Обман и дуэли (ЛП), стр. 36

— Мисс Уитфилд, какой сюрприз! Замечательно, замечательно! Вот и встреча, вы здесь, в Спилдинге… Вы редко бываете здесь! Разве это не благословение? — моргнув, поражённый джентльмен уставился на Лидию, немного приоткрыв рот. Он сделал глубокий вдох, сжал зубы…

Лидия кивнула, планируя продолжать свой путь, когда мистер Чилтон вдруг повернулся и помчался в совершенно противоположном направлении.

Лидия хмуро смотрела ему вслед.

— Это было странно, — отметила Кора. — Этот мужчина, кажется, совершенно растерялся, когда тебя увидел. Не такие уж и нерегулярные твои прогулки в деревню.

— В самом деле, нет. Он так озадачился, что это даже походило на досаду. Интересно… — Лидия смотрела на землю, будто бы до сих пор пыталась понять, что только что произошло.

— Что интересно, Лидия?

— Хм… Интересно, если бы мистер Чилтон знал о том, что на прошлой неделе я планировала посетить Бат…

*** 

Солнце всё ещё только планировало пересечь линию горизонта, когда Роберт и Кэссиди в тишине прибыли на Дэйзи Хилл. Туман обвернулся вокруг деревьев, как-то странно придавая лугу воистину жуткий вид. Воздух наполнился запахом свежей земли и мха, странного мокрого песка. Дуэльная арена оказалась пустой, но Роберт знал лучше — он искал в серых тенях, ища несоответствия.

— Там, — шепнул он Кэссиди, указывая куда-то вправо.

Роберт предположил, что Кэссиди кивнул, ведь он не услыхал никакого словесного ответа, просто немного сменил направление пути. Спустя несколько мгновений они обрались до избранного места.

Наконец-то Роберт и Кэссиди остановились в десяти футах от крайне легко оскорблённого человека и его секунданта. Улыбка Реннола казалась совершенно саркастичной, и он подался вперёд, словно пытаясь продемонстрировать что-то — неподобающий блеск уверенности в его взгляде. Зрелище было не слишком приятным. Мужчина оказался чрезмерно худым, не слишком отличающимся от скелета, что выдавало в нём курильщика опиума, а его прекрасная одежда висела на нём просто отвратительно.

— Итак, вы наконец-то явились. Что же, а я ждал, что сбежите, пождав хвост. Ваша неспособность быть метким в стрельбе печально известна. Есть ли смысл моему секунданту спрятаться за деревом? — он засмеялся, словно его слова оказались острой шуткой.

Роберт почувствовал раздражение, но знал, что этот человек будет терзать Кэссиди, чтобы довести до развала, чтобы превратить его в руины. Роберт не проронил ни слова, ведь они давно решили, что именно Кэссиди должен будет сыграть ведущую роль.

— Я здесь только потому, что сказал, что прибуду. Потому моя честь цела, а ваша находится под вопросом, — вопреки нервозности, Кэссиди говорил достаточно спокойно.

— Я призываю вас ответить за ваши слова, которые были преднамеренным оскорблением!

— В этом не было ни преднамеренности, ни оскорбления. Вы воспользовались ситуацией, а я оказался слишком пьян в тот миг, чтобы здраво мыслить.

— Мало того, что вы клеветали о моём финансовом положении, так вы ещё и сделали это перед другими!

— Если бы я принёс свои публичные извинения, вы бы отозвали свой вызов?

Лорд Реннол зло, уродливо рассмеялся.

— О нет, вряд ли! — затем он расправил плечи и потянулся, словно для него всё это было слишком скучно, вот только враждебность в его глазах свидетельствовала о другом. — Ну что же, давайте с этим покончим, я уже планирую празднество! Где… Как любопытно, что вы не привели врача. Да вы даже не принести дуэльные пистолеты, о, как опрометчиво, мой друг! Но не стоит беспокоиться, я полностью экипирован. Гарольд, прошу.

Размытая фигура, стоявшая в стороне, шагнула вперёд. Это оказался коренастый, немного похожий на бульдога мужчина в лёгком пальто. Эффектно махнув рукой, человек открыл свой чемоданчик, демонстрируя Кэссиди два пистолета на синем бархате.

Роберт слышал, как Кэссиди шумно выдохнул воздух.

— Спокойно, — прошептал он, надеясь, что Кэссиди сумеет выдержать, а они положат конец предательской манере Реннола.

— Да, послушайте своего секунданта! — засмеялся лорд Реннол. — Для того, чтобы довести дело до конца, понадобится твёрдая рука. О, я уже говорил, что вы не первый повернётесь ко мне лицом? — он резко остановился. — Я до сих пор не промолвил об этом?

— Что же, рассвет нового дня, — с насмешкой протянул Роберт.

Путаница в его глазах тут же сменилась выражением маниакального удовольствия. Но, тем не менее, во всём этом чувствовалось некое беспокойство.

Роберт улыбнулся.

Глава 14

В которой анонимное уведомление возымело определённый эффект, а мисс Уитфилд ощущает нечто странное.

Роберт посмотрел на лорда Реннола, понимая, что Кэссиди до сих пор не сдвинулся с места, не сделал и жеста и даже не коснулся оружия, что должно было решить решить его судьбу. Ухмылка лорда Реннола ясно показывала, какого мнения он был о задержке.

А после, как они и договаривались, Кэссиди в смущении отступил на шаг назад.

— Я не уверен… Не могу решить. Что думаешь, Ньютон?

Роберт подался вперёд, чтобы оценить содержимое чемоданчика. Отсрочка в несколько секунд не казалась необычным, ведь его ответственностью была именно проверка оружия, и мнение тоже полагалось целесообразным.

— Трудно сказать, — Роберт ощутил напряжение в своём голосе и попытался соотнести его с вполне мирными фразами. — Ну, я вот вижу царапину и грязь, вероятно, слишком часто использование, — он тяжело вздохнул. — Нет, они не подойдут. Мне кажется, тебе это не к лицу. Следует воспользоваться мечами, — он отметил, что небо посветлело, и отлично знал, что это послужит им на пользу.

— Мечами? — зло переспросил лорд Реннол. — О, нет. Пистолеты на рассвете. Мечи — это прошлое!

— В самом деле? Разумеется, есть множество несогласных с этим академий. Тем не менее, если не мечи, то что же? Ведь эта коробка могла встряхнуться в ваших руках… Назовите это розыгрышем, и мы сможем немного выпить в баре. Хотя для виски достаточно рано, но для пива в самый раз. Ну так… Ну что ещё сказать?

— Что за нонсенс! Мы на дуэли. Это поединок, а не садовая партия! — грохот слов Реннола разнёсся по всему лугу, а после воцарилось тяжелое молчание.

Довольно неудачливое — какая-то веточка вдруг посмела треснуть.

Реннол, однако, всё ещё кипел от раздражения. Соотнося всё вокруг исключительно с собственными проблемами, он даже не осознал, каково значение было треска ветвей в совершенно бездушном лесу.

— Выбирайте свой пистолет и тут же становитесь на линию! — рявкнул Реннол. Он указал на чемоданчик, толкнул Гарольда вперёд, но Роберт не позволил себе отвести взгляд.

— Нет, думаю, не стоит. У меня есть ещё одно славное решение для этого разногласия.

Почувствовав, что теряет своё преимущество, Реннол нахмурился и немного подался вперёд.

— Это, мальчишка, не разногласие. Это поединок! — он взглянул на Кэссиди, а после перевёл взгляд обратно на Роберта.

— Только не для меня. Видите ли, будь это дуэль, я бы вынужден был сообщить об этом властям.

— Ты бы ничего такого не сделал! Где твоё чувство чести?

— А о какой чести идёт речь, о чести джентльмена или о чести юриста? — Роберт не собирался уменьшать яркость сего высказывания заявлением, что он был не юристом, а учеником… в ожидании.

Оба — и Реннол, и Гарольд, — сглотнули и удивлённо огляделись.

— Позвольте мне поведать вам одну историю. Она не займёт много времени. Просто, скажем так, есть один барон, отлично умеющий стрелять, которому нравится притворяться оскорблённым и вызывать молодых денди на дуэль. Только час барон знает смысл своих действий. Однако, в том и суть дела, ведь некий молодой адвокат решил заняться этим вопросом вплотную и обнаружил, что барон участвовал в трёх поединках, что закончились довольно серьёзными травмами. Короче говоря, это было лишь вопросом времени, прежде чем выстрел барона окажется фатальным. Итак, как вы видите, честь диктует свои условия, а этому барону нельзя позволять продолжать действовать бесконтрольно.