Зыбучие леса (СИ), стр. 28

– Пароли меняются раз в два месяца как минимум, – намекаю я. – По крайней мере сейчас, как было пять лет назад – не в курсе, но...

– И то, – соглашается Джонс. – Значит, у него там не разовая утечка, а полноценная дыра.

– То есть самая работа для СБ, – кивает Геррик. – Процедура вроде стандартная.

– Оно так, но уж слишком высоко сидит... объект. Для стандартной.

– Так задействуйте нестандартную, – предлагаю я. – Сам генерал как, человек адекватный?

Орденцы переглядываются, Геррик пожимает плечами.

– Да вроде нормальный. Заскоки есть, так они у всех есть.

– Ну так по-тихому подойдите прямо к нему и объясните, сам даст вам допуск ко всему на свете.

– Вот почти все верно ты говоришь, Влад, – хмыкает Джонс, – только местоимение неправильное.

– В смысле?

– В смысле не "вам", а "нам". Ты в рабочей группе, и не обсуждается.

– А ничего, что я давно не являюсь сотрудником Ордена?

– Ты являешься экспертом Патрульной службы Порто-Франко. И, что куда важнее, ты уже в курсе ключевых моментов, не подлежащих разглашению. Проще взять дополнительную подписку с тебя, чем искать кого-то другого и терять время на объяснения.

Что ж, с этой кочки зрения эсбэшник безусловно прав.

– Раз время дорого, я так понимаю, выдвигаться нужно прямо сейчас?

Орденцы снова переглядываются, на сей раз безмолвный диалог завершает Джонс.

– А почему бы, собственно, и нет. Если визита ждут, то ждать будут в любое время, военная база все-таки.

– Тогда ехать лучше не на служебной машине. На случай, если все-таки ждут не на базе, а по дороге.

– Влад, ты параноик.

– Даже у параноика могут быть враги, – хмыкает Геррик. – Уговорил, одолжу у Бригитты ее джипчик.

Массаракш. Двухдверный "самурайчик" фрау Ширмер, конечно, вроде бы имеет заднее сидение, но рассчитано оно, как и вся тачка в целом, на не слишком крупных японцев, и архивироваться там буквой "зю"... Ладно, мы не в трансконтиненталку собрались, десять верст можно и потерпеть.

Территория Ордена, база Патрульной службы в окрестностях г. Порто-Франко. Четверг, 38/08/22, 25:01

Жители Новой Земли, даже старожилы – особенно старожилы, – стараются не очень выбираться в темное время суток за периметр безопасности, окружающий всякое здешнее поселение. И я с ними глубоко солидарен с тех самых пор, как просмотрел краткий справочник местной фауны, а произошло это в первый день моего пребывания в этом мире.

Бывают, однако, случаи, когда этому разумному обычаю не следуют. Вот как сейчас.

Путь, конечно, насквозь знакомый, три четверти жителей Порто-Франко и многие постоянные гости города посещали базу Патруля, а вернее, здешнее стрельбище. Дорога укатанная, пусть и не сильно ровная, машина ухоженная, водитель свое дело знает, расстояние по любым меркам плевое – десять верст с небольшим... Ночь, однако, превращает приятную поездку по знакомой местности в рейд по "Парку Юрского периода", где динозавры уже вырвались на волю и перегрызли всю проводку. Причем ладно бы я со своей всегдашней паранойей, но и Геррик крутит баранку вроде бы молча, а желваки по скулам у него так и гуляют; а Джонс всю дорогу не то молится, не то ругается, глухо, но с чувством, крепко сжимая при этом полицейский "ремингтон". Не знаю уж, для отбиваться от местного зверья "ночью из машины" лучше дробовик с картечью или "укорот" с трассерами – нам это выяснить так и не пришлось, и хвала всем высшим силам.

Часовые на КПП Базы неурочным гостям удивляются, но Геррика узнают и пропускают "самурайчик" без лишней волокиты. Трудно сказать, насколько удивляется ночному визиту сам генерал Уоллес, но во встрече не отказывает и появляется в небольшой переговорной всего через несколько минут после того, как дежурные по гарнизону провожают туда нашу троицу.

Образ канонического генерала – мощного, пузатого и краснорожего, – Уоллес нарушает по всем трем пунктам. Мелкий, сухощавый, слегка прихрамывает, но ходит весьма быстро, и вообще предпочитает во время беседы не сидеть, а бегать по кабинету. В общем, типаж не то Суворова, не то де Тревиля из нашего фильма о мушкетерах. На поясе обычная, без изысков "беретта", на стандартной песочной повседневке ни нашивок, ни планок, а только приколотые над левым нагрудным карманом крылышки ВВС. Нас окидывают жестким оценивающим взором, под которым Геррик взмывает со стула по стойке "смирно".

– Вольно, боец, – бросает Уоллес. – Кто это с тобой?

– Сэр, это территориальный агент Трантер Джонс, Служба безопасности Ордена, – отрекомендованный Герриком эсбэшник чуть приподнимается, наклонив голову, – и Влад Скьербан, эксперт по информационным технологиям из Патрульной службы Порто-Франко, – на сей раз вежливый поклон изображаю уже я.

– И что у вас за спешка?

– Скорее у вас, сэр, – негромко сообщает Джонс. – Под вашим именем и паролем кто-то влезает в компьютеры Ордена, как минимум в полицейском управлении Порто-Франко.

– Так. – Уоллес делает два шага вдоль стола, разворачивается на пятке. – Ошибки точно нет?

– Имя и пароль железно ваши, – вступаю я. – Дело было в прошлую пятницу, вернее, в ночь с пятницы на субботу. Ни вы сами, ни доверенное лицо от вашего имени в это время ведь не заходили в участке Порто-Франко в архивные досье?

– Нет, такого не было, – мрачно поджимает губы генерал. – Картина понятная. Что ж... Что нужно от меня?

– Для начала – где хранится ваш ключ, в смысле, пароль?

– В голове. Мне его организует ваш здешний, Влад, коллега, я это дело запоминаю и тут же сжигаю бумажку.

– И никому не сообщаете потом? – вопрос уже для проформы, но задать нужно.

– Нет. Незачем. В архивах, когда надо, работают мои подчиненные, я сам дальше служебной почты в тот компьютер почти и не лезу.

Занятное кино. Там, за ленточкой, вердикт был бы очевиден – где-то поймал разработанный конкурентом вирус, который и перехватывает пароль, передавая затем куда следует, – но в Новой Земле интернета нет, а сети сугубо местные и друг с другом напрямую не стыкуются. То бишь вирус-то принципиально возможен, однако поймать его генерал мог только здесь, на собственной базе, а пересылать собранные данные сей вирус тоже мог только на один из тутошних узлов. Чтобы отправить их дальше – нужен посредник-человек.

...но нужен – не постоянно, а по сути разово. Выяснить подробности рутинной процедуры "синхронизация любых местных данных с любым сервером любой другой сети", итогом каковых является пересылаемый по радио или, к примеру, на флэшке с курьером условно регулярный информационный пакет Йота, после чего разработать нужную шпионскую прогу и внедрить в местную сеть. Далее в процессе работы вирус просто дописывает пару байт "текущий пароль генерала Уоллеса" в пакет Йота, на той стороне его расшифровывают, а далее дело техники.

Возможно, есть и другие варианты, но пока самым простым мне видится именно этот. Его и излагаю, однако Джонс понимает хорошо если половину, Геррик – от силы треть, а Уоллес, похоже, совсем плавает. Обстоятельство сие генерала не смущает.

– Так. Влад, обсудите этот вопрос со специалистом, делайте все, что нужно. – Указывает мне на дверь, сам выглядывает следом и командует секретарю, или, вернее, ординарцу: – Ник, проводить мистера Скьербана к Девраджу, дать полный доступ и пусть работают.

Территория Ордена, база Патрульной службы в окрестностях г. Порто-Франко. Четверг, 38/08/22, 29:14

Помянутый генералом Деврадж носит трудновыговариваемую индийскую фамилию Драштибахен, так что обращаются к нему либо по имени, либо же по прозвищу Двухколесный. С таким прозвищем вполне предсказуемо, что он оказывается собратом Кинг-Конга из оружейного магазина с базы "Северная Америка". Да, именно, в том самом смысле: тоже живет в инвалидной коляске. Имеют место, конечно, и различия: старший комендор-сержант Дональд Кинг – экс-морпех и родом с Восточного побережья заленточных Штатов, а сержант Деврадж Двухколесный – бывший пилот-вертолетчик из Сурата, штат Гуджарат. Еще Кинг-Конг – наголо бритый негр гориллообразных пропорций, будь у него ноги – был бы двухметровым, тогда как Деврадж – коренастый, некрупный и относительно светлокожий индус, с по-армейски аккуратным седоватым ежиком на черепе и щеточкой таких же усов, и ноги у него не то чтобы целы, но физически есть, просто не функционируют из-за травмы позвоночника. Году в девятом "хьюи", в котором Деврадж тогда был вторым пилотом, где-то у Меридианного хребта напоролся на пулеметную очередь и рухнул; из всего экипажа только Деврадж и остался в живых, при крушении он сломал обе ноги и повредил хребет, а потом прополз, почитай, на одних руках километров двести до ближайшего селения, каковым оказался поселок Форт-Чамберс. Совершенно джеклондоновский сюжет; местные охотники, не понаслышке зная новоземельную фауну, напрочь отказывались верить в подобное диво, однако следы не подделаешь. Ноги-то сержанту врачи подлатали, но крестцовый отдел позвоночника, увы, восстановить не смогли, и ждало бы парня почетное увольнение из рядов плюс пенсия по инвалидности, потому как с такими травмами уже не служат – однако индус упросил лично генерала Уоллеса, "как летун летуна", позволить ему пройти переподготовку, лишь бы остаться в рядах. Генерал согласился, и со временем Двухколесный вырос в начальника отдела материально-технического обеспечения на базе Патрульных сил. За генерала-благодетеля он готов хоть грудью на амбразуру, хоть перегрызть глотку любому клеветнику – пока я объяснял, зачем наша группа вообще прибыла на базу, Двухколесный дважды тянулся за "береттой". В итоге мою позицию индус уяснил, набросал условно уязвимые с этой кочки зрения места системы, и мы в четыре руки принимаемся за дело. Вернее, в восемь рук – Деврадж решил, что раз "проверяющие из центра" не дают спать аж целому однозвездочному генералу и ему самому, то можно испортить отдых и двум подчиненным техникам-специалистам. Правда, их Двухколесный в подробности уже не посвящает, просто ставит задачу и приказывает "копать от забора и до завтрака".