Зыбучие леса (СИ), стр. 43

Результат понятный. Мясо, массаракш.

И на это мясо и слышные издалека выстрелы, разумеется, подтягивается полиция с мигалкой и сиреной.

– Оружие разрядить и в баулы, – требует Брасс. – Кирк, Влад, отнесите стволы обратно Джоку и еще раз скажите спасибо. Потом возвращайтесь в бар, а мы пока тут... прикроем.

– Сделаем, – пират Кирк встает с колена и с хрустом потягивается. – Не задерживайтесь, народ у Пола захочет узнать, как все было.

– Ну и соври им что-нибудь, – отмахивается Вонг, передавая мне карабин. – Официальную версию шеф Гриссон так и так до завтра не озвучит.

– Так до завтра всего ничего осталось...

– Болтать потом будете, да, сэр. Ходу!

И мы скрываемся в темноте, унося с собой обе брезентовых сумки, из которых тянет сладковатой пороховой гарью.

Территория Американских Соединенных Штатов, г. Форт-Рейган. Четверг, 05/09/22, 27:20

Что там рассказали копам Брасс и Вонг – понятия не имею, но нас никто не трогал, да и их не задержали "до выяснения обстоятельств". Более того, к бару "У Пола" вторую половину нашей боевой четверки на стареньком, но ухоженном "чероки" серых тонов привозит самолично судья Джарвис. Вблизи, без судейского парика и мантии – совершенно непримечательный товарищ, блеклый какой-то, средних лет, "кошмар наружки". Ярко-синий шейный платок наверняка из той же оперы, внимание возможного наблюдателя фокусируется на одежду, а не на человека.

Судью в баре встречают овацией, так что экс-морпех и фермер избегают общего внимания и пробиваются к нашему уголку.

– Все решили? – спрашивает Диксон.

– На сегодня – вроде как все, – ответствует Вонг. – Объяву для радио и газет шеф Гриссон и судья договорились сделать завтра днем.

– А чего так? Народ ведь волнуется.

– Пусть поволнуется. На суде, вон, тоже волновались.

Ну да, логично, раз спектакль режиссирует судья Джарвис, волнения им спрогнозированы заранее. Интересно, этот ночной рокош – тоже?

Глупый вопрос. Джарвис и до суда, ясное дело, знал, что представляет собой определенная часть населения Форт-Рейгана – не граждан, а именно населения, которое налогов не платит, ибо живет на выплачиваемое штатом социальное пособие, официально нигде не работая. Из таких же был и Джосайя Окафор, и вынесенный ему приговор был не только по делу, хотя и это тоже, а еще и демонстрацией: запомните, мол, право жить среди людей вы имеете ровно до тех пор, пока не нарушаете ничего серьезного. Классовая сознательность и социальная активность как таковая именно у этой компании невелика, с цыганами или китайцами было бы куда хуже, а тут получается тот же самый этнос, в смысле условно-американский, просто самая нижняя страта оного. Бомжи, короче говоря. А бомжи, они одинаковые в любой точке шарика, что за ленточкой, что здесь; сами по себе, без могучего сковывающего и пинающего куда надо фактора, хрен они сорганизуются во что угодно. Даже и собраться гуртом бить морду судье Джарвису, недавним приговором Окафору обидевшему люмпенских голодранцев в лучших чувствах – не в их обычаях. Ибо смотри выше про классовую сознательность, не водится такой у бомжей, для них это ненужная и вредная роскошь. А значит, перед домом Джарвиса всю эту шоблу – организовали. Люди со стороны, а кто конкретно и каким способом – разберется шеф Гриссон. Может быть. Когда сложит всю мозаику допросов уцелевших "демонстрантов".

В принципе без допроса можно и обойтись. Если знать местную кухню, cui prodest[75] – можно вычислить и самостоятельно. Некоему Зету, пусть будет такая переменная, очень хочется свалить Джарвиса, можно физически, потому как чем-то мировой судья ему серьезно мешает. В городе, а то и во всем штате Зет – персона далеко не из последних: чтобы в считаные часы сорганизовать тугих на подъем бомжей штурмовать особняк судьи, нужно иметь концы во многих местах, не удивлюсь, если и полицию немного притормозили, чтобы кагал нарушителей порядка не разогнали раньше времени. В общем, вычислить можно, факт. Но искать должен не я, а те, кто хорошо знает здешние реалии. Намекнуть, куда смотреть, я мог бы, вопрос – кому? Брасс со товарищи вроде не по тем делам, а с другими я в Форт-Рейгане не очень-то и знаком. Не имею и авторитета, чтобы просто подойти, скажем, к шефу Гриссону и открыть ему весь расклад, как он мне представляется; тут, массаракш, не Демидовск, не Порто-Франко и не база "Латинская Америка", чтобы под одно мое "рабочее предположение" без доказательств что-то там выделяли.

Хм. А с другой стороны, моя репутация – это знание собеседника о том, кто я такой и что успел натворить. И информация эта имеется, к примеру, в орденском досье – не вся, конечно, но в принципе...

Риторический вопрос: учитывая, что Американские Соединенные Штаты – любимое детище Ордена, подконтрольное ему лишь чуть менее чем полностью, найдется в столице штата Манхэттен представительство Ордена или Патрульной службы, а? Ну допустим, подваливаю я сейчас туда такой красивый, в глубоко нерабочее время – уже тринадцатый час вечера, однако. Допустим, уговариваю дежурного поднять с дивана непосредственное начальство, допустим, глянут они на мое досье с виртуальными наградами и согласятся выслушать. А теперь не менее риторический комментарий: что, орденцы уже не люди, а ангелы, и нехороший Зет, строящий козни судье Джарвису, заведомо не может быть из числа сотрудников? Бо если Зет – и правда орденец из представительства, то дежурит сегодня в ночь именно он, неважно, согласно штатного расписания или поменявшись вахтами с тем, чья очередь по списку... в общем, раскрывать расклад самому Зету в порядке "ловли на живца" я готов, имел уже такой опыт, но только если у меня будет прямое прикрытие – а его, извините, нет, и взять пока негде.

Так, срочно нужен допинг для мозгов. Кулера в баре, ясное дело, не держат, но тоник с тройной порцией льда мне наливают, и даже без особого удивления, мол, клиенту виднее, чем травиться. Медленно выцеживаю длинный глоток... и ловлю на себе острый взгляд судьи Джарвиса, рядом с которым стоит Вонг. Поднимаю бокал – ваше здоровье, уважаемый, – и всасываю под язык оплывший кубик льда, аки таблетку. Вот вам и решение проблемы, раз уж мировой судья сам проявил интерес, он мои выводы по делу и получит. Его собственной репутации в Форт-Рейгане более чем хватит, чтобы и задать кому надо правильные вопросы, и получить на них внятные ответы.

Кстати, стороннее наблюдение: получается, что экс-морпех Брасс только в боевой обстановке "старше" Вонга, а вот если надо сочинять отчет или, к примеру, интерпретировать факты – тогда, похоже, на первый план выходит именно скромный фермер с китайским именем. Этакие "полевой командир" и "штабист" в плотной смычке. Нет, вопрос чужой иерархии сам по себе меня не сильно интересует, но мысленную пометку сделать не повредит.

Скромный фермер с китайским именем вскоре оказывается у барной стойки рядом со мной, заказывает кружку сидра и, не поворачиваясь ко мне, бросает вполголоса:

– Как допьешь, выйди помыть руки. Напротив уборной дверка, сейчас ее отопрут. Подождешь в кабинете, есть разговор. Добро?

– Без проблем, – киваю я. Не могу не удивиться такому расположению "вип-кабинета", но строителям виднее.

За пресловутой дверкой, впрочем, обнаруживается не "вип-кабинет", а ведущая наверх винтовая лестница. Бар "У Пола" снаружи – обычная местная одноэтажка с мансардой, только довольно длинная, надо же где-то впихнуть зал на полторы сотни страждущих плюс подсобные помещения; и в мансарде этой у хозяина оборудованы жилые апартаменты, чередой смежных комнат нанизанные на длинный общий коридор. Не лучшее дизайнерское решение, как по мне, но, очевидно, лучше в мансарде не получилось... В общем, отдельный вход в эти апартаменты расположен скорее всего где-то в конце коридора, а тут такой себе тайный ход, даже не служебный, а исключительно хозяйский. И кабинет – не "вип" сам по себе, а просто для тех, кого бармен Пол пускает в жилую зону.