Выродок (СИ), стр. 28

‑ Многие мутировали-то? ‑ продолжил гнуть свою линию Василий. ‑ Вот ты видел не одного. И что?

Дэйв задумался.

‑ Да, значительная часть похожа на людей. Явные мутанты не большинство. Командуют же всегда выродки.

‑ Вот. И я о том же. Одни люди воюют против других. Отсюда схожая тактика и умение приспосабливаться.

‑ Ладно, ладно, ‑ перевел Дэйв разговор. ‑ Объясни мне историю с отлётом части повстанцев с Марса. Как раз во время твоего командования.

‑ Откуда узнал?

‑ В столовой штаба Корпуса болтали. Нет, нет, ‑ поспешил добавить Дэйв, ‑ тебя не критиковали. Ты там вообще священная персона. Так что же за случай?

‑ Ну, улизнули два корабля. Где они их прятали и как смогли поддерживать технически, ума не приложу. Впрочем, нам данный случай только помог.

‑ Помог? ‑ удивился Дэйв. ‑ Чем же? Упустили врага, а вышло ‑ наш успех. Не понимаю.

‑ Упустили, конечно. А как было остановить? У нас тогда имелись только штампованные корыта для доставки войск с Земли. Они что ли поймают врага? Перехватчиков не было. Точнее, один. На Земле, и то в ремонте. Это сейчас понастроили. В те времена воевать в космосе мы не могли. Нечем.

‑ С перехватом ясно, ‑ согласился Дэйв, ‑ я читал. Летали на старье. Я даже помню о сохранившихся с дохаосовых времен судах.

‑ Предки строили основательно.

‑ А польза? Польза-то для нас в чём? ‑ вернулся к сущности спора Дэйв.

‑ Польза очевидна. Бежали не последние люди. Мне перебежчики и разведка докладывали: смылась часть верхушки. Среди них военные и технари. После данного побега я провел отличную операцию, и мы освободили значительный участок планеты.

‑ Зато теперь они едины и почти непобедимы, ‑ срифмовал младший Хитвол. ‑ Кстати, а куда направились беглецы?

‑ А Порядок их знает. Систему слежения за космическим пространством Солнечной системы тогда ещё не восстановили. Мы их быстро потеряли.

‑ Говорят, возле Сатурна какой-то корабль нашли.

‑ Знаю. Не тот. Упомянутый ещё со времен хаоса болтался. К тому же пустой.

‑ Пустой? Куда экипаж делся?

‑ Не интересовался. Спроси своего нового родственника.

‑ Ты о ком?

‑ Тестя, говорю, спроси. Тестя. Старший Давыдов ‑ глава госкорпорации «Дальний космос». Ты что, не знаешь?

‑ Нет.

‑ А ты вообще-то жену хоть видел?

‑ Нет.

‑ Обалдеть, ‑ искренне изумился Василий. ‑ Ты даёшь!..

‑ Что пристал? ‑ взъярился Дэйв. ‑ Силком женили, теперь удивляетесь. Что мне на них любоваться! Сами выбрали, вот сами и любуйтесь.

Настроение у Дэйва резко ухудшилось.

‑ Я пошел домой. Завтра на учебу.

‑ Стой, стой, стой! Ты должен установить контакт с семьей жены. Ты должен…

‑ Зачем? ‑ прервал дядю Дэйв. ‑ Поменять ничего нельзя. Жить вместе до окончания учебы нельзя. О чем говорить-то?

‑ Так, как ты, говорить нельзя. Обещай мне проконтактировать с Давыдовыми. Ты зря дуешься. Данный брак, может, является единственным…

‑ Верным решением, ‑ продолжил за дядю Дэйв. ‑ Слышал, слышал уже. Вот сами…

‑ Так, всё, ‑ дядя повысил голос. ‑ Сегодня же свяжись с Давыдовыми. Я приказываю.

‑ Понял. Разрешите выполнять, ‑ Дэйв вытянулся по струнке. ‑ Разрешите идти устанавливать контакт с новыми родственниками?

‑ Идите. Доложите о выполнении завтра.

‑ Есть, ‑ Дэйв отдал честь и, развернувшись, двинулся к выходу, демонстративно печатая шаг. Василий не мог видеть усмешку на губах племянника.

Прибыв домой, Дэйв приступил к реализации плана, появившегося у него во время спора с дядей.

«Хотите контакта ‑ получите контакт».

‑ Дом, ‑ позвал Дэйв, ‑ будем писать письмо.

‑ Диктуйте, хозяин.

И Дэйв продиктовал. Дело в том, что по традиции семья невесты обеспечивала её приданым. По правилам Порядка, муж новобрачной имел право записать приданое имущество на себя, объявить общим для семьи или закрепить права и доходы от приданого за женой. Обычно выбирали один из двух первых вариантов. Дэйв же известил родителей своей супруги, что передает приданое в её полное пожизненное владение с правом завещания любому лицу. Он изложил решение в письме, выбрав подчеркнуто вежливый и формально верный юридический стиль, особо подчеркнув:

«В нашей Президентской семье, следуя заложенным Порядком принципам равенства, мы предоставляем супругам полную экономическую независимость».

По мысли Дэйва, данная фраза должна особенно ярко продемонстрировать, насколько выше и благороднее он своих новоприобретенных родственников.

‑ Дом, прочитай вслух весь текст, ‑ скомандовал Хитвол. В очередной раз послушав написанное, спросил:

‑ Каково твое мнение?

‑ С юридической точки зрения, написанное письмо соответствует пунктам правил Порядка.

‑ Я понял, понял. Как тебе… ‑ Дэйв замялся.

‑ Если вы хотели поставить адресата в тупик, заставив выбирать, что это: благородный шаг и демонстрация уважения к жене и её семье или завуалированное желание показать их более низкое положение в обществе, ‑ вам почти удалось, ‑ вынес вердикт Дом.

‑ Почти… ‑ задумался Дэйв. ‑ А где перечень имущества, вошедшего в приданое Элеоноры?

На столе возник запечатанный конверт. Дэйв с изумлением повертел его в руках.

‑ Вот это да! Любители старины. На бумаге. В конверте. Кем они себя вообразили? Аристократы нашлись…

‑ Может быть, ваши родственники стремятся продемонстрировать уважение? ‑ предположил Дом.

‑ Уважение… Да что ты! Мнят себя знатью. На одну доску со мной встать хотят.

Дэйв задумчиво разглядывал конверт. Внезапно созрела идея.

‑ Дом, слушай. Моё письмо напечатай на бумаге с родовыми гербами. Приложи к нему конверт, ‑ Дэйв кивнул на список приданого, ‑ не распечатывая. Отправь с роботом-курьером. Когда будет доставлено, сообщи дяде Василию: я выполнил его поручение, установил контакт с Давыдовыми. Я пошёл спать.

‑ Простите, вы не ознакомитесь со списком приданого?

‑ Нет. В этом и есть весь шик, болван. Исполняй.

Дэвид Хитвол. Хитволы.

Хитволы, являясь по происхождению второй семьёй в государстве, по системе внутриклановых отношений существенно отличались от прочих знатных родов. Подавляющая часть фамилий имела чётко персонифицированного лидера. Определялись они по-разному. В некоторых закрепилась наследственная передача от отца к старшему сыну, у других ‑ старейшему по возрасту, какая-то группа практиковала выборность, где члены семьи имели равные возможности. Так сложилось, что Хитволы не соответствовали ни одной из описанных схем. У них формального вождя не было никогда. Кто-то всегда выделялся естественным, так сказать, путём, то есть достижениями на службе, богатством и прочим, и на него ложилось бремя поддерживать остальных. При наличии определённых минусов в такой структуре имелись и плюсы. Хитволы успешно избегали поголовной ответственности за действия старейшин. Если прочие кланы, случалось, целиком исчезали с лица земли, расплачиваясь за ошибочно выбранную позицию при очередной политической заварухе, то Хитволам подобное не грозило. Они ухитрялись присутствовать по разные стороны баррикад, и победившие спасали от наказания родственников, оказавшихся в стане проигравших. Хитволы напоминали рыбий косяк: вроде и нет вожака, а организация есть. Кого ни проглоти, остальные всё равно уцелеют. Хронологически сперва среди потомков первого Хитвола преобладала ветвь его старшего сына. Её представители и главенствовали над прочими. В период гражданской войны времен Третьего Президента эти Хитволы пострадали более других, и неформальное лидерство переходило от одного члена рода к другому в зависимости от обстоятельств. Младшая ветвь, к которой принадлежал Дэйв, пошла на подъём с его прадеда. Михаил Хитвол начал карьеру как многие, с Академии Истории, однако в учителях не задержался и, проработав четыре года городским Историком и номинально оставаясь числиться в запасе, предпочёл уйти в бизнес. Здесь он чувствовал себя в родной стихии, а стихией было мутное время начала Четвёртого Президентства. Михаил весьма преуспел в деланье денег на государственных заказах, спекуляциях в условиях всеобщего дефицита и особенно в прикарманивании «бесхозного» имущества проигравших сторонников оппозиции. Надо отдать ему должное, осуществлял он свои аферы красиво, меру знал, из грязных дел всегда уходил чистеньким и не забывал о родне. Клан передал ему управление общим состоянием и не прогадал. Своим детям Михаил подобрал весьма выгодные брачные партии, и его потомки превратились в бесспорных лидеров рода. Игнат и Василий выдвинулись на первые места уже благодаря службе, и братья стали признанными вожаками. После женитьбы Игната на внучке Пятого Президента появившийся на свет мальчик априори превратился в потенциальную надежду знатнейшей семьи. В восемнадцать лет Дэвид унаследовал огромное состояние матери и, если прибавить сюда будущее наследство от отца и дяди, становился богатейшим человеком планеты, опережая даже своих царственных кузенов и уступая лишь самому Президенту и его сыну.