Зыбучие леса (СИ), стр. 74

– Оно так, зато Хан и Грач хоть что-то в самолетах понимают. Могут и помочь пилоту, и проконтролировать.

– Не вижу смысла в этом контроле.

– Как ты там говорил, даже у параноика могут быть враги? Ящик должен быть доставлен в протекторат при любых раскладах.

Тут меня посещает интересная мысль.

– Не ящик, Чекан. Его содержимое. И вообще, лететь в протекторат надо не мне, а Грачу, пусть заодно и проконтролирует, а я уже приеду с основной группой.

– С чего вдруг? – вскидывается контрразведчик.

– Ты у нас тоже легкий "трехсотый", это первое, пусть тебе оно и не так критично, как Листу. Ящик со свастикой наш французский приятель видел у тебя, это второе. И третье, – киваю Чекану, – вы пока договоритесь в аэропорту за этот самолет и разберите багаж: что едет на колесах, что летит воздухом. А мы с Грачом сейчас прокатимся в банк, снимем наличность для расчета с "аэротаксистом" и по пути заглянем на почту.

На физиономии Грача медленно проявляется ухмылка.

– Хороший ход, Влад.

А то, массаракш. Теперь, если даже по дороге того же Грача каким-то образом возьмут, обыщут, найдут ящик с нарисованными свастиками и увидят, что он фальшивка, а для этого экспертом быть не нужно, – когда поднимут весь ход событий, то узнают, что он что-то отправил почтой прямо из Гарца. Куда отправил – понятно, а вот где конкретно теперь катается этот ценный пакет, не в курсе даже сам отправитель...

Территория Европейского Союза, г. Гарц. Четверг, 19/09/22, 18:35

Сказать, что раскрашенный в красно-белую полоску самолетик смахивает на зебру, я не могу: у зебры полоски были бы вертикальными, а не горизонтальными. Еще труднее сказать, на кого смахивает хозяин аэроплана, он же и пилот, господин Имре Мате – никакой он не "герр", конечно, с венгерским-то именем и условно французской фамилией: большой, рыхлый, с пышно-зеленым панковским "ирокезом" при красной морде и белом пиджаке. Весь в цветах венгерского национального флага, ага.

Грач, однако, немного поболтав с "аэротаксистом", выносит экспертное заключение, что доверия в смысле авиационных дел сей товарищ заслуживает, то есть куда надо – доставит, а в вопросы прически, личной диеты и выбора костюмов мадьярского ура-патриота пусть углубляются люди, заинтересованные именно в этом. Тоже правда.

Прикинули примерный маршрут – от Гарца до Вако на своем стареньком "индейском дудочнике", как я мысленно перевожу с ангельского "пайпер чероки"[119], Мате с пассажирами и грузом лететь не рискует, так что первой из точек подскока по плану будет все тот же аэродром братьев Леру, где они и заночуют. А вот дальше его машинке удобнее получится лететь не через Вако, а вдоль Южной дороги, то есть с посадкой в Галвестоне; потом либо дотянет до Форт-Ли, либо сядет на дозаправку в Билокси, а оттуда прямо на ППД. Нормально. Завтра к полудню или около того будут на месте.

Помахав вслед красно-белому самолетику, переходим к планированию уже нашего, наземного маршрута. Пункт первый, транспорт: прокатный "шевроле", расцвеченный красным и желтым зигзугом как отображение того, что он взят именно напрокат – это только по городу кататься, и не в расцветке дело, а в состоянии, тачка убита не полностью, но близко к тому. Вопрос решается у местного автодилера, чьи координаты нашлись на схеме города. Полюбовавшись на свежерасконсервированный "илтис", Чекан от него отказывается: вчетвером мы в этот джипчик в принципе втиснемся, но будет как в том же "луазике", на который сей германский хорек[120] визуально очень похож, да и места для багажа не останется, а он у нас хоть и поуменьшился с отправкой Грача и Листа, все равно немаленький. Дважды обходит вокруг тачки, смахивающей на длинный "уазик" с мягкой крышей: "кван-чао", пояснил хозяин – китайский вариант "вранглера", а вернее, добавляет сам Чекан, попытка вырастить этот самый "вранглер" из "уазика", который для НОАК начали производить в Китае чуть ли не раньше, чем в Союзе. Откуда такой агрегат в хозяйстве местного автодилера, в общем понятно – вояки затрофеили тачку у хунхузов и сдали на реализацию, а после в местной мастерской машину долго и упорно приводили в товарный вид. Профи автосервиса и в Демидовске, и в Порто-Франко такими делами занимаются постоянно, и вряд ли их коллеги из Гарца хуже знают свое дело, однако детище китайского автопрома Чекан в итоге тоже отвергает, и останавливается на пикапе "хайлюкс" – окраска цвета хаки, четырехдверная кабина и лебедка на мощном бампере. Из имеющихся легковушек сей агрегат самый дорогой, зато и самый выносливый и надежный, что для вояжа в пять тысяч верст по бездорожью немаловажно.

– "Бандейранте" все равно лучше, – замечает Хан.

– Так нету, сам видишь...

Пункт второй: как, вернее, куда и с кем ехать. Плановый конвой из Гарца пойдет только в понедельник, причем пойдет он в Порто-Франко через Альтону и Веймар, а нам туда не надо. В принципе немецкая территория даже в пограничной зоне у Рейна достаточно безопасна, чтобы ехать одной машиной без сопровождения, тем более – когда "в охране" два головореза-егеря, да и мы с Динаром и с оружием не новички, и за рулем могем. Но то в принципе, а нам лучше не рисковать, ибо основная конкретно для нас угроза на большой дороге сейчас исходит не от бандитос. С другой стороны – конвоя в правильную сторону, то есть напрямую к Северной дороге, мы можем тут ожидать хрен его знает сколько, в смысле транспортной логистики Гарц – практически тупик, несмотря на восемь тысяч только цивильного населения и важность города как базы горных стрелков анклава.

– Придется передвигаться закоулками, – подводит итог Чекан, – делать нечего. На главных дорогах нас еще могут засечь, а на каждой тропинке наблюдателя не выставишь.

– А с воздуха? – спрашивает Динар.

– В момент, – соглашается Чекан, – но это ж надо знать, на какой мы машине.

– А платил я наличными, по чеку не пробьешь, – подхватываю мысль, – могли бы опознать по описанию, но для такого условному федеральному агенту надо лично прибыть в Гарц и опросить свидетелей. А у Патруля и для штатных операций не хватает людей... – факт, тот же Геррик постоянно жаловался, а у него в зоне ответственности, на минуточку, Порто-Франко.

Чекан снова разворачивает карту из "НьюВолдВьюэра".

– Значит, нам сюда или сюда, – тыкает в кружочки на левом берегу Рейна, – переправляемся на пароме, тихо едем уже по французской территории все так же огородами...

– Все равно надо на заправку, – вздыхаю я, – дело не в горючке даже, а в расписании конвоев. Нам обязательно нужен армейский. А заправка – это либо Шато-Гайар вот тут, либо подворье "Орлеанский крест" на перекрестке Северной и Пикардийского пути. Соответственно французский анклав, а если Жак-Эрве говорил правду и орденцам разрешили работать на аэродроме Орлеана – тем более разрешили и в форте-заправке. Не, народ, нельзя нам появляться там "бесконвойными".

– То есть по-твоему, все-таки надо делать крюк через Веймар и конвой брать от Порто-Франко? Пусть даже не заезжая в город, от площадки у северного КПП?

– Выходит, что так. Твой вариант слишком очевидный, его, если на нас продолжают охотиться, просчитали.

– Есть еще один, совсем неочевидный, – подает голос Хан, – вот сюда. Такого маршрута от нас точно не ждут.

И проводит условно прямую линию от Гарца на запад-юго-запад через северную часть французской территории, пересекая Рейн чуть южнее Амьена, а Луару – где-то посередине между Орлеаном и Мисьонесом, с выходом на Северную дорогу прямо перед Меридианным хребтом.

– Нагло, – удивленно-одобрительно произносит Динар. – Никого не ждать и прямиком на Аламо.