Обман и дуэли (ЛП), стр. 12

Глава 5

В которой мисс Уитфилд предотвращает отчаянное положение путём приглашений.

— Я бы с радостью позволил тебе выбирать земельного агента, но это же где-то должно заканчиваться, Лидия! Ты не будешь управлять агентом или мной.  Я не буду играть вторую скрипку в собственном доме, и не позволю моей супруге заключать сделки. Действительно, знания дамы о растениях должны ограничиваться тем, в какой вазе лучше смотрятся розы!

— Да, я понимаю…

— Не понимаешь! Твои ожидания общества изменятся в момент свадьбы, и тебе с ними тоже придётся измениться. Мне жаль говорить так, но твой отец, сколько бы я ни восхищался его хваткой, дав тебе образование, не принёс никакой пользы. Леди должна…

— Барли, ты отлично понимаешь, что я мышкой тоже не буду, так что же ты кивал, оставаясь на моей стороне?! — Лидия пристально посмотрела на лорда Алдершота. Если Барли не понял, кто она такая, но она уже вполне отыскала опору в трясине семейной жизни. Она, в конце концов, заставит Барли придерживаться её точки зрения, но перспектива начать свою жизнь с такими глупыми ожиданиями… это её утомляло. Она вдруг почувствовала себя на все двадцать пять, а не на неполные восемнадцать.

Лорд Алдершот тяжело вздохнул, словно тоже чувствовал себя старше своих лет, а потом только глупо улыбнулся.

— Конечно, я ведь тебя знаю… — он оторвал взгляд от Лидии и посмотрел на подавшегося вперёд мистера Ньютона. — когда ей было десять, она пыталась забраться на дерево в своих юбках, вот! Она просила о помощи? Нет. Настаивала, чтобы я помог заменить упавшее на землю гнездо…

— Четыре маленьких птенца отчаянно звали мать, — пояснила Лидия, — а в их смерти не было никакой необходимости просто потому, что Уитфилды не произвели на свет сына, которому уместно было бы лезть на дерево.

Барли рассмеялся — она ждала это, — но Ньютон на мгновение нахмурился.

— Не жалеете, что родились девушкой, мисс Уитфилд?

Лидия почти фыркнула в знак согласия, но увидела, что вопрос был серьёзен. Никто прежде о таком её не спрашивал, даже отец, что принимал её за сына, которого никогда не имела.

И вдруг Лидия обнаружила, что взгляд она отвести не могла. Глаза мистера Ньютона буквально сковали её. Это была самая необычная на свете тюрьма — она была счастлива оказаться в ней! Сердце начало биться быстрее, дыхание стало поверхностным, ум затопило чувство восторга и… то, что она могла назвать исключительно возбуждением, билось в её теле. Она чувствовала себя способной летать, но, тем не менее, желала навсегда остаться там, где находилось.

— О, не могу сказать, — Барли всё ещё посмеивался, не заметив ступор Лидии, чему она была искренне рада.

Заставив себя встряхнуться, Лидия понадеялась, что мистер Ньютон был столь же глуп, как и её будущий супруг. Она пожала плечами столь беззаботно — и не увидела никаких изменений в выражении его лица. К счастью, её поверенный ждал чего-то… а чего? Кем он был? Просто поверенный в ожидании, просто фигура речи. Как сказать… Её дворецкий. Её сестра… Нет-нет, он ей совершенно не принадлежал, не было никакой связи…

— Лидия?

Лидия застыла — к счастью, взгляд её был обращён к окну, а мысли плыли сами по себе, и поэтому взгляд её перехватить не удалось.

— Да? О, простите, я замечталась.

— Теперь надо решить…

— Простите, что решить?

Воцарилась пауза, хмурость, а после и странное осознание коснулось лица Барли. Лидия откинула голову назад, пытаясь вырваться из непонимания. На несколько минут в комнате воцарилась тишина, пока не раздалось громкое покашливание с другой стороны стола, и они оба не обернулись к мистеру Ньютону.

— Должным образом стоит отметить добавленные положения. Я обсужу их с мистером Линчем, но не думаю, что там будут какие-то изменения. Боюсь, мистер Линч не любит покидать Бат, так что для подписания документа вам придётся отправиться в город. Могу предложить вам две недели для подготовки. Четверг, двадцать седьмого марта, вас устроит? Например?

Тон его последнего слова, кажется, предполагал смех. Было ли это шуткой? Должно быть, только для неё, ведь недоумевающее выражение Барли ни на миг не изменилось. Лучше всего просто это проигнорировать.

— Да, мне это подойдёт. Мне всё равно придётся сделать кое-что ради моего бала в честь дня рождения… — она открыла рот, чтобы объяснить, что надо бы разобраться с наймом музыкантов, с цветами, которые ещё предстояло выбрать, но когда увидела, что мужчины совершенно не казались заинтересованными её словами, она просто прикусила язык.

— Ну что же, я тоже. Думаю, мне вполне подойдёт такое время, — Барли заёрзал на стуле, словно собирался встать. — Если только… Это ведь не страстная неделя, нет?

Лидия моргнула, недоумевая, как Барли мог не знать дату Пасхи.

— Нет, это на следующей неделе.

— О, замечательно, — кивнул он. — Я обещал настоятелю поучаствовать в четверговой службе…

— Да? Это крайне удивительно, — Лидия подумала, что Барли мог быть и откровеннее, но решила реагировать на это серьёзно.

— В самом деле? Почему?

— Не полагала тебя религиозным человеком.

— Признаться, у меня появилась определённая склонность, но преподобный Клод вдохновляет меня, и меня это радует.

Преподобный Кодл и его семья прибыли в Спилдинг всего несколько месяцев назад. Лидия полагала его проповеди слишком долгими, к тому же, он имел склонность к бормотанию, а беседу тусклой и неинтересной.

— Да? В таком случае, я что-то пропустила и должна в следующее воскресение быть внимательнее.

— Да. Да, должна, — в его словах не было неодобрения, он проговорил их с каким-то облегчением и улыбкой. — Ты пригласишь его на свой бал?

— Разумеется, его и миссис Кодл. Я так же позову их сына и дочь, полагаю, она будет не против, — Лидия мало говорила с Мавис Кодл, так как та обычно таскалась за своей матушкой.

— Да, думаю… Преподобный ведь говорил, что мисс Кодл прошлым летом уже выходила в свет…

— Замечательно, тогда я приглашу всю семью.

— Это будет в скором времени?

— Приглашение? Да, я надеялась отправиться к ним на следующей неделе, но мне решила помочь матушка. Потому, теперь, вижу, недели через две…

— Могу ли я упомянуть это? Разумеется, миссис Кодл может услышать разговор…

— А, нет, не стоит. Я скажу в следующее воскресенье, так что, ты должен преуспеть…

— Нет-нет, ведь я отправляюсь нынче к пастору!

— Ты? — Лидия откинулась на спинку стула, чтобы под другим углом смотреть на Барли. Это никакого реального значения не имело, но она, тем не менее, сделала вывод, что он не шутил, а был совершенно серьёзен.

— Да, преподобный проявил интерес к моему альманаху рыболовных рек Сомерсета. Особенно он любит форель…

— Да что ты говоришь? — Лидия встретила мягкий взгляд мистера Ньютона, а после перевела его на своего суженного… будущего суженного. — В таком случае, непременно.

— Отлично. Этим я и займусь!

Лидия слабо улыбнулась и подумала о том, сможет ли она посетить одну из рек. Разумеется, на это не следовало и надеяться.

***

— Должно быть, ты что-то там изобретала, Лидия, потому что для расспросов этого слишком много, — в тоне тёти было негодование и враждебность, и говорила она так же, как и мама.

— Нет, тётушка Фрея, вопросов было не так и много. Тем не менее, вы не упомянули своё желание постоянного присутствия мистера Ньютона, а он уже час как отбыл. Я не могу помчаться вниз по дороге вслед за ним.

Тётя Фрея поморщилась.

— Элейн будет так разочарована! Можно ли вызвать его обратно? Придумай какую-то потребность в юридической консультации, например, пограничный спор, беспокойный жилец… что-то в этом роде!

— Я не могу пользоваться столь очевидными уловками. Может быть, когда я отправлюсь в город к мистеру Линчу.

— Ты собираешься в Бат? О, замечательно. Да-да, мы с Элейн будем тебя сопровождать. Ты можешь поговорить с мистером Линчем, пока Элейн… Да, это будет просто замечательно.