Зыбучие леса (СИ), стр. 15

– А еще, – говорит она, выбравшись из воды, – я хочу на дискотеку.

М-да. Ладно, массаракш, человеки, они разные, и расслабляться им тоже надо по-разному. Так что отвечаю:

– Тут к твоим услугам, считай, четверть города, весь северо-западный сектор красных фонарей – дансинги, ночные клубы, казино и прочие бордели.

– А бордели тут при чем? Я не...

– Вот ты-то как раз и "да". Возьмут подмышку, запихнут в заднюю дверь и обработают не хочу даже думать чем. Чтобы работала на карачках или на спине, как кому удобнее, и не вякала.

Она озадаченно смотрит на меня, видит, что я совершенно не шучу, и издает крик души.

– Но люди ведь ходят!

– Я тебе больше скажу, девять из десяти девчонок прекрасно проводят там время и потом возвращаются, словно с обычного вечерка в дансинг-клубе там, за ленточкой. А то и девятнадцать из двадцати, если интересно, могу поднять точную статистику.

– И что ты предлагаешь? Не ходить, там опасно?

– В другое время я бы сказал "у тебя есть своя голова на плечах, сама и решай". Но раз уж так сложилось, что сейчас за тебя отвечаю я, хотя бы пока работу не закончишь – предложение простое: не ходить одной. Компанией там практически безопасно, лишь бы ты в этой компании была своей. А ты тут ни с кем, кроме меня, не знакома...

– То есть ты хочешь за мной присматривать?

– Совсем не хочу, – фыркаю я, – не люблю ни дискотеки, ни ночные клубы. Не мое. Проблема в том, что запирать тебя в четырех стенах тоже не имею права. Так что мы туда пойдем, но с условием "чтобы в десять вечера были дома". Помнишь про здешние сутки, надеюсь?

– А то!

– Тогда пошли, посмотришь, какой одежки тебе надо для дискотеки. Еще у нас два дела до вечера, одно опять же тебе, другое по работе, а потом можно и на дансинг... – задумчиво чешу бороду, – хотя нет, четыре дела.

– Какие?

– Первое – зайти к мастеру заказать тебе нормальные ботинки, раз уж готовые купить не удалось; второе – забрать копию материалов, которые ты будешь переводить, когда закончишь с журналом Адамса; третье – пригнать из мастерской мой бусик; и наконец, посетить оружейный магазин.

– А оружейный зачем?

– "Маузер" твой продать, тебе он все равно ни к чему – много не дадут, конечно, ну да с твоими капиталами каждый цент на счету, – и прикинуть, во что можно спрятать твой пистолетик, когда будешь на дискотеке.

– А разве там не "зона разоружения"[29]?

– Тут весь город под вывеской "зона разоружения", носить ствол можно только сотрудникам силового крыла Ордена, и то "при исполнении". Плюс в кое-каких лавочках под прилавком дробовик, по отдельному разрешению, а у резидентов города в тумбочке дома может быть припрятан пистолет-револьвер или тот же дробовик, для самообороны и защиты имущества, это – дозволено.

– Но раз на улице пистолет таскать незаконно...

– Пока не начнешь палить попусту, спрятанный в кармане ствол никого особенно не волнует. А если вдруг будет нужен по делу, так власти сперва посмотрят на это твое дело. По крайней мере здесь так. Сама решай; хочешь, бери, нет – не бери, но лично мне уже помогало, причем не раз.

Территория Ордена, г. Порто-Франко. Суббота, 33/08/22, 17:25

Составленный план выполняется четко и по пунктам: порекомендованный Марком сапожник, сняв с Хуаны мерки, подтвердил – действительно, параметры стопы очень нестандартные, однако беспокоиться не о чем, "змеиные ботинки" он девочке сошьет в лучшем виде, из шкуры большого вилорога. В упор не помню, что за зверь, скорее всего, кто-то из здешних антилоп, ну да спецу виднее, какие именно материалы на что лучше годятся. За все удовольствие, то бишь за две пары бутсов со съемными крагами-голенищами, сто экю задатка и еще двести в четверг при окончательном расчете. Да, недешево; но с учетом, что нестандарт, ручная работа и довольно оперативно – оно того стоит, пожалуй. Я, правда, не уверен, что подобная оперативность нам реально требуется, ну да ладно. Тряпок себе на базаре филиппиночка тоже подкупила, для дискотеки и вообще; детально даже не вникаю, все равно ей носить, не мне.

Оружейных магазинчиков в Порто-Франко как было два, так и осталось: только вместо безымянной лавочки Паоло, которую еще в том году мечтал прикрыть Геррик за так и не доказанное, увы, сотрудничество с дорожными налетчиками, конкуренцию "Оружейному лабазу" Билла ныне составляет лавочка "RA Guns and Ammo" в портовом секторе неподалеку от Станционной улицы. Интересно, у хозяина там действительно в пайщиках-компаньонах состоит Русская Армия, или он так, примазывается к знаменитому местному бренду, пользуясь отсутствием в новоземельном административном кодексе понятия "охраны интеллектуальной собственности"? Сугубо из любопытства веду Хуану именно туда, пусть от "Белого коня" и дальше. Оружейный баул все равно несу я, а мне это не вес.

Ассортиментом "Оружие и боеприпасы РА" не поражает. "Для порядка" над стендом присутствует "сто третий" с подствольным гранатометом советского стандарта, но именно что присутствуют, вроде как демонстрационный образец "чем вооружена Русская Армия". Основную же массу стволов на стенде представляют карабины Симонова и "калаши" старых моделей, плюс "гевер-драй", "гаранды" и прочие вполне годные в дело, но не самые новые и дорогие агрегаты, многие – бэу. Из условных раритетов отмечаю разве что "узи" с деревянным прикладом времен примерно Шестидневной войны. И, как и обещано вывеской, цинки боеприпасов с мечом-поверх-шестеренки – клеймом "Демидовскпатрона", – и помеченные тем же знаком ящики с "эргэдэшками" и "эфками". Ну и пистолеты разнообразные, снова же – ан масс для дела, но не для понтов, бюджетные образцы: "макар", "берса", "токарь", "хай-пауэр", "стар" и им подобные.

Продавец, этакий скучающе-носатый товарищ а-ля Жан Рошфор, окинув посетителей внимательным взглядом, даже не пытается изображать назойливо-американское "что-я-могу-для-вас-сделать", за что ему от меня большое спасибо. Мол, вижу, что по делу, вот и излагайте это ваше дело. Все бы так.

Хуана подходит к прилавку с предложением "выкупить ненужный ствол"; воодушевления на лице у продавца не наблюдается, но нет и пренебрежения, стажерка тут такая явно не первая и не десятая. Аргентинский "маузер" он оценивает в две минуты и ожидаемо называет цену в сорок экю "исключительно из искренней симпатии к вам, мадемуазель".

– Подберите нам еще амуницию для скрытого ношения вот этого малыша, – достаю я из баула "глок".

– Субкомпактный? Найдется такая, вам на лодыжку или на пояс внутрь?

– А что посоветуете? Вот на нее, – киваю на филиппиночку.

– Тут уж вам решать, все зависит от стиля одежды. Если носить на лодыжке, мадемуазель нужны просторные и длинные штаны, если на поясе – широкий ремень и свободная рубашка навыпуск. А в таком прогулочном мини даже маленький пистолетик придется держать отдельно в сумочке, под одеждой не спрятать – слишком облегает.

– На поясе, – поразмыслив, соглашается девчонка. – И тогда надо еще докупить ремень и сумочку.

– Посмотрите на базаре к югу от конвойной площади, там были. А кобура вот, пожалуйста, – в изделие из тисненой коричневой кожи "глок" входит как родной, нигде не цепляясь и не застревая. – Здесь клипса; хотите, вешаете внутрь, хотите, переворачиваете вот так и кобура идет наружу для открытого ношения.

После небольшого торга удается обменять ненужный маузеровский карабин плюс восемьдесят три единицы боеприпаса не сильно распространенного калибра на кобуру и красную пластиковую коробочку с полусотней патронов "девять-курц", доплатив лишь десять экю. Все, в ближайшее время Хуане можно не вспоминать о пополнении боекомплекта.