Зыбучие леса (СИ), стр. 59

Громко удивляюсь:

– Вот эта килограммовая дура под обрезанный тридцать второй калибр? Я подумал, кто-то выставил на реализацию неведомо как сохранившийся "удар", даже подивился, массаракш, неужто кто-нибудь соблазнится, при наличии-то в свободном доступе нормальных пистолетов и револьверов...

– Какой еще "удар"? Это ж вроде вэдэвэшный РПГ так зовется.

– По РПГ не специалист, а про "удар", я думал, ваши-то должны быть в курсе... Где-то в начале девяностых в России вовсю ходили слухи, что народу вот-вот разрешат короткоствол по тем же правилам, что охотничьи ружья, потом возражали – но ведь и пистолеты, и револьверы нарезные, как же их можно юридически равнять с гладкостволом? – и не знаю уж у кого, но родилась идея гладкоствольного револьвера. Вроде бы его еще планировалось приспособить для ментов и чоповцев, с возможностью применения нелетальных боеприпасов; короче говоря, МВД объявило тему "Удар", и по очень общему техзаданию появилось не то два, не то три разных револьвера – хрень весом под кило, барабан на пять выстрелов, гладкий ствол, патрон из обрезанной гильзы тридцать второго охотничьего калибра: варианты снаряжения – дробь всех обычных номеров, обычная же пуля-слаг, резиновая пуля и пластиковая картечь. Выпустили в общей сложности сотни три этих револьверов в разных версиях, а тем временем в верхах исходный вопрос короткоствола для простых смертных благополучно заболтали, ну а у чоповцев с полноценной ментовской лицензией имелись штатные "макаровы" и служебные "ежики" под "девять-курц" – в общем, нормальные пистолеты, а не этот эрзац; так что производство и закрыли.

– Надо же. Не знал. Ну, в общем, здесь в связи с изобилием змей и прочих ползучих гадов тема оказалась востребованная, снаряжают боеприпас дробью и обходят участок. Из обычного-то пистолета, если не снайпер, фиг попадешь, а иногда если и попадешь, можно и продырявить что-то нужное...

– Я все понимаю, но на хрена килограммовая бандура в кулак толщиной, которая даже для открытого ношения не самый удобный вариант, если есть "змеиный дерринджер" под четыреста десятый, втрое легче, куда компактнее и удобнее, чтобы постоянно с собой носить, а что в нем два патрона вместо пяти – так змеи же не отстреливаются, массаракш, если что, перезарядиться всегда успеешь! А кому калибр маловат, мол, в Новой Земле и крупные змеи водятся – имеется самооборонная "хауда" под короткий двадцатый, из которой и человека не проблема завалить, не то что змею...

– Ты не со мной, ты с народом спорь, – хмыкает Грач, – сколько я знаю, Соколовы на отсутствие спроса не жаловались.

Воистину, правду говорил Коровьев-Фагот: люди, мессир, все те же...

– Погодите вы со своим револьвером, – снова встревает Миша, – как же так с "калашом"-то получилось, я не понимаю? Ведь про него давно все известно и двадцать раз отлажено, а тут новый агрегат, у которого не может не быть детских болезней...

– Проблемы постановки в серийное производство, – поясняет сыну Аркадий Семенович, который с производственниками еще за ленточкой общался активно, всесторонне и зачастую матерно. – Даже когда сама конструкция отлажена на ять, очень не факт, что ее смогут нормально воспроизвести в заданных объемах вот конкретно сейчас и здесь.

Ну да, вспоминаю я историю конкурса сорок седьмого года, одно дело – заимствовать удачные конструкторские решения у браунинговской самозарядки "ремингтон-восемь", холековской винтовки двадцать девятого года, "гаранда" и систем предшественников-конкурентов – Судаева, Дементьева и Булкина, – в итоге действительно слепив лучший по совокупности технических характеристик образец; и совсем другое – поставить этот образец в массовое производство, что заняло у Калашникова и его команды еще лет десять. С другой стороны, "калаш" ведь исходно заточен под многомиллионные серии, тогда как потребности Новой Земли куда пониже... если взять вооруженные силы всех анклавов, без учета резервистов, естественно, совокупно получится под сто, ну сто пятьдесят тысяч бойцов, а наши вряд ли планируют снабжать новым автоматом ВСЕХ. Процесс производства любого изделия не одномоментный, и масштаб нужен, соответственно, по старосветским меркам, малосерийный – несколько тысяч единиц в год, где-то так. Адаптировать же технологию крупносерийного изделия под полукустарное малосерийное производство – оно можно, говорят, за ленточкой в Пакистане тот же "калаш" выпиливают на коленке чуть ли не из болванки, куда уж тут кустарнее; только и качество тех пакистанских агрегатов... мягко говоря, не блещет, ресурса хватит хорошо если на четыре магазина, а Русская Армия, и это вполне естественно, хочет иметь лучшее оружие из возможного.

Так что безотносительно к реальным достоинствам нового автомата, а их я оценить пока не могу, бо не держал в руках – девочка Саша провернула ту еще работу, и провернула успешно. Впрочем, раз процесс курируют армейцы, и с их давним пиететом перед конструкцией Михал-Тимофеича они этот аппарат одобрили – система неудачной быть не может по определению.

– А почему "автомат Саши"-то? – спрашивает уже дед Яр. – Несолидно получается, раз уж планируется заменить им "калаш".

– А потому что когда Саша только начала работать над автоматом, она еще была, кажется, Кравцова, – ухмыляется Грач, – и народ как раз начал шутить – мол, планида у нашей армии такая, АК он и в новом мире останется АК, – ан нет, когда изделие довели до заводских испытаний, девушка уже вышла замуж и теперь Смирницкая, так что в документации зовется "АС". Так его и на вооружение примут, если успеют со всем циклом в нынешнем году – будет "а-эс-двадцать два", нет – пойдет как "а-эс-двадцать три".

– И правильно, а то "а-эс" без номера – еще перепутают с "валом", – вставляю я.

– Да при чем тут твой "вал", – подает голос Сара, – понятно же, что муж девушки, Смирницкий, за какие бы достоинства она его ни выбрала, не был конструктором этого нового автомата. Поэтому взять фамилию мужа или нет – решать ей, а оружие для знающих всю историю людей как было с самого начала автоматом Саши, так им и останется.

Как говорил ребе из анекдота – и ты, Сара, тоже права. Хотя имеется у меня стойкое подозрение, что будет как со стоунеровскими агрегатами хоть десятой, хоть пятнадцатой модели, которые по первым их буквам "эй-ар" наши люди, и не только наши, именуют "арками". Точно так же и аббревиатуру АС юзеры, которым категорически неинтересны подробности личной жизни конструктора, со временем ласково преобразуют в "аську". Компьютерщики, конечно, посмеются[101] – ну а что, чем не способ вести переговоры, очень даже по Брюллису...

Территория России, протекторат Русской Армии, окрестности г. Демидовск, поселок Белый Яр. Четверг, 12/09/23, 23:12

Уединиться с дедом Яром, чтобы обменяться парой слов, удается только совсем уже вечером. Ему я и рассказываю опущенную в общей беседе часть с экспериментом по выведению юберменшей.

– Верю, – проводит дед ладонью по подбородку, – про фрицев говорили очень всякое, многое, может, и байки, но в такое – верю. Их... стиль.

– Вот и я поверил. Ты мне другое скажи: с живыми что... посоветуешь?

– А ничего я тебе не посоветую. Ты ж вот и по работе, и так с немцами сколько общался? У многих отцы-деды наверняка с нами воевали, тебе ведь это не сильно мешало? Ну и чем оно от этих юберменшей отличается?

– Воспитанием.

– Поясни.

– Нынешние немцы, кем бы их отцы-деды ни были, знают, что случилось тогда. Не в войне дело, мало ли кто, когда и с кем воевал, или еще будет воевать – но их воспитывали так, чтобы они никогда не стали Третьим рейхом. Или Четвертым, если угодно...