованного городского дома, Лидия смотрела через переднее окно на оживлённую дорогу. Время близилось к полудню, а это означало, что большая часть повозок и телег, нагруженных товарами, предназначавшимися для рынков Бата, давно уступила место стильным пассажирским каретам приезжих дворян и местных, что хорошо ориентировался на узких улицах Бата и окружающей местности.

Уитфилды были не единственной семьей, что к весне решили избавиться от видов сельских окрестностей и проделали долгий или не очень путь в прекрасный город для того, чтобы сполна насладиться его развлечениями. Общая атмосфера сверкала изобилием и весёлостью, ведь все друзья и знакомые восстанавливали связи после смертельной зимней тишины.

Она, улыбаясь, наблюдала за тем, как мир разыгрался по ту сторону окон, и отчаянно надеялась, что эта магия повлияет и на Кору. Минуло три дня, как они поселились в их городском доме, месте довольно щедром и больном, хотя о садах Роузберри тут и не стоило упоминать. Это здание ничем не отличалось от остальных, таких же рыжеватых, но утешало то, что это было весьма соответствующе — и не следовало ничего внутри перестраивать.