Обман и дуэли (ЛП), стр. 27

Она была поражена, когда увидела Шилли и Кору в столовой одних, наслаждающихся ленчем. Солнце уже было в зените, а теперь, кажется, намеревалось и вовсе пересечь небо.

— Почему вы не разбудили меня? — спросила Лидия, подходя к столу и не пытаясь подавить собственное удивление.

Кора тоже была одета неимоверно элегантно — куда больше, чем требовалось в это время суток. Её платье было тонкого оттенка синевы, шелка с сапфировыми вставками кране льстили её фигуре. А ведь Кора была куда полнее Шилли, и потому лиф заимствованного платья должен был бы нынче трещать по швам. Вот только этого не произошло.

Лидия улыбнулась, осознав ответ. Шилли думала о своих подругах и в свадебном путешествии, а эти великолепные платья были куплены специально для них в Париже.

— Возможно, это было как-то связано с тем, что ты прибыла ночью в совершенно истощённом состоянии? — ответила Шилли. — О, да, мне кажется,  это немного связано с твоим неожиданным визитом на некую ферму?

— Не могу поверить в это! Ведь я провела день в Бате, разве нет? А после присоединилась к вам за невероятно примерным ужином накануне. Хотя, следует спросить, как это я умудрилась упасть с лошади, если я пребывала в коляске?

— О чём ты, Лидия, дорогая? Разве ты не забыла, что оставила свой экипаж в Бате и арендовала лошадь по имени Фанни?

— Я обменяла удобную, пусть и небольшую повозку на какую-то несчастную кобылку?

— Да, действительно, ведь тебе понадобился глоток свежего воздуха… А клерк твоего адвоката просто нуждался в физических упражнениях, в духоте ему стало не по себе. Он просто шагал рядом с тобой… с тобой и с Корой, когда вы восседали на лошади!

Лидия рассмеялась, радуясь, что всё закончилось. Ну, не совсем, ведь им ещё предстояло поймать преступников и свершить правосудие, но всенародного осуждения теперь уже точно можно было не бояться.

Отодвинув стул напротив Коры, Лидия отмахнулась от предложенной Трентоном еды, ведь она совсем недавно позавтракала.

— А если уж и говорить о клерке моего драгоценного адвоката, не знаете ли вы, где может пребывать мистер Ньютон? — её вопрос был встречен странными переглядываниями между Корой и Шилли, усмешками и поразительном молчании. — Девочки, только не начинайте сейчас вести себя подобным образом!

— Казалось, с мистером Ньютоном ты очень поладила, Лидия, — нарочито небрежно промолвила Шилли. Кора смотрела на неё с каким-то чрезмерным интересом, продолжая есть своё запечённое мясо.

— Разумеется.

— Да, это вполне естественно, ведь он столь красивый молодой человек, ещё и с определёнными героическими наклонностями, и он весьма высоко тебя оценивает.

— Да нет же! Я полагаю естественным скорее то, что я очень хорошо полажу с человеком, с которым я провела достаточно много времени, пытаясь уклониться от опасности. Я бы подружилась в подобных обстоятельствах и со стариком-мореплавателем, и с оборванной ведьмой!

Кора и Шилли вновь переглянулись.

— Ну что ты думаешь? — спросила у Шилли Кора. — Мне кажется, это звучит как самое настоящее шарлатанство!

Шилли кивнула.

— Мне кажется, что оборванная ведьма совершенно не кажется оправданием проявленного интереса.

— Какого интереса? Я просто поинтересовалась, где мистер Ньютон, и, к слову, до сих пор не получила никакого ответа!

Смеясь, Шилли повернулась к Лидии.

— О, ты слишком права… Мистер Ньютон вернулся в Бат, сегодня утром Эдвард взял его с собой. Ему не хотелось идти, и он порывался узреть, как тебя первым делом в полной безопасности отправят в Роузберри, но это не казалось такой уж насущной проблемой на фоне того, что натворил некий джентльмен по имени Кэссиди. К тому же, он упоминал мистера Линча, хотя я не стала бы ручаться относительно контекста. Во всяком случае, мистер Ньютон попытался заверить Эдварда, что не будет протестовать, если вас сопроводят по меньшей мере два лакея и, разумеется, ещё несколько человек. Нет, он не сомневался ни на минуту, что ты сможешь отправиться домой по своему усмотрению. Стой, Лидия, помолчи! Я не потерплю никаких разногласий! Где же я была? О, да, когда успокоенный многократно мистер Ньютон наконец-то оставил Виллер-Мэнор и отправился в Бат… Я ожидала, что Эдвард в любой момент… Он не пожелает пропустить ужин. Ты уверена, что не желаешь попробовать немного мяса?

Лидия покачала головой и вздохнула. Ей так хотелось, чтобы Роберт увидел её в новом платье, но она совершенно забыла о страшной ситуации с мистером Кэссиди. Разумеется, Роберт должен был уйти! Её герой всегда должен быть героем! Метнуться на спасение друга, оставив её в Виллер-Мэноре под защитой Данбар-Россов… Это казалось логическим завершением их приключения… вот только она почему-то чувствовала себя такой измученной и… словно ещё ничего не закончилось.

Выбросив все эгоистические мысли из головы, Лидия поблагодарила Шилли за великолепное платье, полюбопытствовав, вправду ли это подарок. Оказалось, она купила его месяц назад в качестве парижского сувенира.

Лидия улыбнулась, а Шилли принялась описывать оживлённый город, и девушка старалась не отвлекаться на мысли о заботливом карем взгляде… И всё же, некое чувство разочарования не уходило. Она так хотела изменить свой вид в глазах Роберта: его подруга Лидия, элегантная молодая дама в парижском платье, а не Лидия взъерошенная, помятая до последней складочки, да ещё и совершенно грязная, выпадающая из сарая прямо на него!

Глава 11

В которой мистер Ньютон носится туда-сюда, а мисс Уитфилд терзают смутные сомненья.

— Боюсь, что большая часть семьи всё ещё находится в постели, мистер Ньютон, — дворецкий Кэссиди или, если быть более точным, лорда Тремона, старательно загораживал дверь, кривя и без того кислое лицо.

Роберт не имел ни минуты на выходки нелюбезного слуги, у которого собственные достоинства оттесняли всё прочее.

— Не волнуйся, Кранфорд, большая часть семьи мне ни к чему, — он прошёл мимо мужчины, ступая в приветственный зал трёхэтажного городского дома. Разумеется, всё тут не слишком отличалось от его собственного дома, но места было куда больше, так что Роберт знал, что без помощи Кранфорда сыскать нужную дверь ему будет непросто. — Я здесь для того, чтобы увидеть Кэссиди.

Он направился к лестнице, словно точно знал, где именно спал Кэссиди, совершенно уверенный в том, что его бравады не хватит больше, чем на несколько минут. Роберт сомневался, что Кранфорд позволит ему заглядывать в спальни в поисках, так что вмешательство его было просто неизбежным.

Роберт был искренне разочарован, когда на Болиден-стрит сыскал… точнее, не отыскал Винсента Кэссиди. Им следовало многое обсудить, а для этого было слишком много времени.

Лонгдон сообщил ему, что Кэссиди удержать было сложно, поскольку Роберт всё никак не возвращался, и это вопреки предложенной дворецким библиотеке, бильярде или даже игре в солитер. Но, впрочем, Роберта и вправду достаточно долго не было дома, вот Кэссиди и ушёл.

В тот момент, продолжая своё повествование, Лонгдон так посмотрел на Роберта, словно пытался показать, что тоже долго задавался вопросом, куда подевался Роберт, но это был тот тип вопроса, который при необходимости можно было вполне проигнорировать. И это оказался именно такой случай.

Так как с точки зрения общества было ещё очень рано, Роберт планировал вытащить Кэссиди из постели, быстро впихнуть в него еду, вытрясти ответы на вопросы и потащить по городу в поисках разъяснения. Им следовало больше узнать о той ночи, когда его другу бросили вызов.

— Ньютон? — недоверчиво полюбопытствовал голос.

Роберт повернулся, чтобы посмотреть на первый этаж, с которого только что поднялся. Там стоял полностью одетый… совершенно бодрый… стоял Винсент Кэссиди. Роберт на мгновение замер, не в силах отыскать слова, а после повернулся и спустился обратно на первый этаж.

— Что ты здесь делаешь? — наконец-то полюбопытствовал он, когда они оба наконец-то оказались рядом.