Зыбучие леса (СИ), стр. 45

Снова пожимаю плечами.

– В истории случались и обратные примеры. Взять хоть приснопамятного каудильо Франко.

– Именно что случались. А правилом было то, что под рукой "ястребов" страна сваливалась в тотальные войны с ближними или дальними соседями – по очереди, или, того хуже, всеми вместе сразу. Причем победа могла оказаться похуже поражения: с проигранной войной текущее правительство вылетало из кресел, и со сменой власти ситуация могла потихоньку выправиться, а вот победы служили твердым доказательством, мол, мы все делаем правильно, хотя государство входило все глубже в штопор... Что творит длительное военное положение с экономикой страны, а главное, с людьми, которые всюду видят врагов на протяжении лет и десятилетий – право слово, на собственном опыте лучше не проверять.

– "Океания всегда воевала с Остазией", – не могу не согласиться я. – Но мне помнится, что у Оруэлла война была скорее удобным предлогом для контроля социума, а не следствием "ястребов" при власти?

– А это лишь вопрос курицы и яйца. На практике – неважно.

– Ну, первые яйца были, как известно, не у куриц, а у динозавров...

– ...которые, если верить нынешним ученым, тоже скорее птицы, чем рептилии, даже те, у которых четыре ноги, – хмыкает Шервуд.

– Спорить не стану, из всех динозавров вживую знаю только крокодилов, ну и здешних уже варанов и снежных драконов... Но, возвращаясь к вопросу о "ястребах" – допустим, Первую мировую именно они и развязали, вернее, перевес "ястребов" при власти как раз у всех ключевых... ну пусть будет игроков. Но вот Вторую мировую – заказывали скорее круги финансовые, в то время как армейцы всеми силами пытались оттянуть ее начало, благим матом кричали "мы не готовы", и действительно оказались не готовы. Причем со всех задействованных сторон.

– Это опять-таки ничего не меняет. "Ястребы" не обязательно носят погоны.

– Тогда могу только заметить, что власть в протекторате Русской Армии отнюдь не целиком принадлежит людям в погонах. Главой анклава числится Владимир Игнатьевич Аверьянов, который их не носил никогда, а по факту управляют представители разных секторов. Финансисты, производственники, хозяйственники, армейцы... ну и, ясное дело, никто не отменял подковерные течения и междусобойчики со смычками как в пределах отрасли, так и по горизонтальным связям межотраслевых взаимодействий.

Вонг хмыкает.

– Влад, это так вы нас вербуете, или рекламируете ваш анклав?

– Да никоим образом. Вербовщики и рекламщики – это профессиональные вешатели лапши на уши, которые способны продать снег эскимосу. Вербовать вас будут совсем другие люди, если вообще будут... а я просто собираю информацию. В том числе и кем стоит заняться, не без того.

А еще, но этого озвучивать нет смысла, строю "своему анклаву" имидж. Определенного рода. О, конечно, собеседники мои наверняка видели и других русских, и общались с ними, и возможно, разговаривали также о том, что из себя представляет Русская конфедерация то ли в нашей ее половине, то ли в московской. И наверняка уже составили какую-то свою картину этого дела.

Люблю аргументировано рвать чужие шаблоны. Потому как шаблоны, что социальные, что психологические – они вроде математических моделей, годны для изложения теории в идеальной среде и мало применимы на практике без тщательной доработки напильником по месту. Поэтому умным людям – а лично мне с другими спорить "за жизнь" с применением тяжелой аргументированной артиллерии не слишком интересно, – стоит приучиться обходиться без них. Сложнее, да, зато куда надежнее. Во всех смыслах.

Территория Американских Соединенных Штатов, г. Форт-Рейган. Четверг, 05/09/22, 29:60

Как-то после разговора с Джарвисом и Шервудом наваливается усталость. Вдруг. Ну, в чем-то оно и понятно, насыщенный выдался вечерок, ничего не скажешь; с другой стороны, предыдущие несколько дней я отдыхал и набирался сил, так что можно бы и взять себя в руки. Ну подумаешь, чуть пострелял – пять минут – и провел с умными людьми светскую беседу, даже не деловые переговоры – час с хвостиком; а поди ж ты, мозги и опорно-двигательный аппарат дружно говорят "баста". Нет, если надо, я и в таком состоянии работать могу, взять себя в руки и мобилизовать резервные ресурсы организма силы воли хватит, и резервы такие имеются, чай, не из концлагеря; однако сейчас – зачем? Да, потенциально полезный и притом незнакомый город Форт-Рейган, который стоило бы изучить получше, ведь в ближайшее время я вряд ли сюда вернусь. Однако любопытство как таковое, без дополнительных причин – недостаточно весомый аргумент для издевательств над собственной тушкой. Работы-то нет, и ничего другого, чтобы "надо", тоже нет. Лично для меня так точно. А шататься по незнакомым местам в таком состоянии точно больше нельзя, поскольку, во-первых, растут шансы нарваться на что-то нежелательное, а во-вторых – резко падает вероятность из этого нежелательного выбраться.

Нужен отдых. В койку и баиньки хотя бы минут на триста. В отсутствие под боком любимой женщины – самый надежный способ.

Так что я связываюсь по рации с Хуаной – ее, оказывается, уволок в гости Диксон, обещал познакомить с интересной компанией и слово сдержал. Желаю стажерке приятно провести ночь и напоминаю, что в шесть тридцать утра нужно быть на борту корабля, и получаю в ответ досадливое "да все я помню, папочка, приду вовремя, аут"[77]. После чего обреченно смотрю на отключившуюся ходиболтайку и понимаю, что спустя лет десять, а скорее даже восемь по счету Новой Земли меня, массаракш, ждет точно такая же фраза уже от собственной дочери...

Территория Американских Соединенных Штатов, г. Форт-Рейган. Пятница, 06/09/22 06:00

Не скажу, что выспался полностью, но на вторую склянку второй вахты, то бишь в шесть утра, я уже стою у борта в относительно презентабельном виде. Рассветом полюбовался – вид из порта на горизонт превосходный, но ни синего, ни зеленого луча на сей раз увидеть не удалось. Ну и ладно, в конце концов, чудо должно оставаться чудом, а не превращаться в обыденность. На солнце, встающее из вод Большого Залива, любоваться незачем, да и для глаз вредно даже в темных очках, так что я разворачиваюсь к нему спиной, дышу морским воздухом и наблюдаю за началом утренней активности в порту.

Так, а вон и филиппиночка тащится на наш причал, с видом сонным, но довольным. Чем она там всю ночь занималась – пытать не стану, ясно, что не дрыхла. Ну да тут ее дела, взрослая и самостоятельная, однако.

Через несколько минут после стажерки на причал "Шенандоа" подкатывает длинный белый "хайлюкс" с четырехдверной кабиной. Брэкстон самолично скатывается по трапу, вместе с водителем помогают выгрузиться мамочке с тремя детьми и заносят на борт три чемодана и пару баулов. Мамочка – моего возраста или чуть постарше, вид имеет устало-решительный; младшие, мальчик и девочка лет четырех по новоземельному счету – умилительно сонные, зевают и трут глаза кулачками. Загар у мелких, кстати, посмуглее мамочкиного и вообще среднестатистического новоземельного для гринго[78], так что папаша у них был, может, и не совсем чернокожим, но однозначно сильно цветным... Впрочем, этот факт я отметил и забыл, внимание мое привлекает как раз старшая дочка, этакий коротко стриженый белобрысый колобочек, потерянная круглая мордашка и загипсованная рука на перевязи. Не потому что "мой любимый размер" – девочке по местному календарю хорошо если лет восемь, сиречь двенадцать староземельных: подросток, может, и не совсем уже ребенок, но глубоко несовершеннолетняя, такими не интересуюсь, уж не в этом плане так точно. Просто если интуиция меня не обманывает, что вряд ли – со сломанной рукой я наблюдаю ту самую "дочку Милли Робертс", попытку изнасилования которой разбирали на вчерашнем суде, отсюда следует, что мамочка с кое-как стянутыми под косынку светлыми лохмами – как раз Милли и есть, ну и мелкие при них же, все семейство налицо. "Мистера Робертса" нет в живых, а может, просто нет по какой-то иной причине, не суть важно, упоминали-то вчера именно "дочку Милли Робертс", а не "дочку Имярека Робертса"... В общем, это самое семейство в данный момент делает ручкой Форт-Рейгану и с хорошей вероятностью намерено начать новую жизнь на новом месте. И раз транспортом для переезда выбран именно "Шенандоа", маршрут которого известен, новое место сие будет находиться не то что не в штате Манхэттен, а вообще за пределами анклава АСШ. Сильно ли повлиял на решение Робертсов сменить обстановку пресловутый департамент социального развития, или есть иные важные факторы – здесь можно гадать, однако теперь они определенно полагают Дикси-ленд более предпочтительным вариантом, где хотя бы на ближайшие годы можно пустить корни. Раз уж корабль по расписанию идет в Конфедерацию Южных Штатов...