Обман и дуэли (ЛП), стр. 39

— Разве вы не согласны?

— И вправду, — ответил Роберт, даже не задумываясь, а потом резко покачал головой. — Прошу прощения, о чём была речь?

— Мистер Уорнер весьма тщательно исследует наш вопрос, и, вопреки всем сомнениям, я абсолютно уверена в том, что он преуспеет в поисках нашего главного преступника, — она вполне непринуждённо смотрела на него с дивана.

— Главного преступника?

— Да, Леса и Морли вряд ли можно обвинить в должной сообразительности для подобного планирования.

— Да… Нет… — нахмурившись, Роберт огляделся. — И вправду, главарь… А где это мистер Уорнер?

Лидия восхитительнейшим образом рассмеялась.

— Роберт, мой милый, ты так замечтался! Мне кажется, довольно надолго, ведь ты, казалось, уже несколько минут ничего не видел вокруг себя!

— Так ли это? — Роберт был крайне рад узнать о том, что он не казался со стороны обыкновенным влюблённым телёнком, которым, к слову, нынче себя и чувствовал.

— Да, определённо, именно так.

— И куда же подевался мистер Уорнер?

— Он поехал в Спилдинг. Хью его сопроводит, даст ему лошадь и немного посодействует в расследовании. И я совершенно уверена в успехе!

— Отлично. В таком случае, уделим внимание мистеру Селлеку?

Лидия поднялась и столь красивой, грациозной походкой подошла к Роберту, что у него пересохло во рту.

— Ты можешь остаться?

— Прости? — Роберт сжался, услышав, как высоко прозвучал его голос. Он откашлялся и попытался вернуться к нормальному тону, хотя на сей раз это больше походило на странного рода басок. — Что ты имеешь в виду?

Лидия остановилась в нескольких шагах от него и заглянула ему в глаза.

— Я могу убедить тебя задержаться до завтрашнего дня? Поужинать со мной… и с моей семьей? Или ты обязан возвращаться сию минуту?

— Я могу остаться, ведь ничто не принесёт мне большего удовольствия! — уверил её Роберт, стараясь говорить совсем светски, чтобы скрыть истину, крывшуюся в его словах.

— Замечательно! Я так рада! — воскликнула Лидия, и могло показаться, словно она и вправду была до безобразия счастливой.

*** 

Лидия в сопровождении Роберта вышла в коридор, что вёл к большому залу, и вдруг резко остановилась. Вход загромождали люди. О, нет, не люди! Дамы. Три дамы, если быть предельно точной, в прекрасных платьях, несколько более лёгких, чем требовалось для дня. Все они были обращены к стене, рассматривали картину, словно были коллекционерами и оценивали мастерство непризнанного шедевра. Разумеется, это была уловкой. Картина эта изображала Мелроузское аббатство в Шотландии и висела здесь… столько, сколько Лидия себя помнила. И дамы оказались никем иным, как её матерью, тётушкой и двоюродной сестрой, что пытались занять себя на время ожидания Роберта.

Улыбнувшись их выходкам, Лидия вдруг отметила некую небрежность в нарядах. Это совершенно не удивляло, ведь они умудрились за полчаса достигнуть подобного эффекта.

Первой в разговор включилась матушка, искренне демонстрируя удивление.

— Лидия, моя милая девочка, ты привела нам гостя!

Как и следовало ожидать, Роберт поклонился каждой даме, подтверждая их удивительное предположение.

— Так приятно вновь увидать вас, мистер Ньютон! — Элейн подошла поближе и склонила головку набок. Лидия не могла быть в этом уверена, но ей казалось, что кузина отчаянно хлопала ресницами.

Роберт, казалось, на этот флирт не обратил никакого внимания, и Лидия ощутила лёгкий укол симпатии к Элейн. Но если бы было иначе… Лидия вдруг подумала, что Элейн могла бы и вправду позаботиться о Роберте. Тем не менее, Лидия никак не могла убедиться в том, что у неё не вызывал этот странный блеск в глазах какой-то ревности, а только некое одобрение. Да, Роберт представлял собой безопасный, но не возлюбленный вариант для Элейн. Она даже не слышала, что та говорила, не хотела понимать, с какой теплотой…

Этого Лидия не могла ему пожелать, ведь Роберт Ньютон заслужил любовь.

— Боюсь, я вынуждена буду отвести мистера Ньютона от вас, матушка. Мистер Селлек ждёт нас в кабинете.

— Мистер Селлек? — тут же нахмурилась матушка и посмотрела в направлении той комнаты, словно умудрилась увидеть сквозь западную стену.

— Да, мистер Ньютон привёл нам кандидата на место мистера Друри…

— Ах, Боже мой, твой дядюшка будет не в восторге от этой идеи! — прервала её тётушка Фрея. Она судорожно сглотнула. — Он будет так расстроен… когда проснётся.

Тяжелое молчание, последовавшее после её заявления, вероятно, для каждого имело разное значение. Смущение, окутавшее тётушку Фрею и кузину Элейн, что любили делать вид, будто бы дядюшка совершенно не увлекается посещением в винный погреб Роузберри. Может быть, некоторый дискомфорт со стороны матушки, которую никогда не радовали угрюмые капризы брата. Незаинтересованность, скорее всего, со стороны Роберта, что отлично знал, в каком состоянии обычно пребывает дядя. И разочарование Лидии, ведь она мечтала как можно быстрее покончить с проблемой земельного агента.

— Может быть, ты присоединишься к нам, матушка? Если дядя не способен участвовать в разговоре, не могла ли ты дать нам совет?

Логика сего заявления была ясна. Сама Лидия не имела принимать права какое-либо решение: она могла, в самом деле, но не имела полномочий. Роберт же представлял мистера Линча. И, в крайнем случае… Если не особо присматриваться, то мама могла бы представлять опекуна — её дядюшку. Да, это определённо должно сработать!

— Да? — на лице матушки отразилась какая-то мягкая улыбка. — Тебя интересует моё мнение?

Лидия моргнула и удивлённо уставилась на мать. Она была довольна. Так приятно удивлена, что даже забыла, как холодно реагировала на дочь большую часть недели. Она сделала шаг вперёд и коснулась руки Лидии, пытаясь завоевать её внимание.

— Да, моя милая, пойдём поговорим с мистером Селлеком.

— Джоан, — в голосе тётушки Фреи чувствовалось некое предупреждение.

— Нет, Фрея, ты меня не остановишь. Лидия нуждается в моём мнении, — вскинув подобродок и расправив плечи, мама взяла Лидию под руку, привлекая её к себе. — Был момент, когда твой отец тоже нуждался в моём мнении, и, однако, я тогда сослужила ему хорошую службу. В самом деле, он не раз так говорил… Помню, во времена нашей молодости…

Оглянувшись через плечо, Лидия встретилась взглядом с Робертом и улыбнулась. Она радовалась тому, как переменилась её мать, и он, казалось, это понял — подмигнул и последовал за ними в кабинет.

Глава 15

В которой каталог, нудный, будто воскресный тост, получает высокую оценку.

— Неужели! Я этого не потерплю! — голос Кембла заставил подпрыгнуть стол, и он ещё и ударил по нему рукой.

Компания лишь равнодушно пожала плечами. Никто не отреагировал. Никто не воскликнул от шока, не укорил за вульгарность и не льстил, ведь это был далеко не первый раз, когда этот мужчина пытался навязать собственное мнение. Хотя, следовало отметить, что обычно он достигал успеха. Возможно, если бы миссис Кембл не страдала от головной боли и не потеряла возможность к ним присоединиться, она бы заразила семью своим малодушием… Но её здесь не было, и, соответственно, некому было распространять сию заразу.

— Это уже случилось, Артур. Мистер Друри несколько часов назад, а мистер Селлек как раз заселяется, как мы и сказали. Уверена, что как только ты с ним повстречаешься, всё будет в разы лучше. Он пятнадцать лет был земельным агентом — и в Хебере, и ещё много где! — миссис Уитфилд поднесла бокал к губам и сделала глоток миндального ликёра. Она посмотрела на Лидию и широко улыбнулась. — Мне показалось, он достаточно хорошо осведомлён.

— Так почему же этот великий спаситель не при работе, а пытается залезть в Роузберри и обещает обратить его в дико прибыльное место?!

— Ничего подобного он не обещал, дядя. Возможно, ты путаешь мистера Селлека и мистера Друри, — Лидия, сидевшая прямо напротив Роберта, кажется, совершенно не расстроилась из-за поведения своего дяди. — А что до его свободности, нам следует быть благодарными, что наследник его покойного работодателя прибыл со своим поверенным, потому мистер Селлек оказался не у дел. И что брат мистера Ньютона услышал о наших проблемах.