Зыбучие леса (СИ), стр. 72

Кси-Кам, оз. св. Береники. Четверг, 19/09/22, 9:12

Услышав шум винтокрыла в десятом часу утра, я, признаться, удивился. Чекан, конечно, вчера "дозвонился" до какой-то станции, и сообщение для месье Дюмона должны были передать оперативно – но "наш" вертолет, даже вылети он из Орлеана с рассветом, я ожидал ближе к полудню.

Предусмотрительный месье Дюмон, по словам пилота – а это все тот же Жак-Эрве, немногословный парень по-английски говорит не так чтобы очень, однако куда лучше, чем все мы вместе взятые по-французски, – депешу Чекана действительно получил довольно быстро. И вертолет решил отослать в тот же день, велев пилоту заправиться в Амьене под пробку и там же заночевать, а с рассветом вылетать в оговоренное место.

– Патрон сказал, возвращаться в Орлеан или лететь другим курсом, вам решать. Только горючку оплатите.

Чекан и Грач переглядываются.

– А что в Орлеане вдруг... не так?

– А там ждут еще со вторника. Вас ждут или нет, не знаю. Орденский "геркулес", четыре броневика Патруля и чуть не полсотни бойцов. Заняли гостиницу и поставили палатки прямо на аэродроме.

Картина Репина "Приплыли". Сражаться с такой оравой – это уж без нас как-нибудь, покорнейше благодарю.

Сказав Жаку-Эрве большое спасибо за предупреждение, переходим на русский обсудить ситуацию. Никого наше инкогнито с отсутствием документов и вооружением "диких гусей" не обмануло, выходит. Или, возможно, вопросом этим изначально не заморачивались.

– Никаких доказательств у них нет и быть не может, – замечаю я. – По большому счету, если нас возьмут в Орлеане и будут допрашивать, можем смело говорить чистую правду. Да, мол, прилетел во вторник днем вертолет Кларенса, мы поговорили, а потом сам Кларенс и все его люди улетели куда-то на север и более мы ни их, ни вертолета в глаза не видели.

– Влад, дело тут не в доказательствах, – качает головой Грач. – Твоя "чистая правда" только смотрится красиво, а вколют тебе какую-нибудь химию – и выложишь абсолютно все, даже то, что сто лет как забыл. Может быть, повезет и обойдется без медикаментозного допроса, но вещички наши точно обыщут и просветят. То есть весь "реквизит" идет лесом, а заодно и смысл нашей экспедиции.

Чекан медленно кивает.

– Да, если нас возьмут в Орлеане, будет нехорошо. Вообще вертушка может сесть где угодно в чистом поле, и мы вполне могли бы прогуляться и пешком...

– Куда пешком, до протектората?

– Да нет, до любой местной фермы. Попросить подвезти до Северной дороги, и на ближайшей площадке подождать попутного конвоя.

Динар хмыкает.

– Ага, шесть вооруженных лбов просят фермера подвезти их до трассы, а конвойщики без звука берут людей без документов...

– Черт, верно, – Грач чешет в затылке, – айдишки для такого надо восстановить... а в Орлеане ждут.

– Не тупи. Где, кроме Орлеана, есть отделение банка?

Подробного путеводителя по французской территории у нас, разумеется, нету, зато есть консультант.

– В Амьене – только местный, но деньги с орденского счета выдать он может, – отвечает Жак-Эрве.

– Не, нужен именно орденский банк. Или представительство.

– В Руане есть. И кажется, в Анжере. Но они дальше, чем Орлеан...

– Дальше, ближе – вертушка дотянет?

– До Руана должна. После дозаправки в Амьене, конечно.

– Народ, – перехожу на русский, – а вот скажите-ка мне, почему вдруг нас ждут в Орлеане, а не сразу в Амьене?

Молчание. Грач и Чекан снова переглядываются, телепаты, массаракш.

– Потому что там только и название, что аэродром, и "геркулес" не сядет? – неуверенно предполагает Динар.

– Четыре патрульных "пираньи", – напоминает Чекан, – по прямой от Орлеана до Амьена – двести кэмэ, ну по дорогам выйдет, например, триста. Пять, максимум шесть часов езды. Не во вторник вечером, так в среду утром добрались бы точно.

– То есть ждут не нас? – задумчиво предполагает Грач.

– Выходит, так, – вставляет Хан. – Нас, по уму, брали бы именно в Амьене, ведь эта вертушка до Орлеана без дозаправки не дотянет.

Чекан, неопределенно покрутив пальцем в воздухе, спрашивает:

– А они знают, на какой мы вертушке, чтобы маршрут просчитать?

– Дюмон знает, орлеанские аэродромные техники видели, – прикидывает Грач, – Элис тоже видела... Откуда бы ни пошла утечка, про вертолет "Дюмон лимитед" они к этому времени уже все выяснили.

– Подстава, – делаю вывод я.

– В смысле?

– В смысле кого ждут в Орлеане – мы не знаем, более того, что вообще ждут, знаем только со слов нашего предупредительного пилота. Зато там, куда он нас отвезет в обход Орлеана, ждут точно, причем конкретно нас; а он что, он не виноват – его ведь там не было, откуда ж человек мог заранее знать обстановку в точке прибытия... А уж кто именно там ждет, орденцы, французы или парагвайская сигураница, предлагаю не проверять.

– Твою ж дивизию, – выдыхает Чекан, – Влад, это настолько безумный план...

– ...что отлично сработал бы, – припечатывает Грач. – В одном, босс, ты неправ, сигураница – это румыны, а не Парагвай; но в целом лично я проникся, паранойя дело заразное... Щас, погодите.

Добывает отпечатанную еще в "НьюВолдВьюэре" копию карты хребта Кам и Евросоюза "к северу от Северной дороги", на которой мы показывали Дюмону озеро святой Береники. Руан, как и Амьен, на ней, разумеется, обозначены, ведь они прописаны в орденском путеводителе, так что и на электронной карте есть. Промеряет дистанцию условного полета "из пункта А в пункт Б", то есть Амьен – Руан, и чертит пальцем полукруг этого радиуса.

– Сюда, – чуть не сталкиваемся мы с ним лбами, одновременно ткнув в точку на карте.

– И – молчим в тряпочку, – добавляет старлей егерей.

Территория Европейского Союза, г. Амьен – Территория Европейского Союза, г. Гарц. Четверг, 19/09/22, 15:28

Недолгая болтанка и два с небольшим часа адского шума, и вот мы на все том же крохотном аэродромчике Амьена. Захолустно, тихо, спокойно, нас тут никто не ловит – вот и прекрасно.

Уточняю у Жака-Эрве, сколько стоит полностью заправить баки его вертушки. Сумма немаленькая, но подъемная, более того, она в пределах моего наличного запаса "представительских расходов", так что я отсчитываю всю эту котлету зелеными и желтыми сотнями и двухсотками, и вручаю пилоту. Мол, держи, чтобы потом голову не морочить.

Короткий отдых, залить горючку, взлет. И буквально несколько минут спустя Чекан, который сидит сзади-слева от летчика, извлекает "глок" из кобуры и вежливо приставляет ствол к его затылку.

– Курс на Гарц.

Я скорее угадываю эти слова, чем слышу их сквозь шум моторов. Просто знаю, куда планировали лететь.

Что там отвечает наверняка возмущенный пилот, без понятия. Однако Хан отстегивает ремень и перепрыгивает на свободное штурманское сидение рядом с пилотским. Обычно-то Жак-Эрве сам выполняет обязанности штурмана, и в Новой Земле большинство пилотов легкой авиации поступают так же... но сейчас штурман у него будет. Хан не профессиональный летчик, однако читать карту и контролировать направление умеет.

Конечно, в вертолете имеется рация. Но кричать на весь свет об угоне и похищении, когда в тебя тычут стволом... характер нужен особый. Был бы уверен, что живым не выпустят – может, и выдал бы в эфир "Mayday" со всеми вытекающими, однако по плану же Чекан и Хан должны ему сейчас внятно объяснить, что из Гарца Жак-Эрве волен лететь куда ему будет угодно, причем деньги за заправку я ему уже отдал и никто ничего отбирать не собирается. Просто пассажиры попались нервные и очень просят не делать лишних движений.

Доброе слово, подкрепленное пистолетом, обеспечивает нам желаемый результат; воистину, мудрый человек был Аль Капоне, по крайней мере в своем экранном воплощении[117]. Иначе говоря, еще примерно два часа адского шума, и вскоре после полудня вертушка совершает посадку в аэропорту города Гарц – на германской территории, что очевидно.