Выродок (СИ), стр. 27

‑ Если одним словом выразить воспоминания о Марсе… ‑ прервал паузу Дэйв, ‑ то…

‑ Чёртова пыль! ‑ воскликнул Василий одновременно с племянником.

Посмеялись. Дэйв засобирался домой:

‑ Ладно, поеду.

‑ Хочешь, заночуй здесь.

‑ Нет. Домой. Вижу, институт расширяется. Продолжаешь стройку?

‑ Да. Почему бы нет? Денег дают вволю.

‑ А как твои переселенцы?

Василий за свой счет очищал запущенные земли и бесплатно раздавал участки ветеранам Корпуса Десанта.

‑ Хорошо. Люди довольны. Селятся, осваиваются, женятся, ‑ дядя виновато улыбнулся. ‑ Извини за заочную женитьбу. Должен тебе сказать, что…

‑ Не стоит, ‑ оборвал его Дэйв. ‑ Женили так женили. Имеете право.

Он махнул рукой и отправился к выходу.

‑ Не забывай родственника, ‑ крикнул дядя в спину удаляющемуся племяннику. ‑ Новый тренажер поставили, поможешь усовершенствовать программу.

Дэвид Хитвол. Академия.

Учеба началась весело. Дэйв целый день забавлялся от души. Он передвигался по коридорам и аудиториям Академии, под разными предлогами заглядывал в помещения, где и делать-то нечего, и наслаждался видом вскакивающих с криком «Слава Порядку!» курсантов и многих преподавателей. Только по окончании занятий он соизволил зайти в ректорат и оставить заявление о временном прекращении части положений Правил об Орденоносцах. Вообще после Марса дела в Академии стали идти легче. Первый курс Хитвол завершил в десятке лучших учеников, а теперь уверенно занял первое место на курсе. Он усваивал информацию быстро и прочно, демонстрировал нестандартное мышление и отлично успевал по всем дисциплинам. Тот факт, что пользоваться подсказками Помощника в стенах Академии запрещено, его больше не огорчал. Иногда хотелось поэкспериментировать, засечёт ли система Контроля включение нынешнего Помощника, но Дэйв благоразумно сдерживался от подобного поступка. Успехи Хит-вола дополнили результаты практики, и Дэйва назначили старшим курса. Теперь он командовал своими товарищами, и делал это весьма неплохо. Опыт службы и общения с десантниками помог выстраивать отношения с окружающими. Во втором полугодии добавились предметы по военной подготовке, пресечению беспорядков и задержанию преступников. Тренажер Академии Истории являлся одним из самых совершенных на планете. На первом занятии Дэйв с чувством превосходства наблюдал за безуспешными попытками однокурсников преодолеть полосу препятствий и уничтожить солдат противника. В пятнадцатиминутный норматив не уложился никто.

‑ Курсант Хитвол, ‑ вызвал преподаватель.

Дэйв не спеша встал, привел в порядок снаряжение и оружие, за-дал самый сложный вариант программы, и началось… Пятнадцати минут не потребовалось, за пять он покончил со всеми, и тренажер включился на режим «бесконечность». Хитвол работал как машина. Страха, что подгонял Дэйва в реальном бою, не было. Зато, не опасаясь за свою жизнь, действуешь хладнокровно. Прочие учащиеся смотрели за происходящим с искренним трепетом. Через сорок минут непрерывного убийства учитель остановил тренажер. Сам полковник запаса, он был искренне поражен:

‑ В жизни ничего подобного не видел.

Преподаватель оглядел Дэйва с ног до головы, как будто только сегодня встретил:

‑ Н-да, хорош. Я думал, привирают про тебя. Выходит, это правда.

Расстегивая костюм, Хитвол склонился к старому вояке и прошептал на ухо:

‑ Не верьте. Врут. На самом деле я значительно лучше, ‑ и покинул тренировочный зал.

Впрочем, война дала о себе знать посттравматическим стрессовым расстройством, но год размеренной привычной жизни вернул Дэйву прежнюю уверенность в себе. Неделя проходила за неделей. Шесть дней занятий, один выходной. Хитвол совсем избавился от ощущения близкой смерти, что преследовало его на Марсе. Правда, разок инцидент в Академии ненадолго вернул эти воспоминания. Как-то, идя на перемене по коридору, он услышал:

‑ Плохо, очень плохо. Убирай чище. И кровати… Ты издеваешься? Кто так застилает! Делай лучше, а то вызовем на беседу, ‑ раздался веселый гогот.

Дэйв оглянулся. Группа старшекурсников, человек пять, окружила невысокого щуплого курсанта.

«Джон Рэдзвил, ‑ подумал Дэйв, ‑ с моего курса».

Старшие имели право отдавать приказы младшим. Такое правило, как считалось, помогало воспитанию. Судя по разговору, они заставляли Джона исполнять их обязанности по поддержанию чистоты в казарме. Опять же с целью правильной физической подготовки учащиеся Академии всё делали сами. Дэйв хотел уйти не вмешиваясь, но, к несчастью, встретился взглядом с глазами Рэдвила. Тот умолял о помощи. Да ещё приобретённая в армии привычка, отвечать «за своих».

Дэйв направился к группе:

‑ В чем дело, господа?

‑ А, Хитвол. Что тебе? ‑ повернулся пятикурсник с нашивками стар-шего сержанта.

«Роберт Лэйм», ‑ вспомнил Дэйв.

‑ Интересуюсь, что тут происходит.

‑ Не о чем любопытствовать. Беседуем с другом.

‑ Мирно беседуем, ‑ встрял другой. ‑ Учим твоих подчиненных. Дэйв мгновенно вскипел:

‑ Не утруждайся. Со своими, ‑ он подчеркнул это слово, ‑ со своими я сам разберусь.

Курсант отпрянул.

‑ Забываешься, Хитвол, ‑ опять начал сержант.

‑ Забываешься, ‑ повторил Лэйм. ‑ Мы имеем право воспитывать младших.

‑ Ты называешь воспитанием чистку за тобой и твоими дружками казармы?

‑ А ты возомнил себя супергероем? Вали отсюда!

Запахло конфликтом. Серьезным конфликтом. Внутри у Дэйва всё перевернулось. Липкая лапа страха поползла к самому сердцу:

«Зачем я ввязался?»

Но отступать нельзя. Дружная пятерка сразу разнесёт по Академии, как обломала Хитвола. И тут несанкционированно включился Помощник:

«Не показывай боязни. Блефуй. Он отступит».

‑ Это мой курсант. Вы поняли, сержант?! Вам напомнить, перед вами офицер.

‑ Да пошел ты…

‑ Оставляете Рэдвила в покое. Или…

‑ Или?

‑ Дуэль, ‑ выдавил Дэйв.

Все замерли. Соратники несколько отодвинулись от сержанта. Дуэль не шутка. На лице сержанта заходили желваки. Он побледнел. Драться с Хитволом из-за такой чуши. Лэйм сдался:

‑ Забирай своё дерьмо, ‑ он подтолкнул Рэдвила к Хитволу.

В душе у Дэйва полегчало:

«Слава Порядку, обошлось».

Довершая дело, он произнес:

‑ И запомни. Моих не трогать. Иначе вас, как тараканов, передавлю.

Не дожидаясь ответа, бросил Рэдвилу:

‑ За мной, ‑ удалился на гнущихся от страха ногах.

* * *

‑ Повысьте уровень координации действий. Они отлично взаимодействуют, и дисциплина высокая, ‑ сказал Дэйв программисту.

‑ Хочешь сказать, слушаются командиров? ‑ в который раз уточнил дядя.

‑ Да. Я не сталкивался с прямым неподчинением приказам.

‑ Даже эти здоровяки, супермутанты?

‑ Они тоже. Убедился лично.

‑ Н-да… ‑ протянул дядя. ‑ В мои времена они представляли собой необузданную толпу. Били и своих, и чужих. Совсем без мозгов.

‑ Я подобных не встречал. Система обороны прекрасно организована. Иерархию никто не нарушает. По крайней мере, таков мой опыт.

‑ Ладно. Пойдем. В моем кабинете поболтаем, ‑ предложил Василий.

‑ А вы продолжайте работать, ‑ бросил он группе специалистов, занимавшихся усовершенствованием тренажера, ‑ учтите сделанные замечания.

‑ Я слежу за новостями с Марса, ‑ продолжил дядя уже в своём роскошном кабинете. ‑ Они воюют всё лучше. Когда я командовал, части противника слабо помогали друг другу. Представляешь, мы зажмём кого-нибудь и перемалываем в фарш, а соседи ни шагу на помощь. Очень сильно конфликтовали между собой. За власть боролись. Вот люди. На краю гибели, а до последнего договориться не могут.

‑ Согласен, ‑ кивнул Дэйв. ‑ Только они не люди. Мутанты.

‑ Мутанты?! Брось верить пропаганде. Всё это люди. Такие же, как мы с тобой. Потомки землян. Откуда они, по-твоему, на Марсе? Сами произросли? ‑ засмеялся дядя.

‑ Я не про то. Понятно, с Земли. Но мутировали. Сейчас уже не люди. Вот я о чём, ‑ немного обиделся Дэйв.