Зыбучие леса (СИ), стр. 32

– Суть, если формальным языком – кратковременное гипнотическое воздействие, которое достигалось без предварительного введения пациента в состояние измененного сознания. Мой источник употреблял именно термин "джедай", лично мне скорее видится Голос хербертовых Бене Гессерит...

– Вы вообще в своем уме? – интересуется Джонс. – Ладно Влад, мозги у штаб-аналитиков всегда сильно набекрень, но чтобы в эту мистику верил ты, Артур...

– А я, Трантер, уж если беру на дело эксперта, то не отбрасываю его выводы и рекомендации, какими бы сдвинутыми ни звучали. На моей памяти Влад такой не единственный.

Эсбэшник кривит губы, но кивает – видимо, на его памяти я тоже такой не один. Кивком, впрочем, не ограничивается:

– Ну и как твоего джедая ловить в чистом поле? Этот Россиньоль вместе с остатками "Бланшфлер", не забывай, в розыске под грифом "при встрече пристрелить".

– В чистом поле, я так полагаю, остатки банды "Бланшфлер" в ближайшее время накроют и, как предписано, перестреляют. Но Россиньоль успеет уйти.

Геррик фыркает.

– Думаешь, Голос отклоняет пули?

– Думаю, когда он почувствует, что пора линять – слиняет. И от своих, и от охранников правопорядка, и от всего ополчения окрестных анклавов.

– Тогда как его дальше ловить в чистом поле?

– Об этом спрашивайте всяких следопытов и хедхантеров, – пожимаю я плечами. – А я бы попробовал вычислить, куда он пойдет потом, и уже там – ждал.

– Вычислить, – повторяет Джонс.

– Ну да. А для этого мне его нужно знать. В досье кое-что есть, но этого мало.

Теперь плечами пожимает Геррик.

– Можно запросить коллег из Парижа, они с ним должны быть знакомы не по досье, а вживую. Только, Влад, если бы твоего Россиньоля можно было вычислить вот так вот по характеру – они сами его и взяли бы, аналитик ты неплохой, но не единственный.

Замечание справедливое. Киваю.

– Хорошо, Артур, тогда возьмем на вооружение ваш опыт, полевой и... вообще. Россиньоль ведь не один такой весь из себя загадочный. Уберем пока в сторону джедаев и прочую так называемую мистику. Имеется группа, имеется ее босс, предварительно составленный психопрофиль босса оказался неверным и клиенты успели уйти из ловушки. Что они будут делать дальше? Нужны оба возможных расклада – и "бандиты вместе с боссом", и "босс сам по себе, оставив прочую банду прикрытием и пушечным мясом". Нам в конечном счете, ясное дело, нужен именно босс, прочие – постольку-поскольку.

– Хм. Хороший вопрос. – Геррик прикладывается к чашке кофе, которой уже по счету за сегодняшнюю ночь, кривится, но делает очередной глоток. – Во втором случае он, конечно, первым делом пойдет добывать себе новую личность, то бишь Ай-Ди, и мы оба вполне представляем, куда и как. Это если ее уже нет, готовой заранее, где-нибудь в тайничке...

– Надо дать запрос на приемные Базы, пусть погоняют. Алгоритм у них есть.

– Твоя правда, – комендант портофранковской полиции делает пометку в блокнотике.

Джонс кивает:

– В общем, да, найти новое имя и дать в негласный розыск уже его. Шанс не стопроцентный, но есть.

– А вот первый расклад, когда босс, зная, что все они в розыске и погоня на хвосте, тем не менее остается с бандой... это значит, что у него есть план, и банда нужна как инструмент реализации плана.

– Вооруженное нападение на что-нибудь? – я почесываю бороду. – Ну добудут они провизию, или колеса, или еще что-то полезное, но погоня ведь на хвосте, и она заведомо превосходит и числом, и порядком, и калибром. Даже если возьмут заложников, им это не сильно поможет.

– Заложники не помогут, конечно, – соглашается Геррик. – И колеса не помогут, у погони транспорта больше и он качественнее. И броня, если вдруг найдут, не поможет – даже если это окажется танк, его найдется чем встретить.

– И на что же такое можно напасть, чтобы в случае успеха у группы, у всей группы, был шанс уйти, обрубив хвост? – вслух размышляю я.

– На "ворота", – заявляет Джонс.

Геррик, подавившись, расплескивает кофе и, кашляя, пытается вытереть с груди и рукава рубашки бурые пятна. Я склоняю голову, искоса глядя на эсбэшника.

– Джонс, это вы меня называете сдвинутым? Где находятся "ворота", которые ведут обратно за ленточку – я примерно могу ткнуть пальцем, на орденских островах в Заливе, но чтобы напасть на такой объект, нужно не полтора десятка бандитов, а полк спецназовцев. И то без предварительной инфильтрации не получится, пожалуй, у немцев на Мальте когда-то не вышло.

– О, поздравляю, умеешь-таки иногда мыслить логично, без сдвигов, – смеется территориальный агент.

– Ладно, теперь серьезно. Пешком или на лошадях не уйдут, колеса и броня тоже отпадают. Остаются...

– Корабль и самолет, – завершает Геррик.

Массаракш. И верно.

– В порту все-таки прилично охраны, да и без нее хватает людей, а стволы, если не на улицах орденских городов, найдутся у многих, – задумчиво говорит Джонс. – С аэродромом проще, но даже если пробиться, совсем не каждый здешний самолет поднимет полтора десятка пассажиров. А те, что поднимут – не полетят без пилота, а лучше двух, причем желательно бы таких, кому знакомы именно эти модели.

– Значит, пилот у них уже есть, свой или наемный, – киваю я, – иначе планировать подобное в принципе бессмысленно. А насчет не каждый... на каком аэродроме почти наверняка такой самолет будет?

Джонс и Геррик хором отвечают:

– Порто-Франко.

Переглядываются, Геррик замечает:

– А ведь и правда, ход очень наглый. Соваться на объект в двух шагах от базы Патруля – такого не ждут.

– И по закону всемирной подлости – они уже на позиции, если вообще не за периметром. Прямо сейчас. Из Парижа-то они ушли во вторник во второй половине дня, а ночью в среду просочились мимо Роттвейля... времени вполне хватило бы.

– Твою же гребаную мать... – только и может выдать Джонс.

Территория Ордена, база Патрульной службы в окрестностях г. Порто-Франко. Пятница, 39/08/22, 05:02

Патрульная служба – это армия. На которую большие орденские боссы местами, как в Порто-Франко, возложили также и полицейские функции, однако основа там армейская.

Поднять в армейском гарнизоне "тревожную группу" можно очень быстро, она для этого и нужна. Не помню, сколько там полагается по нашим нормативам, сорок пять секунд или две минуты, но где-то около того. У янкесов, с которых у орденцев слизаны уставы Патрульных сил, примерно так же.

Только вот поднимать должен "старший по гарнизону", иначе-то никак. И пусть Геррик является штатным сотрудником Патрульных сил, не то что Джонс, который из соседнего условно соперничающего ведомства, или я, который вообще внештатник, – однако гарнизон базы ему не подчиняется. Он свой и в достаточных чинах, но не их командир по штатному расписанию.

Каким чудом Геррику удалось в считаные минуты добраться до Уоллеса и если не объяснить ему весь расклад, то хотя бы убедить дать два зеленых свистка на выезд этой самой группы, пообещав "отчет потом", – даже гадать не хочу. Эта мистика превыше моего разумения.

Но факт есть факт: вот она, группа мгновенного реагирования – строй рыл в полной боевой под началом зауряд-офицера второго ранга[57] Сандерса, и за ними три хамвика – один из которых щетинится антеннами, то бишь кашээмка – и две "пираньи", шестиколесные броневики чуть полегче "бэтров" Русской Армии, но кажется, не наделенные умением плавать. Ну да в степях вокруг Порто-Франко такая опция боевой технике и не нужна, а вот двадцатипятимиллиметровая автопушка "пираний" таки будет посерьезнее башенного КПВТ у отечественных "бэтров" и "бардаков"... Бойцы, может, и не в восторге от раннего подъема, однако на боеготовности это не скажется. По личному опыту знаю, массаракш, когда на сборах поднимают в четыре часа ночи – порвать в клочья хочется всех и каждого, и если "в тех окопах" вместо условного противника вдруг окажется реальный, ему очень сильно не повезет.