Обман и дуэли (ЛП), стр. 24

— Если ты не знаешь слуг, то нас могут просто принять за бродяг и прогнать прочь.

— Ах, да! Но я знаю Трентона, дворецкого Шилли. Она привела его с собой, когда веселилась, но остальные… Вероятно, они понятия не имеют, кто я такая.

— Что же, думаю, дворецкий Данбар-Россов сейчас помогает с гостями.

Лидия кивнула и повернулась к Фанни.

— Не могу поверить в то, что предлагаю это, но я укроюсь в кустах, пока ты поговоришь с Трентоном… ведь если воспользоваться моим именем, можно сообщить Шилли, что я здесь, ну, или хотя бы пропустить нас в служебную дверь. Как думаешь?

— Увидим.

— Прекрасно! Можно воспользоваться лицом адвоката…

— Не уверен, что сейчас во мне есть хотя бы капля чего-то официального.

Лидия вздохнула в знак согласия. Когда они приблизились к усадьбе, свет наконец-то открыл все их бедствия. Она прежде не могла видеть Роберта, да и сейчас не оборачивалась, но прекрасно понимала, что он не походил ни на респектабельного клерка, ни на джентльмена, а скорее походил на разбойника. И она не была солидной мисс Лидией Уитфилд из Роузберри, потому что её разорённые юбки уже едва держались кучи. И даже бедная Фанни была вся в грязи.

Усталая и голодная, она теперь думала об этом тёплом, светлом огне, о безопасности и комфорте… Она не желала сидеть за этим самшитовым кустом! Ей хотелось пробраться сквозь парадную дверь и рухнуть в гостиной.

Но у неё не было выбора. Если она надеялась защитить свою репутацию, то должна была укрыться, пока Роберт убедит совершенно незнакомого ему человека доверять. А потом Лидия едва заметно улыбнулась.

Всё будет хорошо. Ведь Роберт мог очаровать кого угодно… И в том числе и Шилли Данбар-Росс, одну из самых откровенных барышень со школы мисс Мелвин. Да, в любую минуту…

Лидия нахмурилась. Что за шум? Это походило на визг со стороны входной двери. Она тут же вскочила, подобрала юбки и помчалась вперёд.

Роберт нуждался в ней.

Глава 10

В которой под конец страшного дня формируется заговор.

То, что Лидия увидала на пороге Виллер-Мэнора, не имело отношения к ожиданиям, и она не знала, что думать. Визг — скорее непроизвольный вскрик, — не был издан Трентоном или горничной… или даже Робертом. Страшный звук сорвался с губ белокурой девушки, что повисла на шее у Роберта, всё так же стоявшего в дверях.

Оскорблённая вульгарным использованием своего друга, Лидия ступила вверх по лестнице, поймала за руку эту девушку, потребовала её отпустить, а потом замерла, стоило лишь даме вскинуть голову.

— Кора? Как? Что ты тут делаешь?

— Лидия!

Лидия отступила назад, чтобы сохранить равновесие, когда Кора бросилась к ней. Крик сменился смехом, и Лидия отступила. Кора подпрыгивала ещё несколько минут, что было бы крайне неприемлемым с её стороны, если бы не ситуация, которая сложилась сию секунду.

— Я не могу поверить в это! Ты здесь! Мы думали, тебя убили… — Кора повторила это уже как минимум два раза, прежде чем Лидия остановила её дрожь.

— Кора, милая… Я так устала и запуталась, и ты совсем не помогаешь…

— О, прости! Входи! Тебе надо сесть… — с этими словами Кора стащила Лидию с порога, и Трентон приоткрыл дверь шире с мягким выражением заинтересованной незаинтересованности.

Виллер-Мэнор не был много старше Роузберри-холла, разве что на несколько десятилетий, и он тоже с гордостью носил звание наследия Тюдоров. Хотя высокие каменные стены теперь скрылись за тёмными деревянными панелями, огромный традиционный камин всё ещё красовался в конце зала, а резная лестница — по другую его сторону. Как признак комфорта, пол прикрывал прелестный персидский ковёр.

Оказавшись внутри, Лидия бросила взгляд на пару у лестницы. Шилли прижала ладонь к губам, другой рукой крепко сжимала руку его широкоплечего супруга. Её выражение лица колебалось между ошеломлённым и поражённым эйфорией и ликованием. Шилли Данбар-Росс была всё того же крошечного роста, но это совершенно не ограничивало её прекрасное сердце и радость, что не скрывалась за хрупким ликом. Она никогда не совершенствовала свою способность ко сдержанной холодности.

Содрогнувшись, Шилли отпустила руку Эдварда и шагнула вперёд, чтобы обнять Лидию — без подпрыгивания, впрочем. Отстранившись, она замерла на расстоянии вытянутой руки и осмотрела Лидию, а после улыбнулась.

— Ты выглядишь не лучшим образом.

— Ну, у меня был столь необычный день…

— О да, в этом я даже не сомневаюсь.

— С другой стороны, ты просто чудо, — Лидия не преувеличивала — Шилли была одета в изысканное платье из шёлка абрикосового цвета с бельгийскими кружевами. Янтарь на шее, перья в густых каштановых волосах разительно отличали её от девочки, что шла к алтарю несколько месяцев назад. — Брак пошёл тебе на пользу.

Шилли, польстившись, покраснела и глянула через плечо на своего супруга.

— О, я могу рекомендовать подобное каждой!

Эдвард Данбар-Росс сначала казался испуганным, но вскоре на его губах появилась улыбка. Он был высоким джентльменом, не отрывал взгляда от своей супруги, и супружеское блаженство не причинило жениху никакого вреда. Лидия прежде предполагала, что у Эдварда было довольно постное лицо, но сейчас подумала, что могла бы и изменить впечатление о внешности этого джентльмена. Да, его тёмные волосы немного отрасли и были не так прилизаны, взгляд смягчился, плечи, широкие и прямые, немного расслабились. Да, вот что такое брак по любви — они оба казались такими счастливыми…

— Вы тут в компании? — прервала Лидия их пристальный влюблённый взгляд, что казался слишком долгим и горел ярче свеч. — Мы полагали, что все эти огни… ночью… Вы развлекаетесь?

— Действительно. Моя хорошая подруга Лидия Уитфилд только что прибыла сюда, и мы с нетерпением ждали её компании, весь вечер! — Шилли повернулась к своему дворецкому. — Трентон, ты не мог бы попросить у повара немного шоколада и пирожных? Не думаю, что после всей этой суеты получится уснуть. Мы немного поговорим…

— Я в таком состоянии только испачкаю вашу мебель, — прервала её Лидия.

Игнорируя сие высказывание, Шилли продолжила:

— А ещё необходимо, чтобы миссис Селинджер как можно скорее подготовила две комнаты. Скажите Вернону, чтобы он должно позаботился о лошади. Что же, оставшуюся часть ночи мы займём себя сами. И спасибо всем, что они не против нашей неистовой деятельности по ночам. Но всё это, впрочем, лишь буря в стакане воды.

Взяв Лидию под локоть, Шилли возглавила шествие вверх по лестнице, в гостиную. После её уверенных фраз не было произнесено ни единого слова, пока дверь не оказалась плотно запертой, а они не остались одни, все впятером.

— Забудьте о шоколаде, — промолвил Эдвард, шагнув к маленькому столику. — Думаю, Ньютон, лучше подойдёт бренди. Хотя, конечно, одному из нас оно необходимо вдвойне.

Роберт присоединился к нему у буфета и спокойно принял предложенный стакан. Он явно колебался.

— Боюсь, я буду не слишком подходящей компанией.

— Что за ерунда! — Эдвард впихнул стакан в грязную руку Роберта и жестом предложил ему место у огня.

Это была большая комната, свободная и просторная. В дальнем конце красовались к французских дверей стулья, снаружи доносилась лёгкая прохлада. В глубине комнаты, напротив, стояли комфортные диваны с пышными подушками, прямо у огня.

Разумеется, Лидия выбрала диванчик у камина, устроилась прямо напротив своего нового друга. Тёмно-коричневая парча, во-первых, могла не пострадать от пятен на её юбках, и, во-вторых, ближе к Роберту без излишних комментариев она сесть попросту не смогла. Хотя необходимость оставаться в непосредственной близости к нему немного озадачивала — Лидия не была готова ни бороться с убеждениями, ни вникать в смысл случившегося.

До той поры, пока не прибыл шоколад, разговор звучал легкомысленно. Вопросы не касались ничего более глубокого, чем имя лошади и последней еды. Даже после того, как Трентон принёс поднос, заполненный всевозможными вкусностями, и поставил серебряный кофейник на тумбочку у камина, у Лидии и Роберта ещё было время на несколько глотков и укусов, прежде чем у них потребовали полноценную историю о приключениях.