Зыбучие леса (СИ), стр. 81

Но, повторяю, сие, как по мне, не для личных апартаментов. Разве что для скромного загородного домика олигарха, так и у него такой домик не для жизни как таковой, а скорее представительский, для общения с нужными людьми в неофициальной обстановке, что, кстати говоря, очень даже традиционно для вышеупомянутых термов хоть Византии, хоть Рима... Ну а я-то ни с какой стороны не олигарх, и дело не в объемах средств на банковских счетах, а в образе жизни в первую очередь. "Не светись", девиз демидовской организации со скромной табличкой "Государственная статистика" и неофициальным патронажем сэра Майкрофта Холмса мне очень даже подходит.

Через какое-то время в ванной комнате появляется Сара, стратегически разоблаченная до полного неглиже, то есть даже без очков.

– Спинку потереть? – мурлычет она.

– И спинку тоже, – соглашаюсь я.

...Ближайшие час-полтора нас нет ни для кого. Вообще. В принципе. Подождут.

Территория России, протекторат Русской Армии, г. Демидовск. Пятница, 34/09/22, 20:39

"Одиссея юберменшей", как и просил Гонтарь, оформлена большим отчетом – или, как это правильнее зовется, меморандумом, с подробностями. Вставил и пару моментов из черной тетради, в частности, точное название проекта. Неважно, что никто из ныне живущих, скорее всего, этого названия не знает и не оценит глубины погружения в материал; мне – нужно, массаракш.

Гонтарь, похоже, таки оценил. Меморандум лег на стол Крофта вчера, и вот сегодня днем начальник контрразведки звонит мне на сотовый и просит где-нибудь после половины шестого встретиться, есть разговор, но не по телефону, кафешка на мой выбор. Ладно, разговор так разговор, условились в "Валентине", туда я и подхожу к оговоренному часу.

Товарищ подполковник появляется минут через пять. Без сопровождения, светло-зеленая повседневка без знаков различия, "макаров" в поясной кобуре – в общем, армеец вульгарис, посмотрел и забыл.

– Почитал я вашу цидулку по юберменшам, Чернокнижник, – говорит Гонтарь, устраиваясь на стуле поудобнее, – и знаете, мне кажется, что вы не были полностью откровенны ни с вашими боевыми товарищами, ни со мной.

Пожимаю плечами.

– Что знал точно, то изложил. Где именно территориально в Старом Свете проходил их эксперимент, в источниках не сообщалось, это с равным успехом мог быть Кенигсберг, или замок Вольфенштайн в баварской глубинке, или вообще секретная база в Антарктике. Черная тетрадь была лабораторным журналом, хроникой наблюдений за экспериментом, а не личным дневником. Да и полностью его прочесть я не успел, времени не было.

– Я несколько о другом. Вы не сказали, что у вас иммунитет, равно как и не поделились, откуда такой взялся.

– А какое это, собственно, имеет теперь значение? Юберменшей больше нет, а значит, нет и угрозы от их специфических умений.

– Вы неправы, Влад. Юберменшей, возможно, больше и нет. Но умение, этот самый Голос, вполне существует... – Подполковник вдруг усмехается. – Знаете, знаком я с одной сеньоритой, которая на окружающих оказывает приблизительно такое воздействие. Люди делают все, что она попросит, напрочь забывая про уставы, инструкции, даже временами про собственный интерес.

Фыркнув, замечаю:

– По-моему, красивые женщины всегда умели вертеть мужчинами. А некоторых такому еще и учили дополнительно. Товарищ подполковник, если ошибаюсь – поправьте, но вроде бы в вашем ведомстве есть такой прием вербовки, "медовая ловушка"...

– Забавная версия. Надо будет нашему человеку намекнуть, а то окрутят и он окончательно осядет в Аламо...

– А что Аламо? Симпатичный городок, хорошие люди при власти, да и к русским там относятся спокойно.

– Ладно, оставим этот вопрос и вернемся к иммунитету. Откуда, Влад?

– Сам соорудил, – скрывать тут нечего, – по совершенно другому делу, кстати, но подошел и сюда. До вас доходила история о "красном дьяволе"?

Гонтарь качает головой.

– Что-то слышал, но настолько краем уха...

– А зря. Вам-то как раз и стоило бы. – И описываю то, что знаю. То есть коктейль из "сладкого сна" и неизвестного ингредиента плюс приказ, и через несколько минут клиент готов этот приказ выполнять, можно сказать, массаракш, всем сердцем.

– Про наркотик из "глюквы-ягоды" знаю, конечно, а вот чтобы такое... – Гонтарь снимает очки, протирает их, но не водружает обратно на нос, а кладет на стол перед собой. – Что ж, добавим в плановый медосмотр, и уберем выявленных деятелей от любых секретных работ: хлопотно, понятное дело, но раз так надо...

"Глюква-ягода" – это хорошо, меткое прозвище. Не попадалось, но будем знать.

– Ну вот. И когда я в Латинском Союзе осознал, что именно мне подсунули за ужином, и сообразил, для чего такое сделали, то в спешном порядке соорудил себе... блокировку, я это называю так.

И описываю технику, завязанную на собственную контролируемую шизу, разумеется, потому как с этим я хотя бы знал, как работать.

– Наверняка есть и другие способы, – добавляю я, – кажется, снова же в вашем ведомстве проводят тренировки по работе с полиграф-детектором, вернее, по его обману? Вот где-то в таком ключе должно подойти. Просто мне было проще действовать через субличности, привык. А тут оказалось, что и против Голоса юберменшей моя блокировка вполне действует. Собственно, на этом я и построил игру против Кларенса – на озере, с вертолетом. Только я полагал, что именно Россиньоль контролировал всю ситуацию, а получилось, что Кларенс использовал и его тоже, просто Россиньоль не возражал против такого использования... ну и вышло как вышло, куда грубее, чем если бы Голосом обладал я сам.

– Вот только этого и не хватало, – этак демонстративно вздрагивает Гонтарь, – с вашим-то, Чернокнижник, авантюризмом, а сверху такое... Нет уж. За методику блокировки – спасибо, посоветуюсь еще с парой спецов, будем думать. А вы пока подумайте вот о чем: есть мнение, что история юберменшей должна выйти в свет. Без имен, но в подробностях, чем ярче, тем лучше. При этом чтобы следы ее вели не к нам, но узнали все, на уровне, как говорили в Старом Свете, "Волга впадает в Каспийское море".

– Вообще-то Волга впадает в Каму[126], – замечаю я.

– Именно это и имею в виду.

– Тогда способ есть, давно придумал.

– Какой же?

– Оджи Касвелл и его "Новый мир".

Чтобы сообразить, о чем речь, Гонтарю нужно примерно секунд сорок, зато последствия он просчитывает в момент.

– Хороший способ. Помощь нужна?

– Нужно не давить со сроками. Потому как история юберменшей в цикле статей пойдет примерно четвертой, и наверняка у Касвелла в редакционном портфеле есть и другие тексты, а каждый номер журнала имеет какую-то общую тематику, нарушать которую вряд ли будут. Так что не ждите ее вот прямо в следующем месяце.

Контрразведчик медленно кивает.

– Хотелось бы поскорее... но подход понятен. Ладно, все равно это на перспективу. Действуйте.

Территория России, протекторат Русской Армии, г. Демидовск. Вторник, 12/10/22, 15:03

Большими проектами Крофт меня временно не загружал, вероятно, по просьбе Гонтаря. Так, использовал на подхвате по более мелким вопросам, оставляя достаточно времени для литературных дел.

Две статьи о первопроходцах Новой Земли – описание походов Адамса и Альмейды, маршруты прилагаются, примечание "по материалам экспедиционных журналов", под Джека Лондона и Майн Рида. Плутовской роман в формате фельетона о двух Россиньолях и латиносоюзных аферах, с беззастенчивым заимствованием из Понсона дю Террайля и О'Генри. Ну и пресловутая одиссея юберменшей, переведенная на английский сухим канцеляритом технической документации, обороты из черной тетради встают перед глазами как живые. Вроде тогда и не копал глубоко, просто просматривал по верхам, выискивая потребные кусочки, и в эйдетической памяти меня никто не уличал, а вот поди ж ты.