Мир Валькирий. Адаптация (СИ), стр. 44

– Ты действительно не обижаешься больше?

– Конечно, обижаюсь! – возмущённо воскликнул я. Такой тяжкий грех, как у тебя, еще неделю искупать, и это как минимум, – повысил я в конце голос.

Ольга фыркнула. А потом не выдержала и засмеялась уже во весь голос.

– Я обязательно искуплю. Главное, чтобы ты на меня не обижался, – сказала она, отсмеявшись

– Ладно, считай, простил. Только надеюсь, такого больше не повторится, – смилостивился я.

– Обещаю, больше никогда, – Ольга счастливо вздохнула и крепко прижала мою голову к своей груди.

Не знаю, у кого как, но у меня мысли в таком положении приняли строго определенное направление. Потому, покайфовав какое-то время, взял её на руки и понес в нашу спальню. А на ходу я осознал ещё одно изменение в моём организме. Изменение, на которое я в своем любовном угаре как-то и не обратил сначала внимания. Тот секс–марафон, который у нас с Ольгой происходит практически каждую ночь, я бы в своем мире просто бы не потянул. Точно запросил бы пощады на третьи сутки. А здесь я не только хочу свою девушку, чуть ли не каждый раз, как вижу её, но и могу удовлетворить свое желание. "Какой классный бонус", – успел подумать я, аккуратно опуская Олю на кровать.

Глава 8

Месть – это удовлетворение чувства чести, как бы извращённо, преступно или болезненно это чувство подчас не проявлялось.

"Йохан Хейзинга"

*******

В субботу, едва я проводил Ольгу на работу, – она сегодня снова осталась в усадьбе, – мне позвонила Лора, Дашина подруга. Давненько она не звонила, а узнав, как у меня дела и с кем я теперь живу, только присвистнула и сказала:

– Княгиня Гордеева – завидная невеста. Многие кланы сочли бы за честь породнится с ней. – И помолчав добавила: – В принципе, увидев тебя, я другого не ожидала, слишком ты хорош, чтобы не привлечь внимания одной из великих.

Я промолчал на это её высказывание, только спросил в ответ:

– А как там дела с нападением, не получилось узнать, кто за ним стоял?

Лора вздохнула и с горечью ответила:

– Нет, концов так и не нашли, там страховавшая груз компания рыла, рыла, но ничего не нашла. Гильдия наемниц тоже пыталась напасть на след заказчика, но всё без толку.

– Так, а ты сама и остальные девчонки где сейчас? – спросил я, чтобы не молчать.

– Почти в полном составе перешли в другой отряд, "БЕРЕГИНЯ". Они недавно вернулись из Маньчжурии, тоже попали в переделку и понесли серьезные потери. Так что мы теперь вместе, – ответила Лора.

Поговорив еще немного, мы попрощались, а я, сев в любимое кресло у панорамной стены, серьезно задумался. Даша. Это имя успело совсем потеряться в моей памяти, поглощенное и, казалось бы, смытое в прошлое бурными отношениями с Ольгой. Но после звонка Лоры на меня снова нахлынули воспоминания, и, как оказалось, осадок от глупой и неправильной смерти никуда не пропал. Я по-прежнему чувствовал себя обязанным этой девушке. И мне хотелось что-то сделать для её памяти, что-то нужное и полезное. Но что я могу сделать для уже мертвого человека. Прийти на могилу и принести свежие цветы? Отдать дань памяти человеку, который мне так сильно помог, – дело нужное и правильное, но мне явно хотелось чего-то другого. Чего?

Мести! Мысль пришла очень неожиданно. Найти тех, кто это сделал, и отомстить? Я вскочил с кресла и заходил по гостиной, обдумывая свое кровожадное желание, что появилось так неожиданно. В своем мире, если бы с моим другом случилось такое несчастье, как и большинство граждан своей страны, я доверил бы поиск убийцы правоохранительным органам. А когда бы мне сообщили, что следов нет и поиски отложены в долгий ящик, то посокрушался, конечно, повздыхал, ругая несправедливый мир, и на этом все. И когда я узнал о гибели Даши, то повел себя как законопослушный житель своей страны, ждал, что компетентные органы обязательно разберутся. Но они не разобрались. Но ведь страна эта совсем другая, более того, мир тоже совсем другой, и кровная месть здесь священна и разрешена повсеместно.

И в этом мире я могу считать себя чертовски удачливым, так как судьба свела меня не просто с красивой и дорогой сердцу девушкой, а с княгиней и главой сильного клана, обладающей поистине божественными возможностями, как одаренная. Я выскочил на террасу, прихватив собой сигареты. "Что-то часто стал покуривать, – пришла ко мне мысль, – да плевать, живем один раз." Окинул взглядом привычно живописный вид. Метрах в пятистах от усадьбы протекала неширокая, метров шесть, речка, через которую был перекинут красивый ажурный мостик, а обрывистый и противоположный берег с плакучими ивами выглядел очень волшебно.

Закурив, продолжил гонять возникшую мысль о мести. Ольга точно сможет меня понять, ведь она сама испытала это чувство и отомстила за свою мать. Сможет понять и сможет помочь, если захочет, ведь у неё тоже много дел, а тут я со своей просьбой найти виновного. С другой стороны, если клан Гордеевых не сможет по каким-то причинам восстановить справедливость, то хотя бы попытаться найти и передать собранную информацию пострадавшим девушкам из отряда клану точно ничто помешать не может. "Значит решено. Прошу Ольгу помочь мне отдать долг. Надеюсь, она мне не откажет."

Когда Ольга пришла на обед, я, первым делом быстро её поцеловав, усадил ее не за стол, а в кресло, и усевшись напротив, сказал:

– Оль, мне нужна твоя помощь в одном деле. И кроме тебя, я больше не знаю, к кому обратиться.

– Говори, – кивнула моя княгиня, приняв очень гордую и величественную позу. А я сразу почувствовал себя как на аудиенции у монаршей особы. Хотя почему "как", это и была аудиенция. А то, что Ольга только княгиня, не играло никакой роли. И всем своим видом моя невероятная девушка внушала, что выслушать меня готова только из–за очень большего блата. Мысленно хмыкнув и воздав должное умению Ольги, которая, произнеся лишь одно слово, да еще и сидя в кресле, заставила меня проникнуться и осознать, что разговариваю с очень влиятельной особой, а не с простой девушкой, собрался и проговорил:

– Мне звонила Лора, это подруга Даши, и сказала, что виновников нападения ни страхователь, ни гильдия наемниц не нашли.

Я немного замялся, обдумывая следующую фразу, а Ольга при этом благосклонно кивнула, мол, давай, продолжай.

– Я хотел попросить помочь в поисках этих людей, если это не сильно тебя затруднит.

– Зачем тебе это? – спокойно спросила княгиня Гордеева.

– Я чувствую себя должным Даше, она меня очень сильно выручила, и мне очень хочется вернуть этот долг, – мрачно произнес я.

– Допустим, найдем, что дальше? – чуть прищурившись спросила Ольга.

– В идеале я был бы рад пустить пулю в лоб организатору этого спектакля, но понимаю, что это вряд ли возможно, – твердо сказал я. А потом вздохнул и добавил: – Но можно будет хотя бы передать информацию выжившим из отряда, а они уже сами решат, что с этим делать.

Ольга ненадолго перевела задумчивый взгляд на окно, потом посмотрела на меня, улыбнулась и сказала:

– Хорошо, я озадачу СБ. – И добавила: – Ты меня кормить сегодня будешь или как? – Свой вопрос она озвучила, уже сбросив маску собственного величия, во всяком случае, на меня перестала давить её сила, аристократизм и прочие высокородные штучки.

– Ах да! Я как раз подумывал посадить тебя на диету, – усмехнулся я, любуясь её распахнутыми при моих словах глазами. – А то мне в нескольких местах твоего роскошного тела почудился лишний жирочек, – лучась иронией, завершил я свой монолог.

Ольга сначала прищурилась, потом кивнула головой, явно своим собственным мыслям, и кровожадным тоном ответила:

– Да! Пожалуй, я буду убивать тебя медленно.

– Ну вот, а я-то думал, что после всего, что между нами было, заслуживаю легкой смерти, – сокрушенно качая головой, печально проговорил я.