Зыбучие леса (СИ), стр. 29

До завтрака не получается – легкий перекус с гарнизонной кухни нам приносят ближе к полуночи. Судя по ассортименту – разнокалиберные бургеры и растворимая бурда по имени "эспрессо", – харчуются здешние вояки в МакДональдсе; вместо светло-коричневой бурды я попросил чай, сошлись в итоге на апельсиновом соке... В общем, когда мы ненадолго отвлекаемся на сию снедь, Двухколесный устало замечает:

– Версия была хорошая, Влад, но похоже, на сей раз вы неправы. Никаких следов вируса и вообще утечки информации на сторону.

– В таком случае для вас все еще хуже. Потому что это значит, что информация ушла не через компьютерную сеть.

Деврадж Двухколесный мрачно сверкает очами, но возразить ему нечего. Только заявить:

– Я никому ничего не передавал, и генерал не мог передать.

– Кто еще имеет доступ к базе ключей?

– Сейчас же все проверю, – обещает он, кровожадно вгрызаясь в "вегетарианский" бургер с сыром, помидорами и тремя видами перца.

Территория Ордена, база Патрульной службы в окрестностях г. Порто-Франко. Четверг, 38/08/22, 29:68

Хоть я и начинал во время оно как кодер, и потом приходилось подрабатывать именно в этом амплуа – но темпус, как говорится, фугит[52]. Больше не мое. Могу, однако эффективность совсем уже не та. И раньше знал, а теперь получил наглядное подтверждение.

Так что я временно перестаю путаться под руками у Девраджа и, отойдя на диванчик со своим тафбуком, переключаюсь на другую деятельность. В смысле, на изучение закрытого досье Россиньоля – пусть заодно мозги передохнут, авось появится новая мысль на тему нынешней задачи.

Закрытое ранее "ключом генерала Уоллеса" досье расписывает персонажа, прямо скажем, специфического. Жан-Оливье-Роже-Актеон Россиньоль, жулик не самой крупной руки, в возрасте примерно восемнадцати заленточных лет капитально отдавил лапы марсельским полицейским, а может, мафиозным боссам – из комментариев вербовщика не разобрать, по крайней мере, если не знать специфики сего ареала весной тысяча девятьсот семьдесят восьмого, каковой я, естественно, не владею, – и тот самый вербовщик, облегчив ему карманы примерно на половину "отдавленного", пинком отправил юношу в "ворота" единственной на тот момент базы "Центральная". Четвертый год по орденскому календарю, разгар сезона, людей в Новой Земле еще не просто мало, а очень мало, работы же – ровно наоборот. На имеющихся активах и здоровой наглости парень попытался построить личный синдикат, проиграл все, включая честное имя, и ушел по ту сторону закона. Был включен в "красный список" Патрульной службы. Далее о нем ни слуху ни духу, в восьмом году Россиньоль вдруг возникает в Вако и, в обмен на полное прощение прежних грехов, сдает техасским минитменам и орденцам серьезный рейд бандитос из Угла, а потом еще два. В течение следующих трех лет в амплуа почти честного хедхантера выводит "под прицел" соответствующих служб Ордена, Конфедерации, Техаса и АСШ с полдюжины серьезных группировок организованной преступности, которые до банд не доросли, однако жить мешают не меньше. Отправляется с первыми конвоями через Проход на территорию свежеобразованного Латинского Союза, где проявляет исключительное умение договариваться с теми самыми бандитос как мирно, так и через прицел. Затем снова исчезает из поля зрения и вдруг всплывает в Москве во время конфликта русского правительства с Демидом – на чьей стороне, комментатор так и не понял. Начиная с пятнадцатого года получает оперативный псевдоним "Жора" (вот наверняка кто-то из наших, в смысле, русскоязычных повеселился с аббревиатурой его полного имени) и выполняет "деликатные поручения" офицеров Патрульных сил. В семнадцатом "уходит на холод" в Латинском Союзе, далее в актив ему записаны ликвидация чилийского генерала-президента Варгаса, ликвидация аргентинского премьера Монтилья, переворот в Перу в пользу адмирала Герреро... Двадцать пятого числа восьмого месяца нынешнего года (то бишь за неделю до того, как нанести мне визит в Порто-Франко) "возвращается с холода" неизвестным маршрутом и сразу кладет генералу Уоллесу на стол заявление об уходе, мол, устал, пора на пенсию. Финита.

Вопросов по такому персонажу – вагон и три тележки. Начиная с технического: так кто, массаракш, заносил в досье Жоры Россиньоля все его подвиги "на холоде у латиносов", если досье как раз в семнадцатом закрыто ключом Уоллеса и больше никто в него влезть не мог, а сам генерал ну совсем не компьютерного склада человек?!

Хм. Получается, что тот самый товарищ, который этот ключ имел, то есть тот, кого мы и ищем как раз здесь и сейчас.

Доступ к досье. По ключу Уоллеса. В течение нескольких лет, пароли-то менялись.

Так, теперь дополнительный вопрос: а ГДЕ вносились все эти изменения? С учетом, что свои базы данных патрульные "между собой" согласовывают при всякой возможности, а то бывали казусы, когда позавчера в Порто-Франко некоего гражданина Пупкина честно вычеркнули из "красного списка" особо опасных преступников, но сведения сии еще не дошли до полиции Зиона, куда бедолагу занесло сегодня, и они, хватаясь за оружие, кладут его мордой в асфальт... В общем, теоретически, конечно, изменение могло быть внесено в любом представительстве Патрульной службы, а не только в Порто-Франко, откуда я снял копию.

Хорошо, что копию я снял не только с досье Россиньоля, а взял заодно все, что к нему прилагалось, то есть журнал доступа – кто на чтение, кто на запись, указано все. И ответ на дополнительный вопрос – тоже.

Здесь, массаракш. В смысле – база Патрульной службы. С семнадцатого года и до прошлой недели на просмотр файл Жоры Россиньоля открывали пять раз, и всякий раз сразу после просмотра шло редактирование-дополнение. Само собой, всякий раз – по ключу генерала Уоллеса, без вариантов. И даты обновлений проставлены чин-чином...

Косвенно подтверждается одно старое подозрение – у Службы безопасности Ордена база данных своя, параллельная патрульной. На "Латинской Америке" Шеп Рейли мог пользоваться и общей, но агент Джонс – нет, потому как он и его начальство досье агента Жоры определенно в последнее время читали, и не раз, а в скопированном мной журнале доступа никто более не фигурирует. То есть читали у себя, со своих серверов, и если эсбэшники когда-либо и вносили в досье какие-нибудь добавления-исправления, в патрульную базу эти изменения не пошли...

Интересно, сколько в монолитном вроде бы Ордене существует таких вот "параллельных структур", а? Геррика попытать, что ли? повторять "Орден, он разный" любой может, а вот объяснить эту разность на деле...

Ладно, оставим пока эсбэшников и прочих в стороне; под именем Уоллеса вламывались в стандартный архив Патрульной службы. Имеем "когда", а теперь попробуем все же выяснить – "кто".

Вспоминаю, как полтора года назад охотился на обладателя фальшивой идентификационной карты, и нехорошо ухмыляюсь. База Патрульной службы, а уж маттехотдел со всеми терминалами и подавно – это, массаракш, такая военная бюрократия, что до нее далеко всем приемным Базам вместе, даже если считать "Центральную", она же "Северная Америка", где у Патруля тоже числится опорный пункт. А военная бюрократия обладает одним антиресным свойством: в ней так просто ничего не теряется. Намеренно потерять – фигня вопрос, уж насчет "списания налево" всяких вкусностей ихние армейские снабженцы ничуть не уступают нашим складским прапорам, но вот случайно, особенно если система уже электронная... тут таки нужен хакер, а подобного диверсанта Деврадж Двухколесный в своем хозяйстве пристрелил бы сразу.

В общем, военная бюрократия наверняка сохранила в своих недрах массу нужных данных. Которые надо поднять, сравнить – и вычислить ответ.