Обман и дуэли (ЛП), стр. 21

Ветер послужил напоминанием. Не было время для идиллии — ведь по ту сторону сарая в изобилии хватало злодеев, злодеев, что не оценили бы её попытку покинуть помещение.

— Иди за мной, — прошептал Роберт, пробиваясь сквозь кустарник к ожидающей его кобыле.

Глава 9

В которой начинается прекрасная дружба.

Дорогу едва-едва можно было различить, когда Роберт наконец-то вывел Лидию — и лошадь, именуемую Фанни, — из канавы. Они кустами пробирались прочь от фермы Бейера, потом шли по канаве, и это казалось просто отвратительным. Тем не менее, не будучи уверенными в безопасности, они терпели всё это в тишине. Расстояние от фермы всё увеличивалось, опасения быть пойманными пропадали, и всё же, убежища они не нашли. Несколько коттеджей и ферм, на которые они натолкнулись, были закрыты на ночь, и отыскать убежище на долгой дороге в Бат было невозможно.

Луна была не полной — чуть-чуть больше половины. Тем не мене, света хватало, чтобы идти достаточно быстро — куда быстрее, чем в канаве, поросшей мхом. Лидия теперь сидела на Фанни одна, чуть несвойственно для леди подобрав свои юбки.

Роберт сказал, что предпочитает ходить пешком. Лидия знала, что её самым наглым образом обманывали, а он просто боялся её скромности. Рыцарство и хорошие манеры прекрасны в зале, однако на пустынной дороге, прячась от злодеев, не стоит думать о приличиях. И когда стало понятно, что это серьёзно замедляет их темп, Роберт немного смягчился.

Если бы обстоятельства были другими, а Роберт мог сидеть спокойно и комфортно, это оказалось бы даже весёлым. Но было довольно неудобно, да и на спине Фанни сидеть было почти невозможно. Он уже два раза нагло соскользнул вниз.

— Держись, Роберт. Положи руки мне на талию.

— Тебе на талию? Но… Но…

Лидия обернулась, поймала его за руку и возложила ладонь себе на бок.

— Корректности придётся немного обождать. Мне кажется, в это момент сие неуместно.

Роберт тяжело вздохнул.

— Легче сказать, чем сделать, — голос его был немного хрипловатым.

Убеждая лошадь идти дальше, Лидия улыбнулась. Странное ощущение его близости интриговало — это было весьма приятно, к тому же, странно утешительно и захватывающе. Да, Фанни не могла идти галопом под таким весом, но зато рысью ей передвигаться было достаточно легко — и они наконец-то продвинулись достаточно значительно вперёд.

Стоило Лидии совсем немного расслабиться, как она обнаружила звук, звук, которого боялась больше всего — стук копыт. Всадники ехали быстро.

В один только миг Лидия и Роберт соскочили с Фанни. Они оттащили лошадь с дороги в кустарник, Лидия спрыгнула в канаву. Она спряталась за высокой густой травой, присела, игнорируя настойчивый запах гниющей растительности — и всякие прочие менее приятные запахи. Застыв от страха, Лидия просто ждала. Время тянулось невыносимо долго — а после на пути показались всадники.

Трое мужчин на лошадях.

Лидия признала бандита по имени Лес сразу, но они мчались с такой скоростью, что рассмотреть, кто с ним, было невозможно. Остальные две фигуры лишь размыто мелькнули перед глазами, и вскоре трио растворилось в темноте. Нахмурившись, Лидия выбралась на гребень дороги, и они проводили их взглядом.

— Это было… — Лидии хотелось сказать "странно", но она не желала казаться неблагодарной.

— Странно, — закончил за неё Роберт.

— Именно, — покачала головой девушка. — Они меня не ищут. Совершенно. Как необычно, проехать столько ради похищения, но…

— Может быть, они искали вокруг фермы, а потом бежали, подумав, что ты приведёшь законников к ним?

— Да, это имеет определённый смысл, — рассеянно согласилась она, вновь взбираясь на Фанни. — Но всё равно, — на сей раз их близость казалась естественной, и Лидия прижалась к нему. Он не протестовал. На самом деле, он сжал её ещё крепче, и Лидия не воспротивилась, но над мужчиной вновь возобладал здравый смысл, Роберт ослабил хватку, а Лидия пришпорила лошадь.

— Думая об этом, Роберт, я полагаю, что всё достаточно своеобразно. Я ничего не знаю о похищениях или похитителях, но, мне кажется, когда закрывают похищенного, его достаточно часто проверяют… И всё же, меня совсем не проверяли. Ну, не совсем, но ты понимаешь, о чём я.

— Да, в самом деле. Если бы я имел привычку поступать с барышнями подобным образом — не то чтобы меня это радовало, но если бы я был злодеем, надеющимся на выкуп, я бы не оставил длинную верёвку с заключённым.

— Это кажется некомпетентным.

— В самом деле.

— Не думаю, что мы имеем дело с опытными похитителями, — Лидия не была уверена, было ли ей лучше или хуже от этого осознания.

— А с кем же тогда?

— Понятия не имею. С особами, нуждающимися в средствах, полагаю.

— Это может быть всё население Англии, — беспомощно отметил Роберт.

— За исключением десяти тысяч самых богатых.

— Даже некоторых из них, если они безнадёжно глупы.

— И вправду. Но королевскую семью, полагаю, можно исключить из списка.

— Это довольно безопасная ставка… Хотя я слышал, что Брайтон оказался тяжёлым бременем.

— Полагаешь, принц-регент организовал моё похищение, чтобы рассчитаться за свою глупость?

Роберт рассмеялся, и его дыхание коснулось её затылка, заставив содрогнуться.

— Нет. С уверенностью могу сказать, что принц-регент в этом не участвует, — тон его вдруг стал серьёзным. — Но обещаю, что я узнаю. Не совсем уверен, как именно, но определю, даже если мне придётся отправиться к боустритским ловцам.

— Возможно, — предположила Лидия, — начать с Леса?

— Леса?

— Да, это тот бандит с кареты, что вышвырнул тебя на дорогу.

— Я и не знал, что у него было имя. Знаешь, это имя не очень злодейское. Брут или Аттила подошли бы получше.

Лидия нерешительно рассмеялась.

— Ну, Морли назвал его Лесом, когда мы прибыли на ферму.

— А. Лес и Морли. Фамилии у них есть?

— Хотелось бы мне знать.

Роберт вздохнул и неопределённо махнул рукой.

— Думаю, одного я узнал, парень в чёрном, с каким-то странным носом, вёл себя скованно. Что-то в нём показалось знакомым. Это твой кучер?

— Кучер? А, ты имеешь в виду нанятого… Нет, это не мистер Бургсталлер. Если бы я знала, что случилось с беднягой… Надеюсь, с ним всё в порядке.

— Думаю, да, ведь Лес и мне не перерезал горло, просто вышвырнул на дорогу. А большинство головорезов убивает, лишь бы только понаблюдать.

— А ты встречал много головорезов, Роберт?

— Прости? А. Ну ведь я работаю в адвокатской конторе…

— Да, — улыбнулась Лидия, — специализирующейся на поместьях и завещаниях, а не на уголовном праве.

— Вижу, ты знаешь разницу.

Лидия рассмеялась, подтолкнула его плечом, а потом поняла, что сделала.

— О, прости за вольность… — в ужасе прошептала она. — Правда, прости, не знаю, о чём я думала… Я… В школе мисс Мелвин совершенно ничего не говорилось о соответствующем поведении во время побега от похитителей…

— Я не удивлён.

— Тем не менее, я уверена, что она бы нахмурилась, узнав о моём сегодняшнем поведении… Я дважды назвала тебя по имени…

— Пять раз, но кто считает?

— Верно. Пять раз! И обращалась на "ты" с такой фамильярностью…

— С фамильярностью друга.

Лидия вскинула голову.

— Друга?

— Ну, в конце концов, после того, что мы прошли, стоит согласиться, что отношения между нами потерпели изменения.

— Мне кажется, я знаю тебя куда дольше пары недель.

— Вынужден согласиться. Так что, пожалуй, мы можем общаться, как хорошие друзья, позабыв о правилах приличия.

— Я бы хотела, Роберт… Я бы очень хотела. Хотя, впрочем, мы можем быть столь расслаблены только друг с другом, когда рядом нет посторонних. Моя мама упадёт в обморок, если увидит, что я так общаюсь.

— Думаю, мистер Линч тоже будет возражать. Итак, нам надо заключить договор — вечная дружба, но не на глазах других людей.