Зыбучие леса (СИ), стр. 30

Территория Ордена, база Патрульной службы в окрестностях г. Порто-Франко. Пятница, 39/08/22, 00:17

Деврадж Драштибахен.

Из всех имеющих доступ к паролям, то есть хотя бы теоретически способных войти в компьютер от имени генерала Уоллеса, только он один присутствовал на базе Патруля в те пять дней, когда обновлялся файл Жоры Россиньоля (самого генерала в двух случаях из пяти на месте не было, куда-то там выезжал). И что следует из такой уникальности, руководитель маттехотдела не понимать не может.

А перекрестный поиск вообще по всем персонам, которые отмечались на прибытие-убытие с базы в те даты с дельтой в сутки, дает мне одно категорически неожиданное имя.

Ансельм Россиньоль.

Я повторно запрашиваю информацию по этому деятелю, благо сервера на базе Патруля содержат такие же подробные данные, что и полицейский участок в Порто-Франко. В сравнении с прочитанным ранее добавляется только внесение французами клиента в "красный список" по заявлению трехдневной давности, но теперь мое внимание привлекает совершенно другой момент.

Морда лица.

На веселого восемнадцатилетнего вьюношу, который марсельский аферист Жан-Ольвье-Роже-Актеон, сия морда совершенно не похожа, а вот "агент Жора" образца пятнадцатого года, как и тот тип, которого я сперва видел живьем в номере "Белого коня", а потом на фото с дырой во лбу, на шестилетней давности изображение в досье Ансельма Россиньоля, когда тот получал новую айдишку взамен утраченной военно-морским способом – похожи, и даже очень, массаракш. Поскольку досье на Жору Россиньоля я плотно изучал вот только что, не заметить невозможно. Почему не обратил внимания раньше? так когда я первый раз просматривал в Порто-Франко файл Ансельма Россиньоля, интересовала меня его общая биография, а не особые приметы на физиономии, вот и не соотнес с ночным гостем.

Ну и что тут за бразильский сериал такой? Хотя, наверное, индийский поближе к теме... Два Россиньоля – на самом деле перепутанные в роддоме близнецы-братья? по их заленточному прошлому инфы минимум, по крайней мере в досье Патрульной службы ее нет... И уже здесь они нашли друг друга и в меру сил помогают друг другу, в смысле брат брату? Полный Болливуд, ага. Недоказуемо. И неопровергаемо, массаракш.

Доказуемо, однако, присутствие Ансельма Россиньоля в пяти случаях из пяти при редактировании файла "агента Жоры". И хотя сама по себе база Патруля не является совершенно закрытым объектом – на здешние стрельбище приезжают многие, я лично катался раз десять как минимум, – но пять из пяти далеко перекрывает планку случайных совпадений.

Поинтересоваться у Девраджа, знает ли он Ансельма Россиньоля? Пока не стоит. Нет, индус ответит, не в том дело. Просто по соглашению с Герриком и Джонсом моя задача – все-таки компьютеры и поиски архивных данных, а они займутся перекрестным допросом всех подозреваемых-свидетелей. Вот пусть и занимаются.

Территория Ордена, база Патрульной службы в окрестностях г. Порто-Франко. Пятница, 39/08/22, 00:48

– Надо же, – только и может сказать Джонс.

– Кабинетный Шерлок Холмс, поймал полковника Морана, не выходя из апартаментов на Бейкер-стрит, – добавляет Геррик, устало выщелкивая на стол из пистолетного магазина все патроны, а затем медитативно заталкивая обратно пятнадцать девятимиллиметровых подарков один за другим. Магазин запасной, разумеется, привычки попусту разряжать свой "вальтер" комендант Патрульной службы Порто-Франко не имеет.

– Ну во-первых, как раз Морана-то Холмс и поймал непосредственно на Бейкер-стрит, – ухмыляюсь я, – ровно напротив собственного кабинета[53]. А во-вторых, мы о чем договаривались? Вам нужны были данные – я нашел.

– Ага. Такое нашел, что ни на одни уши не налазит.

– Хотите сделать вид, что ничего не было? Ваше право. Мне лично все равно, а наверху пока еще ничего не знают, визит вроде как неофициальный.

– Утром будут знать, – отмахивается Джонс, – Кларенсу точно доложат. Мы, когда выезжали из Порто-Франко, не делали тайны, куда и к кому.

– Он будет возражать?

– Совсем нет. Если представим результат.

– Значит, пошли представлять, – вогнав запасной магазин в кармашек рядом с "девяносто девятым", Геррик воздвигается со стула. – Не будем зря гонять инвалида, поболтаем прямо на месте.

– Мне поприсутствовать? – уточняю я.

– Незачем. Подумай пока вот о чем: этот... Деврадж, так? – не дурак ведь. И раз он, как ты говоришь, не предатель и за генерала перегрызет горло хоть черту, хоть небожителю с острова Ордена – выходит, что пароль Уоллеса у него вырвали силой или обманом. Причем сам Деврадж об этом не помнит, иначе сказал бы, причем не тебе и не нам, а сразу генералу.

– В мистику я не верю, – заявляет Джонс, пропуская Геррика вперед.

Оба выходят из переговорной, оставив меня наедине с собственными мыслями, недопитым кофейником на столе и полупустым кулером в углу. К кулеру-то я и бросаюсь, именно сейчас, массаракш, допинг, стимулирующий мыслительный процесс, мне чертовски необходим. У других это кофе, у меня – холодная вода. Привычка.

Третий стакан холодной воды, и волосы на голове уже не шевелятся.

Территориальный агент СБ не верит в мистику, и он прав. Я тоже не верю.

Я – знаю.

Два способа, которые подходят под определение "мистика". Один из них и Геррику знаком, возможно, он как раз его и вспомнил, на что и намекал, не желая говорить в открытую, потому как неизвестно, в курсе ли эсбэшник, а кому попало сию мистику рассказывать не стоит, бо чревато.

Этот способ включает в себя новоземельный наркотик "сладкий сон", в узких кругах известный как "красный дьявол". Потому как сей "сладкий сон" плюс кое-что еще, что именно – Геррик толком не знает, а я... я тоже не знаю, хотя кое-какие подозрения имею, – в общем, таблетка "сладкого сна" плюс это самое кое-что – и тот, кому скормили сей коктейль, превращается в удобный объект для внушения ему чего угодно и по сути кем угодно. На какое-то не слишком длительное время.

Гипноз, ага. Только без гипнотизера как такового, а просто с не самой обычной, но доступной химией. И сломать-развеять у объекта этот гипноз... Выстроить блокировку – я вроде бы смог. Себе. Против обработки, под которую сам попал, и больше, массаракш, не хочу ни повторения, ни развития ситуации. Однако как сделать то же самое для кого-то еще – совершенно не представляю.

Зато подозреваемого в том, что он стал объектом такой гипнотической обработки, можно проверить на "сладкий сон". Эксперты по новоземельным наркотикам утверждают, что привыкание наступает с первой же дозы этого природного ЛСД, а если так, в организме с первой же дозы начинаются... кое-какие изменения. Которые могут быть незаметны со стороны, но уж врач с медлабораторией, какая на базе Патруля почти наверняка есть, должен бы их определить. Тем более, что Девраджу, если все-таки обрабатывали его, сей препарат скармливали за последние пять лет несколько раз, ибо один Будда ведает, как долго на объекте обработки держится разовое постгипнотическое внушение.

Таков способ номер раз. Непонятно, как определить внушение, не говоря уже о том, чтобы его расшифровать – зато следы обработки найти можно.

А еще есть способ номер два, о котором из всех ныне живущих знают, как я недавно полагал, лишь двое: я и Магда Крамер. И как считала она, и я полностью с ней согласен, о таком вообще никому знать не нужно.

Мы двое – знаем, а умеет его применять только она. Последняя выжившая из подопытных... кроликами – не назовешь, но и на юберменшей[54], какими их видели создатели проекта, тоже не тянут.

Этот способ никакой материальной обработки объекта не предполагает. Соответственно и не идентифицируется.