Скажи, что ты наша (ЛП), стр. 1

Алекса Райли

Скажи, что ты наша

Серия: Принудительное подчинение - 2

Над книгой поработали:

переводчик – Алина Малина

редактор – Елена Савельева (1–6 главы),

сверщик и вычитчик – Олеся Левина

Обложка – Наталия Айс

Оформление – Наталия Павлова

Перевод группы – https://vk.com/beautiful_translation

Глава 1

Хадсон

– Я собираюсь насладиться этим намного больше, чем должен, – говорю я. Адреналин пронзает каждую клеточку моего тела.

– Я просто ненавижу,что там стоят камеры, – говорит Ридж с раздражением.

Я знаю, что он сходит с ума, от того, что кто–то другой увидит это, он слишком оберегает наше личное пространство. Мне плевать, кто видит, что мы делаем с ней, и сколько раз мы кончаем в ее сладкую, маленькую киску.

Оглядываясь на Риджа, я посылаю ему дерзкуюулыбку, чего я не делал в течение нескольких месяцев. Это место было адом, и единственные проблески света – это когда я ловил случайный взгляд доктора.

– Я получу копию этого видео. Ты знаешь, на память.

Я слишком долго не трахался, и мне плевать, есть там камера или нет.И я собираюсь поиметь доктора Шарлотту.

–Хадсон, ты больной ублюдок, и это не делает меня счастливее, – говорит Ридж с полуулыбкой.

Это место было ужасным, и все заняло больше времени, чем мы ожидали. Но мы бывали и в худших ситуациях, и, по крайней мере, эта заканчивается чем–то очень сладким. Чем–то, что у меня получается лучше всего.

Мы пробираемся через блок «E» с камерами, направляясь в больничное крыло. Шаг за шагом мы становимся все ближе к ней. Одержимость– страшная вещь, но еще хуже, когда мы оба одержимы однойею. У нее и шанса не было сбежать от нас, она была нашей с того момента, как мы ее заметили. Мы с Риджем всегда получаем то, что мы хотим, так или иначе, даже если нам придется забрать это силой. Ничто не сможет уберечь ее от нас.

Я устал от этих серых кирпичных стен, воздух в тюрьме пропитан запахом гниения смешанного со страхом и одиночеством. Она поможет мне избавиться от этого. Я уверен, как только ее вкус окажется на моих губах, я окажусь на небесах.

Сегодня именно тот день, из–за которого мой член болел в течение долгих шести месяцев.

Мы с Риджем заключенные ADXFlorence[1], штат Колорадо, также известная как «Алькатрас Скалистых гор». Мы сокамерники и всё делаем вместе. Это первый день, когда нам назначили стирку, так что теперь мы можем повеселиться. Наши планы складываются как нельзя лучше.

Мы хватаем большой ящик свежего постельного белья, везем его в крыло тюремной больницы. Оказавшись там, мы должны поменять ящики, оставив там чистое белье, агрязное забрать с собой. Тут нужно двое заключенных, поскольку ящики довольно тяжелые. Они меняют определенные обязанности для заключенных только раз в три месяца, поэтому нам с Риджем пришлось поторговаться, чтобы получить эту работу. Этот конкретный маршрут стоит дополнительных денег, так как на нем доктор. Мы знаем ее расписание, потому что следили за ней по возможности, как только приехали. Было чертовски трудно узнать все о ней.

Её застенчивая улыбка была для меня словно выстрел, и возбуждала все сильнее. Она будто напрашивалась. Ты ведь не дразнишь таких людей, как Ридж и я, и думаешь, что мы не возьмем то, что хотим. Мы сделаем это. Она заставила нас хотеть её, и теперь мы позволим себе отыграться на её теле. На всём её теле.

Доктор Шарлотта управляет тюремным лазаретом, и сегодня мы собирались навестить ее. Она высокая, с длинными сексуальными ногами, густыми светлыми волосами, которые спускаются до ее талии, и задницей, за которую мужчина мечтает схватиться. Или в нашем случае, мужчины. И, блядь, ее губы. Они переворачивают все внутри, заставляя представлять, как обхватываютмой член, пока я трахаю её рот.

Мы с Риджем дали несколько взяток, чтобы убедиться, что когда мы сегодня будем менять белье, Док будет совсем одна. И никого не будет рядом, чтобы помочь ей. Она будет вся наша. Мы не хотели бы, чтобы нас прерывали.

– Черт, у меня яйца горят. Я заполню до краев ее тугую задницу, – говорю я, и сжимаю член, пытаясь облегчить давление в нем.

– Тебе стоило подрочить с утра, как сделал я, чтобы продлить удовольствие, – говорит Ридж, стреляя в меня фирменной ухмылкой.

Я смеюсь и качаю головой.

– Нет. От нее у меня встанет снова, как только я кончу. Я трахну ее, как минимум, дважды.

– Удачи в этом. Она, вероятно, откусит тебе член, сопротивляясь.

– Я буду рад увидеть, как долго она сможет бороться с нами.

Док не сдастся, и мне нравится идея получить ее всю. Мне также нравится идея, что она будет кусать меня, может быть и не мой член, но несколько следов от нее на моем теле было бы приятно увидеть. Я могутрогать их пальцами, пока буду дрочить, вспоминая обо всем, что мы с ней сделали.

– У меня такое чувство, что она не сломается так легко.

Мы улыбаемся друг другу, по мере приближения к медицинскому крылу. Как только мы входим, мы проходим блокпост, и я киваю двум охранникам, когда они видят нас. Ридж наклоняется и передает им конверт, наполненный стодолларовыми купюрами. Некоторые из вас могут подумать, что это безумие – тратить тысячи на час времени наедине с женщиной, но в тюрьме киска почти неслыханная роскошь, поэтому вам нужно заплатить. Плюс, нет такой суммы, которую я бы не заплатил, чтобы она была у нас. Даже если это только на час.

Мы узнали, что у двух охранников, работающих наблокпосту, были какие–то темные делишки, которые оставили их без денег. Вот что происходит, когда ты думаешь, что любишь стриптизершу или слишком сильно любишь играть в азартные игры. Мы с Риджем решили использовать эту информацию в наших интересах. Потребовалось всего несколько разговоров, и мы получили зеленый свет. Проталкивая тележку через двери, я смотрю назад через плечо и вижу, как охранники уходят. Пока все идет по плану, и мы еще на шаг ближе.

Когда мы доходим до конца зала, там небольшой пост с еще двумя охранниками. Этих двоих было немного труднее подкупить, и я думаю, это потому, что они знали Дока и испытывали к ней какое–то сочувствие. Но укажите достаточно высокую цену, и люди внезапно теряют свою мораль.

Ридж берет второй конверт и передает его через стол. Один из охранников хватает его. Другой смотрит на нас, после чего переводит взгляд и смотрит на заднюю дверь смотровой, без сомнения, думая о Доке с другой стороны, и о том, что с ней произойдет. Я замечаю, как встревоженное выражение пересекает его лицо, но мы предугадали и это.

Вы не тратите такие деньги и не организовываете такого рода план, если у вас нет плана «Б» для плана «Б». Вы всегда на пять шагов впереди.

Я вытаскиваю третий конверт и медленно передвигаю его по столу к охранникам.

– Небольшой бонус для вас, ребята. Просто чтобы убедиться, что все идет по плану.

Второй охранник берет конверт и заглядывает внутрь. Через секунду на его лице не остается ни капли сострадания.

– Один час, и не секундой больше, – говорит он уверенно, выходя из крыла, блокируя двери позади нас.

Я смотрю на Риджа, он кивает. Пора.

Я подхожу к двери и встаю перед ней. Дверь заперта, но это ненадолго. Я глубоко вдыхаю и на выдохе поднимаю ногу вверх и со всей силы вышибаю дверь, широко распахивая ее, так что дверь отлетает от холодных бетонных стен.

Я тут же слышу крик Дока, когда Ридж и я забегаем в комнату. Комната большая, посередине стоит письменный стол. Я оглядываюсь на камеру, и понимаю, что обратный отсчет начался.