Скажи, что ты наша (ЛП), стр. 2

– У нас мало времени, – говорю я, когда Ридж ставит стол перед дверью. Возможно, это и не нужно, но на случай, если нас прервут, мы получим предупреждение.

Я наблюдаю, как Доктор Шарлоттасжимается в углу. Видя ее такой испуганной и уязвимой, я чувствую, как на моем лице появляется злая улыбка.

– Ну, здравствуй, красавица. У нас не так много времени для романтики, так что я сразу перейду к делу. Ты разденешься, покажешь нам свои дырочки и позволишь нам трахать их, пока мы не закончим. Затем ты снова наденешь одежду и вернешься к тому, что делала, и никому ничего не расскажешь. Звучит, как хороший план, да?

– О Боже, пожалуйста, не делайте этого! Охрана! – она снова кричит, отталкиваясь от стены.

Ридж подходит ко мне и начинает смеяться.

– Вот так, детка, кричи. Я хочу, чтобы ты кричала еще громче. Черт, от этогомой член стоит колом. Иди ко мне и кричи «Ридж», пока я буду тебя трахать.

Она оглядывает комнату, как будто ищет чем защитить себя, пришло время прекратить это. За три быстрых шага я пересекаю комнату. Потянувшись вниз, я хватаю ее за руку, таща к столу. От ванильного аромата, который исходит от нее, мой рот наполняется слюной.

– Ты можешь сделать это для себяприятным или грубым, как ты хочешь, детка, но это будет жестко в любом случае, – говорю я, прижимаясь членом к ее телу, чтобы она могла почувствовать, что делает со мной. Она борется в моих объятиях и отдаляется от меня настолько, насколько это возможно.

– Этого не избежать. Мы наблюдали и дожидалисьшанса засунуть в тебя наши члены. Ты тоже мечтала об этом и просто слишком напугана, чтобы признать это. То, как ты одеваешься, просто кричит, что тебе нужен хороший трах, и мы подарим его тебе.

–Пожалуйста, не делайте этого. Умоляю. Я могу достать вам наркотики, припасы, что угодно. Пожалуйста, не трогайте меня – умоляет она.

Ридж хватает ее за другую руку, и мы удерживаем ее между нами. Он наклоняется и облизывает её шею.

– О, милая Шарлотта, мы не хотим причинить тебе боль. Мы просто будем трахать тебя, пока ты не сможешь ходить. Каждый шаг, который ты сделаешь на следующей неделе, будет напоминать о нас. Ты будешь вспоминать, кто тебя трахал.

Я чувствую, что ее тело дрожит, и она снова кричит о помощи.

– Боже, надеюсь, на этих камерах есть звук. Я хочу слышать это на повторе всю оставшуюся жизнь– говорю я, заставляя Риджа снова смеяться. Приподнимая Шарлотту, мы удерживаем ее на столе.

– Я буду держать ее запястья, но если она будет слишком сильно бороться, я свяжу ее.

– Блядь, мне нужно увидеть ее сиськи, – говорит Ридж и протягивает руку, разрывая ее рубашку вместе с пуговицами. Они отлетают, ударяясьо пол, их звук – музыка для моих ушей. Ее грудь освобождается, и нежныетвердые соски указывают вверх, требуя поцелуев.

– Ох, маленькая шлюшка, ходишь тут без лифчика, – говорю я. – Ты просто умоляешь, чтобы твою киску изнасиловали, работаешь в тюрьме и позволяешь своим торчащим соскам стоять вот так, у всех на виду. Хорошо, что мы здесь. Мы позаботимся об этом маленьком, милом котенке, и тебе больше не придется так одеваться, чтобы получить порцию хорошего члена.

– Пожалуйста, Боже, пожалуйста, нет. Остановитесь. Я сделаю все что угодно.

– О, ты сделаешь все, детка, и этого будет не достаточно, чтобы мы остановились, – говорю я, и смотрю на Риджа. Он облизывает губы, уставившись на ее соски. Он бывает груб, но у нее есть пара шикарных сисек, которые просто ждут, чтобы их трахнули.

– Хорошо, кто начнет?

Глава 2

Ридж

Я дышу рвано, мне нужно кончить. Блядь, нам понадобилось шесть месяцев, чтобы осуществить наш план, и я буду наслаждаться каждой его секундой.

Варварская часть меня хочет, чтобы она заводилась от этого. Я хочу, чтобы она кончила. Я хочу зарываться своим лицом между ее бедер, пока она будет кончать на него. Ее запах наполняет мои легкие. Я хочу заставить её кончить для меня, хочет она этого или нет. Мне нужно довести ее до оргазма, и в этот момент я не хочу ничего больше. Ну, разве что, чтобы здесь не было этой гребаной камеры.

Я знаю, что Хадсону наплевать, но это гложет меня, когда я думаю о других людях, которые наблюдают за нами. Пытаясь вытолкнуть из головы мысли о камере, я смотрю на безупречную женщину перед собой. Желание затапливает меня. Я чувствую, как дрожат мои руки, будто у наркомана, нуждающегося в дозе. Я так долго хотел ее, и теперь она в нашей власти. Никто не придет, чтобы остановить нас, так что мы можем делать с ней все, что захотим.

Медленно я ласкаю её шею, опускаясь ниже к груди. Сильно сжимаю ее, провожу пальцем по соску и наблюдаю за её реакцией. Сжимая грудь крепче, я пощипываю ее сосок большим и указательным пальцами, перекатывая его на этот раз немного сильнее, желая, чтобы она извивалась. Она пытается уйти от прикосновения, но все же я награжден небольшим стоном. Мне нужно снять с нее одежду и увидеть каждый дюйм её тела

– Черт, посмотри на эти соски. Я думаю, что ей нравится, – говорит Хадсон. Оторвав от нее взгляд, я смотрю на него. Его глаза прикованы к ее груди, а член уже в его руке, когда он медленно гладит его своей свободной рукой. Утренняя мастурбация, похоже, совсем не помогла, потому что мои яйца уже подтянулись, готовясь к освобождению. Не уверен, что смогу проникнуть в нее хотя бы кончиком члена, не обкончав все вокруг. Одно лишь прикосновение к ее теплой киске и, готов поспорить, я спущу тут же.

– Пожалуйста, не делайте этого. Просто отпустите меня, и я никому ничего не скажу, клянусь, – она снова умоляет, пытаясь вырваться из захвата Хадсона. Я вижу, как он наклоняется близко к ее лицу, и на секунду, она перестает умолять.

– В следующий раз, когда ты откроешь рот, я засуну в него свой член. Ну, это произойдет в любом случае, но мне бы хотелось немного посмотреть, как он трахает тебя, пока я буду тебя удерживать, так что, как насчет того, чтобы не двигаться и дать нам повеселиться, – внезапно, он наклоняется к ее губам и целует ее.

Док выгибает тело, пытаясь оттолкнуть его, что приводит ее сиськи в движение. Я хватаю ее ноги и встаю между ними. Стол довольно короткий, и ее длинные ноги свисают, так что и для меня есть немного места. Она продолжает бороться, когда я снимаю с нее штаны, а также ее шелковые красные трусики. Она вырывается и борется со мной так, как может, но я удерживаю ее. Я должен сделать это быстро, чтобы она не успела ударить меня ногой по лицу, хотя я намного сильнее, чем она.

После того, как я полностью раздеваю ее нижнюю половину, я снова встаю между ее ног и рукой придавливаю её тело к столу, чтобы она прекратила свои метания. Теперь нет смысла драться с нами. Мы прижали ее к столу, и ее ноги широко раздвинуты, а ее влажная киска прямо перед нами. Все, что мне нужно сделать, это высвободить член и скользнуть в нее.

– К черту, – говорит Хадсон, оторвавшись от поцелуя. У него немного крови на губе, не сомневаюсь, что Док укусила его.

Мы всегда разделяли женщин, что казалось странным для посторонних, но естественным для нас. Мы выросли на улицах, и все всегда делали вместе. Мы братья, не по крови, а намного больше чем это.

Хадсон вытирает кровь со рта.

– Она, мать твою, укусила меня, – он рычит, но не думаю, что она добилась своего, потому что он только больше заводится от этого.

– А я предупреждал тебя, что она укусит, – говорю я ему, напоминая о нашем недавнем разговоре.

– Ты хочешь, чтобы это было жестко, Док? Потому что я более чем счастлив, угодить тебе в этом, – говорит Хадсон, глядя на нее. Если бы был хоть намек, тогда Хадсон оправдал бы это обещание. Ему нравится грубый и грязный секс. Мне это тоже нравится, но я предпочитаю нежные прикосновения. Я хочу заставить ее умолять.

Она кричит, и он хватает ее за горло. Я опустил большой палец на ее клитор и начал его ласкать.

– Док, – рычит Хадсон, его ладонь по–прежнему на ее горле, – Если ты снова закричишь, то тебе же лучше, если это будут наши с Риджем имена, срывающиеся с этих губ.