Зыбучие леса (СИ), стр. 84

– В таком случае вам к управляющему, работа с номерными счетами в компетенции мистера Фишера. Вас проводят.

Один из охранников, наверняка получив соответствующее распоряжение прямо в наушник скрытой под шлемом гарнитуры, тут же подходит ко мне, мол, пройдемте. Проводит через ведущую в недра банка вертушку – в зале тут же материализуется сменщик, не дай Моргот, хоть на минуту окажется некомплект охраны, – и в небольшую переговорную. Меня усаживает на стул, сам отходит в угол и изображает деталь интерьера. Минуту спустя в той же переговорной появляется мистер Фишер, он же управляющий, этакий пожилой и благообразный хасид с седыми пейсами и в белой кипе. Архетип еврея-банкира, ага.

Говорит сей архетип, впрочем, на очень литературном английском без всякого акцента. И вместо счетов с отполированными костяшками в руках у него вполне современный ноутбук.

– Вы по поводу номерного счета, мне правильно сообщили?

– Абсолютно правильно. Вот номер счета, – пишу на стикере шестнадцать цифр номера айдишки Ансельма Россиньоля задом наперед, – а вот пароль, – на втором стикере изображаю латинское "hic sunt bestii".

Ноут шуршит внутренностями, и наконец Фишер кивает:

– Все верно, мистер...

– Давайте без имен, если вам несложно, – нет, я сейчас ни от кого не прячусь, но раз в Банке Содружества настолько уважают инкогнито клиентов – кто я такой, чтобы нарушать их же правила? – Будьте добры, сообщите, на каких условиях открыт этот счет, кроме парольного доступа.

– Прощу прощения?

– Начисляются ли на вклад проценты, сколько берет банк за ежегодное обслуживание и прочие комиссии...

– А, вы в этом смысле. Проценты начисляются на депозитный вклад, но в Банке Содружества такой услуги нет. Ваш счет дебитный накопительный со свободным пополнением, за его обслуживание банк взимает двадцать экю в месяц, в пятнадцатом году при оформлении изначального вклада была внесена оплата сразу за десять лет вперед, таким образом, осталось еще тридцать два оплаченных месяца, а затем соответствующие суммы будут сниматься со счета вплоть до обнуления баланса. При зачислении средств, наличных или безналичных, комиссия не взимается, при снятии со счета – три процента за сумму, выдаваемую в стандартных пластиковых купюрах, и двенадцать процентов, если клиент предпочтет получить слитки банка Ордена или золотые экю. За прямой перевод средств на счет в другом банке – от пяти до восьми процентов, но не менее двухсот экю, точный процент зависит от банка-адресата.

М-да. С точки зрения "выгодного вложения средств" Банк Содружества, во всяком случае, номерной счет в оном – совсем не лучший выбор. Думаю, Россиньоль это прекрасно знал, но ему требовалось другое: тайна вклада и возможность таковой потом гарантировано получить, какой бы айдишкой он в то время ни пользовался.

– Хорошо. А теперь скажите, пожалуйста, текущий баланс.

– Два миллиона семьсот сорок девять тысяч триста восемнадцать экю сорок четыре цента.

Мать-мать-мать, привычно отозвалось эхо. И пятая часть тут моя, иначе говоря – даже после всех здешних грабительских комиссий выйдет почти полмиллиона живых денег. Зарплата хорошего специалиста лет этак за сорок по местному календарю, это если просто сесть на чемодан с баблом и тратить по потребности, а ведь можно найти и более интересное использование – сдать в банк покрепче, но уже на стандартный депозитный вклад. Банк Ордена такую услугу тоже не оказывает, ну так в Новой Земле имеются и другие... и при скромной годовой депозитной ставке в четыре-пять процентов – что для сверхстабильной новоземельной валюты в самый раз – это даст, на минуточку, от шестнадцати до двадцать тысяч экю в год, которые можно расходовать без оглядки, оставляя в целости основной капитал. Учитывая, что мы с Сарой на пару имеем в год больше пятнадцати штук чистыми, ни в чем себе особенно не отказываем и совершенно не бедствуем, несмотря на все усилия шкодной парочки спиногрызов, и это не считая определенных накоплений "на черный день", которые опять же тихо лежат себе на депозитных счетах в Русском Промышленном и Северном Торговом, собирая скромные надежные проценты... Интересные перспективы, в общем.

Знаю, деловые люди такие серьезные деньги пустили бы в дело, чтобы иметь с них не четыре-пять процентов в год, а сто – двести – триста, что-то где-то через кого-то прокрутив или хотя бы куда-то вложив под долю в бизнесе. Кое с кем из таких оборотистых товарищей я даже знаком.

Ни мне, ни Саре подобное не то что не нужно, а просто – не умеем, массаракш, не наша парафия. Ну а кто не умеет делать деньги и пытается, тем не менее, влезть в такие занятия – остается, аки великий комбинатор в финале своей истории, в лучшем случае с пустыми карманами и перспективой переквалифицироваться в управдомы. Как там в старом кавээне было... деньги идут к деньгам, купите акции "Менатепа" – и ваши деньги уйдут к деньгам "Менатепа". Подпишусь тремя руками.

Что ж, ближайшая перспектива понятна. Хоть номерной счет Россиньоля и оплачен еще на три года вперед, никакой выгоды от наличия этих средств именно в Банке Содружества на нынешних условиях – нету. Для Сорок Четвертого, с его образом жизни и постоянной перспективой смены айдишек, возможно, и был актуален надежнейший анонимный счет, но мне такой ни к чему.

– Какая будет комиссия на перевод средств в Американский Объединенный банк, Северный Торговый и Русский Промышленный, можете сказать?

– Разумеется, могу, – только что не фыркает Фишер, оскорбленный в лучших чувствах, мельком глянув на экран ноута. – на сегодня это будет соответственно пять и три, пять девяносто пять и семь тринадцать процента.

Ну вот и решен вопрос. Записываю номер своей айдишки и реквизиты счета в Ю-Эй-Би[129].

– В таком случае – будьте любезны, выдайте наличными тридцать тысяч экю, а весь остаток суммы переведите сюда. К надежности Банка Содружества претензий нет, буду рад порекомендовать его знакомым, имеющим потребности в плане... хранения своих средств в труднодоступном для всех посторонних месте, однако мне в настоящее время необходимо использовать иные возможности финансовых вложений.

Управляющий качает головой и пейсами.

– Счет ваш, вам и решать. Сейчас оформим платежное поручение, деньги вам выдадут в кассе, а средства на счет в Ю-Эй-Би поступят в течение двух банковских дней. Если желаете оформить срочный перевод...

– Нет, благодарю, меня все устраивает. Пусть будет два дня.

– Два банковских дня, молодой человек, – сухо замечает Фишер, – учитывая, что сейчас уже четверг и за полдень, средства будут доступны для операций приблизительно в понедельник утром.

– Я понял, благодарю.

Несколько минут на неизбежную финансовую бюрократию, подпись-печать, и все тот же охранник провожает меня обратно в операционный зал. Полсотни ярко-фиолетовых пятисоток и столько же зеленых сотенных купюр легко умещаются в кармане.

Нет, у Оджи Касвелла мне эти деньги почти наверняка не понадобятся, а вот на обратный путь из Форт-Рузвельта – лучше иметь при себе достаточное количество налички. Мало ли.

Территория Американских Соединенных Штатов, федеральный округ Нью-Израиль, г. Зион. Четверг, 14/10/22, 17:00

В два часа пополудни, миновав бдительную вохру Банка Содружества, сажусь в ожидающий на автостоянке "бумер", откидываюсь на спинку сидения и прикрываю глаза.

– Уф-ф. Банки – дело полезное, но очень уж утомительное.

– Это да, – только и отвечает Фрэнк. – Ну что, теперь наконец выдвигаемся в Форт-Рузвельт? А то дороги хорошие, конечно, но по темноте даже здесь кататься не стоит, всякое бывает.

– Теперь едем, тут я закончил.

– Тогда пристегнитесь.

Послушно щелкаю ремнем.

Фрэнк выруливает к пригороду – похоже, Зион лишен жесткого периметра безопасности, и то, какие бандитос сюда доберутся? – и вскоре перед нами уже лента асфальтовой двухполоски. Для Старого Света не бог весть что, однако здесь... в городах дороги такого качества встречаются, кое-где и нерегулярно, а вот как шоссе – впервые вижу.